СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ…

Семнадцать лет, еще мальчишкой
В пилоты он ушел служить.
С машиной быстрой, с звездой на крыльях
Себе утёху он нашел.

Они любили друг друга крепко,
Когда еще были детьми.
И часто-часто порой шептали,
Что не забудем друг друга мы.

Но вот письмо ему прислали
Его хорошие друзья,
Что изменила твоя малютка,
Что уж не любит она тебя сейчас.

- Ну что ж, не любит, так и не надо!
Зачем же я ее люблю?
И что мне стоит с машиной быстрой
Не сделать мертвую петлю?

На высоте пять тысяч метров
Как ветер весело жужжа,
Пилот в крови весь с измятой грудью
Губами медленно шептал:

- Так значит крышка! Так значит амба!
Любви настал последний час.
Тебя любил я еще мальчишкой
И еще больше люблю тебя сейчас!

Две последние строки повторяются

Расшифровка фонограммы Бориса Рубашкина, CD «Любо, братцы, любо…», «RDM», 1995.



Другое название - "Мертвая петля".


Исполнение Владимира Тэна, передача "В нашу гавань заходили корабли", "5 канал", 02.05.2010:




ВАРИАНТЫ (2)

1. Летчик


Они любили друг друга крепко,
Хотя еще были детьми.
И часто-часто они мечтали:
Век не разлюбим друг друга мы.

В семнадцать лет, еще мальчишкой,
В пилоты он служить ушел.
В стальной машине со звездой на крыльях
Утеху он себе нашел.

Писал он часто: «Скоро приеду,
А как приеду, так обниму».
«Я буду ждать, чтоб ни случилось», -
Так отвечала она ему.

Но вот однажды порой ненастной
Письмо пришло к нему издалека.
Со злобной шуткой друзья писали,
Что «больше не любит она тебя».

«Ну что ж? Не любит - так и не надо!
За что же я ее люблю?!
Мне только стоит подняться в небо
И сделать “мертвую петлю”».

Ну что ж? Не любит – так и не надо!
И для петли он руль нажал.
На высоте трех тысяч метров
Пропеллер яростно жужжал.

Вот самолет за дальним лесом
На полной скорости упал.
Пилот в крови весь, с разбитой грудью
Губами бледными шептал:

«Так, значит, амба. Так, значит, крышка.
Настал любви моей последний час.
Тебя любил я еще мальчишкой.
Еще сильнее люблю сейчас».

А в этот вечер она мечтала:
Что вот вернется любимый мой…
А через час она узнала:
Погиб пилот ее родной.

«Ну что ж? Погиб он – и я погибну», -
Решила девушка тогда.
И в тот же вечер в речные волны
С обрыва бросилась она.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).



Близкий вариант

Они любили друг друга крепко...


Они любили друг друга крепко,
Хотя и были ещё детьми.
И часто-часто они мечтали:
Век не разлюбим друг друга мы.

В семнадцать лет, ещё мальчишкой,
В пилоты он служить ушёл.
В машине быстрой с звездой на крыльях
Утеху он себе нашёл.

Писал он часто: «Скоро приеду,
А как приеду, так обниму!»
«Я буду ждать, что б ни случилось», -
Так отвечала она ему.

Но вот однажды порой ненастной
Письмо приходит издалека,
Со злобной шуткой друзья писали,
Что уж не любит она тебя.

«Ну что ж? Не любит, так и не надо!
За что же я её люблю?!
И что мне стоит, пилоту, сделать
С улыбкой мёртвую петлю?»

Ну что ж? Не любит, так и не надо!
И для петли он руль нажал.
На высоте трёх тысяч метров
Пропеллер яростно жужжал.

Вот самолёт за дальним лесом
На полной скорости упал.
Пилот, в крови весь, с измятой грудью,
Губами бледными шептал:

«Так, значит, амба. Так, значит, крышка.
Любви моей последний час.
Тебя любил я ещё малышкой,
Ещё сильнее люблю сейчас».

А в этот вечер она мечтала,
Что вот вернётся любимый мой…
А через час она узнала:
Погиб пилот её родной.

«Ну что ж? Погиб он, и я погибну!» -
Решила девушка тогда.
И в тот же вечер в речные волны
С обрыва бросилась она.

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.



2. Они любили друг друга с детства

Они любили друг друга с детства,
В пилоты он хотел пойти,
В машине звездной подняться в небо,
И счастье там свое найти.

А высота пятьсот пятнадцать,
Пропеллер весело гудит,
«Я знаю любит меня родная», -
Так сердце радостно стучит.

Друзья узнали и написали:
«Она не любит уж тебя».
Друзья писали со злобной шуткой:
«Она другому отдана».

«Ну что ж, не любит, так и не надо,
Зато ее я так люблю,
Ну что мне стоит подняться в небо
И сделать мертвую петлю».

А высота три тыщи метров,
Пропеллер весело жужжал.
«Ну что ж, не любит, так и не надо!»
И на штурвал рукой нажал.

Машина с грохотом вонзилась в землю,
Пропеллер сразу замолчал,
Красивый мальчик с разбитой грудью
Губами бледными шептал:

«Ну что ж, не любит, так и не надо,
Зато ее я так люблю,
Из-за нее я поднялся в небо
И сделал мертвую петлю».

Друзья узнали, похоронили,
Пропеллер сделали крестом,
И часто-часто на той могиле
Девчонка плакала о нем.

Но вот однажды в большую бурю
С обрыва бросилась она.
Вот так погибла возлюбленная пара,
А виноваты всё друзья!

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: