Агния БАРТО


БАРАБАНЩИК

Левой, правой!
Левой, правой!
На парад
Идёт отряд.

На парад
Идёт отряд,
Барабанщик
Очень рад.

Барабанит,
Барабанит
Полтора часа
Подряд!

Левой, правой!
Левой, правой!
Барабан
Уже дырявый.

"Весёлые картинки", 1981, №11



ВЕРА НИКОЛАЕВНА

Отворяет двери нам
Вера Николаевна!
Знает всех по именам
Вера Николаевна!

Но сегодня вдруг она
Спутала нечаянно:
Вовку Юркой назвала
Вера Николаевна.

- Я хотела рисовать,
Только где моя тетрадь,
Вера Николаевна?

- Тротуар покрыт снежком!
Мы пойдём гулять пешком,
Вера Николаевна?

- Если б я была щенком,
Я б на вас не лаяла,
А Трезорка, вот чудак,
Укусил хозяина!

- А вы любите собак,
Вера Николаевна?

- Ой, сегодня суп грибной!
- А вы сядете со мной,
Вера Николаевна?
- Вы ещё ничья жена?

Улыбается она:
- Я не мама,
Не жена,
Но детьми
Окружена.

"Мурзилка", 1980, №11


ВЕСНОЙ В ПАРИЖЕ

Солнце в Париже,
На улицах жарко,
В ярких лучах
Триумфальная арка.

Жарко в Париже,
Ах, жарко в Париже,
Мамы торопят детей:
- Ну иди же!

Даже машины,
А их тут немало,
Движутся медленней,
Двинулась... Встала...

Жарко... Автобусы ходят ленивей.
Вдруг неожиданный
Яростный ливень
Прямо из ясного неба
Как хлынет!
Ливень!
Потоки
Сверкающих линий.

Зонтики, зонтики...
Вмиг парижане —
Сотни прохожих —
Бегом побежали.

Мамы мальчишкам кричат
— Подожди же! —
Вежливы очень
Мальчишки в Париже:
— Зонтик?
— Спасибо,
Он взрослому нужен! —
А сами восторженно
Мчатся по лужам.

...А ливень льётся непрестанно,
Он хлещет, что-то лопоча,
И у цветущего каштана
Трепещет каждая свеча.

1967

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


ВЕТЕР ВО ФЛОРЕНЦИИ

Ветрено, ветрено,
Ветер во Флоренции,
Ветер над балконами
Машет полотенцами.

На верёвках – простыни,
Высоко над улицей,
Высоко над улицей
Вдруг взлетят, надуются.

Джанни – провожатый мой,
Школьник длинноногий –
Шумно объясняет мне
Что-то по дороге.

Он гордится городом,
Башнями собора,
Спрашивает гордо он:
- Нравится, синьора?

Нам без переводчика
Трудно объясниться…
Всё летит, полощется,
Ветер прямо в лица…

Но слова понятными
Делаются сами:
Есть у Джанни в комнате
Ленин в красной раме.
Джанни объясняет мне:
Ленин на портрете…

…Ветер во Флоренции,
Ветер, свежий ветер.

1963

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


В ТЕАТРЕ

Когда мне было
Восемь лет,
Я пошла
Смотреть балет.

Мы пошли с подругой Любой.
Мы в театре сняли шубы,
Сняли тёплые платки.
Нам в театре, в раздевалке,
Дали в руки номерки.

Наконец-то я в балете!
Я забыла всё на свете!

Даже три помножить на три
Я сейчас бы не могла.
Наконец-то я в театре,
Как я этого ждала!

Я сейчас увижу фею
В белом шарфе и венке.
Я сижу, дышать не смею,
Номерок держу в руке.

Вдруг оркестр грянул в трубы!
Мы с моей подругой Любой
Даже вздрогнули слегка.
Вдруг вижу - нету номерка.

Фея кружится по сцене
Я на сцену не гляжу.
Обыскала все колени -
Номерка не нахожу.

Может, он
Под стулом где-то?
Мне теперь
Не до балета!

Всё сильней играют трубы,
Пляшут гости на балу,
А мы с моей подругой Любой
Ищем номер на полу.

Укатился он куда-то...
Я в девятый ряд ползу.
Удивляются ребята:
- Кто там ползает внизу?

По сцене бабочка порхала -
Я не видала ничего:
Я номерок внизу искала
И наконец нашла его.

А тут как раз зажегся свет,
И все ушли из зала.
- Мне очень нравится балет, -
Ребятам я сказала.

"Весёлые картинки", 1981, №7


ДВОЕ ИЗ КНИЖКИ

1

Ходит дрёма, ходит дрёма
По вагону спальному.
Пассажиры спят как дома,
Мчась в дорогу дальнюю.

