ПЕСНЯ О КАМПАНИИ В АЗИАТСКОЙ ТУРЦИИ

Слова Николая Веревкина
На голос: Преображенского марша

Государевы солдаты
Говорят промеж себя:
Трудно быть нам в Эрзеруме,
Но мы выкажем себя!
Ай, вы гой еси, ребята,
Но мы выкажем себя!
Но мы будем в Эрзеруме!
Хоть, примерно говоря,
Этот город у султана
То ж, что Питер у царя.
Ай, вы гой еси, ребята,
То ж, что Питер у царя.
Хоть он золотом унизан
И брильантами мощен;
Хоть, как ранец, плотно пригнан
И, как перевязь, лощен;
Ай, вы гой еси, ребята,
И, как перевязь, лощен!
Да лишь только граф Паскевич
Громким голосом вскричит:
"Взять его мне, братцы, духом!" -
Так он мигом затрещит.
Ай, вы гой еси, ребята,
Так он мигом затрещит!
Ведь не так ли нас начальство
К Ахалцыку подвело?
Турки плюнули картечью, -
И сраженьице пошло.
Ай, вы гой еси, ребята,
И сраженьице пошло!
Как пошло оно, им перцу
Закатили старики,
И все вражье генеральство
Посадили на штыки.
Ай, вы гой еси, ребята,
Посадили на штыки!
Так неужли сераскира
Не закрутим мы смерчом?
Эка невидаль какая!
Он нам просто нипочем!
Ай, вы гой еси, ребята,
Он нам просто нипочем!
В самом деле, старичишка
Мерз со страху, словно лях,
И, едва завидев графа,
Графу в ноги - чебурах!
Ай, вы гой еси, ребята,
Графу в ноги - чебурах!
И взмолился по-каковски,
И об землю стукнул лбом,
И своим поганым царством
Государю бил челом.
Ай, вы гой еси, ребята,
Государю бил челом!
О, тогда-то лишь солдаты,
Так забравшись далеко,
Догадались, что для Русских
Все возможно, все легко!
Ай, вы гой еси, ребята,
Все возможно, все легко!
Что когда царь слово скажет,
Да начальником у них
Быть Паскевичу прикажет,
То враги - и ах, и их!
Ай, вы гой еси, ребята,
То враги - и ах, и их!
Что с таким вождем-героем
Лишь в поход их поведут,
Они солнце завоюют,
Месяц за пояс заткнут.
Ай, вы гой еси, ребята,
Месяц за пояс заткнут!
И, хватая с неба звезды,
Их потом в Святую Русь
Перешлют к своим красоткам
Вместо жемчуга и бус.
Ай, вы гой еси, ребята,
Вместо жемчуга и бус!

Вторая солдатская песня Николая Веревкина посвященна завершающему этапу русско-турецкой войны - взятию Эрзерума (Арзрума). Участником этих событий был не только Николай Веревкин, но и Александр Пушкин. Веревкин написал песню, Пушкин - знаменитые записки о путешествии в Арзрум. Вещи, конечно, несопоставимые, но касавшиеся одних и тех же событий русской военной истории. "Так неужли сераскира / Не закрутим мы смерчом?" - поется в песне о турецком главнокомандующем. Пушкин довольно подробно описывает этого сераскира до и после взятия Арзрума, живет в "хареме" его дворца, отметив не боевую, а бытовую деталь: "Таким образом видел я харем: это удалось редкому европейцу. Вот вам основание для восточного романа". Паскевич, ставший после взятия Арзрума одним из четырех после Кутузова полных кавалеров ордена Георгия Победоносца, приглашая Пушкина, конечно, ждал, что поэт "воспоет подвиги своих соотечественников", но тот ограничился путевыми записками. "Корпусным поэтом" остался Николай Веревкин.

Антология военной песни / Сост. и автор предисл. В. Калугин. - М.: Эксмо, 2006


Речь идет о русско-турецкой войне 1828-1829 гг., в ходе которой русские взяли закавказские крепости Карс и Эрзурум и подошли к Константинополю, после чего был заключен мирный договор.

Николай Веревкин, унтер-офицер Невского пехотного полка, с 1-м пехотным корпусом под командованием генерала Ивана Паскевича прошел русско-персидскую войну 1826-1828, русско-турецкую войну 1828-1829 и польскую кампанию 1830-1831, сочинив несколько солдатских песен, которые исполнялись в корпусе и всей армии. Опубликованы в 1837 году в ХХ томе "Библиотеки для чтения".


Песни Николая Веревкина:

Песня боевая
Песня на сборе войск
Песня о кампании в азиатской Турции
Песня о Персидской кампании
Песня о Польской кампании
Песня после ученья
Под зеленою ракитой #