НОВОБРАНЦЫ

С деревьев листья облетают
(прямо наземь),
Пришла осенняя пора,
(ёксель-моксель).
Ребят всех в армию забрали
(хулиганов),
Настала очередь моя
(главаря).
И вот приносят мне повестку
(на бумаге, на газетной)
Явиться в райвоенкомат
(в восемь тридцать, можно позже,
с сухарями, кружка сбоку).
Маманя в обморок упала
(с печки на пол, вверх ногами),
Сестра сметану пролила
(тоже на пол. Вот растяпа!)
Друзья, Маманю подсадите
(взад на печку, как и было),
Сестра, сметану подлижи
(языком и снова в крынку).
А я, молоденький парнишка
(лет семнадцать, двадцать, тридцать,
может, больше, я не помню),
На фронт германский подался
(прямо с места и в кальсонах).
За мною вслед бежит Аксинья
(жопа толста, морда синя)
В больших кирзовых сапогах
(на босу ногу, чтоб не жали).
За нею следом Афанасий
(семь на восемь, восемь на семь)
С большим спидометром в руках
(скорость мерять).
Сижу в окопе неглубоком
(метров восемь, с половиной, пули свищут),
Подходит ротный командир
(морда клином, звали Климом).
- Здорово, братцы-новобранцы
(матерь вашу, вашу также)!
Сейчас в атаку побежим
(ровно прямо, и налево, и обратно)!
Летят по небу самолеты
(бомбовозы),
Хотят засыпать нас землей
(черноземом, и навозом, с головою),
А я, молоденький мальчишка
(лет семнадцать, двадцать,
тридцать, может, сорок),
Лежу с оторванной ногой
(для маскировки, челюсть рядом, жрать охота).
Ко мне подходит санитарка
(звать Тамарка,
может, Дунька, может, Клавка,
я не помню):
Давай я рану первяжу
(сикось-накось, кось-на-сикось)
И в санитарную машину «Студебеккер»
(стекла биты, шины рваны,
шесть цилиндров,
было восемь – два украли)
С собою рядом положу
(для интересу, я не против,
только сзади, чтоб не дуло).
С тех пор прошло годов немало
(лет семнадцать, двадцать,
двадцать, тридцать, может, сорок),
В колхозе сторожем служу
(не тужу).
Ращу картошку-скороспелку
(поросятам, людям тоже),
Жену Тамарку сторожу
(от соседа и туристов, чтоб не съели,
а ведь могут, в наше время).
На юг вороны полетели
(ёксель-моксель!),
Пришла осенняя пора…

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996. Перепечатано: В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000.


Эта песенка восходит к очень популярной старинной песне о призыве в армию - "Последний нонешний денечек". Мелодия та же (разве что, может быть, манера исполнения сейчас более "хулиганская").

Есть также "серьезные" варианты - см. "Как быстро лето пролетело", а также поздние еще более абсурдизированные переделки - см. "Марш эфиопов".


Исполнение Эдуарда Успенского и Андрея Максимова, передача "В нашу гавань заходили корабли", "5 канал", 10.05.2010:




ВАРИАНТЫ (4)

1. Новобранцы


С деревьев листья опадают,
ёксель-моксель!
Пришла осенняя пора,
дождь, слякоть.
Ребят всех в армию забрали,
фулюганов, голодранцев,
Настала очередь моя –
дурака!
Пришла повестка на бумажке -
рваной, мятой,
Явиться в райвоенкомат –
в семь часов.
Маманя в обморок упала –
с печки на пол,
Сестра сметану пролила –
весь горшок
коту на рыло!
Не плачь, маманя, лезь на печку –
поживее,
Сестра, сметану подбери –
языком!
А я молоденький мальчишка –
лет семнадцать,
двадцать, тридцать,
сорок восемь,
может, больше,
может, меньше,
сейчас не помню –
На фронт германский подалси –
босиком…
И вот явился я в пехоту –
в третью роту,
И дали мне противогаз –
экстра класс!
Я натянул его на рожу –
Матерь Божа!
Совсем не видит правый глаз –
дыхать нечем!
И вот нарыли мы окопов
сикось-накось,
накось-выкусь,
Приходит ротный командир –
бомбардир!
«Здорово, братцы-новобранцы,
матерь вашу!
Давай в атаку побегим!»
«Беги один!»
Летят по небу самолеты –
бомбовозы,
мессершмитты,
вентиль сзаду,
дуло сбоку,
Хотят сровнять меня с землей,
насовсем…
А я молоденький мальчишка –
лет семнадцать,
двадцать, тридцать,
сорок восемь,
может, больше,
может, меньше,
сейчас не помню –
Лежу с оторванной ногой –
совсем с одной!
Глаз в кармане, челюсть рядом,
притворяюсь,
маскируюсь,
мол, живой!
Ко мне подходит санитарка –
звать Тамарка,
Давай, грит, ногу привяжу –
простыней,
И в санитарную машину –
«стюдебеккер», трехколесный,
без мотора, шестиосный,
два цилиндра, три сломатых,
С собою рядом положу –
просто так, для интересу.
Бежала по полю Аксинья –
морда синя,
В больших кирзовых сапогах,
А за нею гнался Афанасий, -
семь на восемь, восемь на семь,
С большим спидометром в руках –
скорость мерять,
зря старался,
недомерял,
не догнал…

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 3. М., Стрекоза, 2000.


2. Новобранцы

Деревья с листьев опадают
(Прямо наземь),
Пришла осенняя пора,
Ребят всех в армию забрали
(Хулиганов),
Настала очередь моя.

И вот приносят мне повестку
(Шесть на девять)
Явиться в райвоенкомат.
Мамаша в обморок упала
(С печки на пол),
Сестра сметану пролила.

Друзья, маманю подсадите
(Взад на печку)!
Сестра, сметану подлижи!
А я, молоденький парнишка,
(Лет семнадцать)
На фронт германский подался.

А медицинская комиссья
(В голом виде)
Смотрела спереди и взад,
Потом, часок посовещавшись
(Для порядку),
«Копейкин, годен!» - говорят.

Кондуктор дал свисток протяжный
(Очень длинный),
И паровозик загудел.
А я, молоденький парнишка,
(Лет семнадцать)
На фронт германский полетел.

За мною вслед бежит Аксинья
(Морда синя)
В больших кирзовых сапогах.
За нею следом Афанасий
(Восемь на семь)
С большим спидометром в руках.

Вот прибыл я на фронт германский
(Пол второго)
И что ж я вижу вкруг себя:
Над нами небо голубое
(С облаками),
Под нами черная земля.

Сижу в окопе неглубоком
(Метров восемь),
Приходит ротный командир:
«Здорово, братцы-новобранцы
(Матерь вашу!)
Сейчас в атаку побежим!»

Летят по небу самолеты
(Бомбовозы),
Снаряды рвутся подо мной.
А я, молоденький мальчонка
(Лет семнадцать),
Лежу с оторванной ногой.

Ко мне подходит санитарка
(Звать Тамарка),
Давай, я рану перевяжу
И в санитарную машину
(«Студебеккер»)
С собою рядом положу.

И понесла меня машина
(«Студебеккер»)
Через поля, через мосты,
И кровь лилась из страшной раны
(Прямо наземь),
Мочила вату и бинты.

С тех пор прошло годов немало
(Лет семнадцать),
В колхозе сторожем служу.
Ращу картошку-скороспелку
(Поросятам),
Жену Тамарку сторожу.

На юг вороны полетели
(Ёксель-моксель),
Пришла осенняя пора.

На юг вороны полетели
(Ёксель-моксель),
Пришла осенняя пора.

На юг вороны полетели
(Ёксель-моксель),
Пришла осенняя пора.

С фонограммы Алексея Козлова, альбом «Пионерские блатные 2», ТОО «Московские окна ЛТД», 1998


3. Новобранцы

С деревьев листья облетали
(облетали),
Наверно, осень подошла.
Ребят всех в армию забрали
(забрали),
Настала очередь моя.

И вот приносят мне повестку
(повестку)
Явиться в райвоенкомат.
Не плачь, не плачь, моя невеста,
Мне в руки дали автомат.

Мамаша с печки полетела
(прямо на пол),
Сестра сметану пролила.
Не плачь, не плачь, моя мамаша
(мамаша):
Сестра, сметану подберет.

Не знаю, надо иль не надо
(ой, не надо!)
Не знаю, хотел иль не хотел
(не хотел).
Я сел в вагон второй от заду
(от заду),
На фронт германский полетел.

Над нами небо голубое
(с облаками),
Под нами черная земля
(чернозем).
А я лежу на поле боя
(помкомвзвода),
Одной ногой не шевеля.

Летят по небу самолеты
(бомбовозы),
Я весь израненный лежу
(лежу).
Ко мне подходит санитарка
(звать Тамарка).
- Давай, - говорит, - рану перевяжу.

И в санитарную машину
(студебеккер)
С собою рядом положу
(но не вместе)…

С фонограммы Юрия Никулина, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 4, «Восток», 2001


4. Ёксель-моксель

С деревьев листья опадают - ёксель-моксель, -
Пришла осенняя пора.
Ребят всех в армию забрали – хулиганов, -
Настала очередь моя – главаря.

Пришла повестка с райвоенкомату:
Явиться в райвоенкомат – в восемь тридцать, с сухарями. -
Мамаша в обморок упала – с печки на пол, -
Сестра сметану пролила.

Скорей, мамаша, поднимися – взад на печку, –
Сестра, сметану подлижи – языком, -
А я, молоденький парнишка - лет семнадцать,
двадцать,
тридцать,
орок восемь,
может, больше,
я не помню, –
На фронт германский подался.

За мною вслед бежит Аксинья – морда синя –
В больших солдатских сапогах – на босу ногу, чтоб не жали, -
За нею мчится Афанасий – семь на восемь, восемь на семь –
С большим спидометром в руках – скорость мерить.

Лишь только сели мы обедать – щи да кашу, -
Бежит начальник номер два – старшина.
- Здорово, братцы-новобранцы – матерь вашу! –
Жестокий бой уж начался.

Летят по небу самолеты – бомбовозы, -
Хотят засыпать нас землей – черноземом и навозом. –
А я, молоденький парнишка - лет семнадцать,
двадцать,
тридцать,
орок восемь,
может, больше,
я не помню, –
Лежу с оторванной ногой – притворился.

Ко мне подходит санитарка – звать Тамарка. -
- Давай, - грит, - рану первяжу – сикось-накось, -
И в санитарную машину – студебеккер,
трехмоторный,
бесприцепный,
стекла биты,
шины рваны -
С собою рядом положу – только на ночь!

С тех пор прошло годов немало.
В колхозе сторожем служу – не тужу.
Рощу картошку-скороспелку – поросятам,
Жену Тамарку сторожу – от соседа и туристов.

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. - М.: Эксмо, 2006