Спит вагон, молчанья полон,
Только слышится под полом:
«Тук-тук-тук-перестук!
Тук-тук-тук-перестук!»

За оконной тёмной рамой
Белый снег и тишина...
Спит, покачиваясь, мама,
Ночником освещена.

Спят мальчишки-сыновья,
На двоих — одна скамья.

Братьям места маловато,
Разлеглись богатыри.
Старший брат толкает брата:
— Алик, ноги убери.

Младший брат решил вставать:
Ноги некуда девать!
Он вздохнул, глаза протёр,
Вышел сонный в коридор.

Ух, лунища в коридоре!
За окном сиянье льдин.
В этом лунном коридоре
Он, как в космосе, один.

Озаряет свет луны
Двери, двери вдоль стены
Да скамеечки стенные,
Не простые — откидные.

В коридоре, под луной,
Кто гуляет в час ночной?
Кто стучит, людей пугая?
Хлоп — скамейка!
Хлоп — другая!

Вздумал парень лет шести
Все скамейки обойти.

Соскочи с неё -
Сумей-ка,
Чтоб не хлопнула
Скамейка!

То встаёт он, то садится.
Раздаётся грохот, гром.
Прибежала проводница:
— Люди спят, а что творится?!
Уходи, прошу добром...

Не прошло и полминуты,
Вот уже он у дверей.
Он, раздетый и разутый,
Прыг в постель свою скорей.

Но в постели вместо брата,
Вместо Сени-толстяка,
Длинный дядька бородатый,
Пассажир лет сорока.

Он спросонья как подскочит:
— Это кто меня щекочет?

Алексей кричит: «Спасите!»,
Будто рядом страшный зверь.
А чего вопит — спросите? —
Сам влетел в чужую дверь.

2

Светит солнце...
Морозный полдень
Мчится поезд,
Народу полный.

Светит солнце,
И мчится поезд.
Пляшут ёлки
В снегу по пояс.

В белой шали
Из снежных кружев
На косогорах
Берёзки кружат.
Светит солнце,
И мчится поезд.
Младший брат,
У окна пристроясь,
Сто километров,
А может быть, двести
С места не сходит,
Сидит на месте.

Он не скучает,
Он занят делом,
Смотрит: а что там
На свете белом?

Белый лес
Пробежал — исчез.
— Здравствуй, лес!
До свиданья, лес!

Здравствуй, пруд
Под блестящим льдом!
Здравствуй, дом!
До свиданья, дом!

Мы уезжаем,
Нам ехать надо...

Ух, среди поля
Завод-громада!
Красные трубы
На новом зданье.
Здрасьте, трубы,
И до свиданья!..

Галки, галки
Играют в салки!

Он отдохнул,
Помолчал немножко.
Вновь начинает:
— Здорово, кошка! —
Кошка, кошка бежит,
Хромоножка.
Нету кошки,
Исчезла кошка...

Поезд проносится
Мимо станций,
Мчатся деревья,
Толпятся в танце,
А на платформах,
А на платформах
Столько косынок,
Цветных и чёрных!..

Кричит Алёша:
— Здорово, тёти!
Плывут платформы,
И вы плывёте...

3

Славный мальчик —
Старший брат,
Да немного толстоват.
Он, проснувшись спозаранок,
Булку съел и пять баранок,
Два творожных сырка
И сказал: — Я сыт пока.

Краснощёкий, круглолицый,
Он подходит к проводнице,
Говорит ей он хитро:
— Показать вам серебро?

Купит мама пачку чая —
Я обёртку получаю.
А у вас коробок нет?
От конфет? От сигарет?
Мне как раз нужны коробки
Для космических ракет.

Постоял он возле брата.
Алик вдаль глядит куда-то,
От окна уйти не хочет.
(Здравствуй, поле!
Здравствуй, лес!)
А Семён над ним хохочет:
— Расскажи, что было ночью?
Ты, к кому в постель залез?

Вдруг взволновались пареньки -
На них глядит из-под руки,
На них глядит издалека
Тот бородач лет сорока.

Пусть он на младшего
Сердит,
Но и за старшим
Он следит...

Мчится, торопится
Поезд скорый,
Мчится, стремится
В Уральские горы.

Больше не видно
Ни поля, ни леса.
Снежная с неба
Спустилась завеса,
Сыплется снег...

А за окнами, рядом,
Алик командует
Снежным парадом.
Руку поднимет —
Кружатся снежинки,
Руку опустит —
Ложатся снежинки.

Но командир
Что-то слишком взволнован,
Длинного дядьку
Увидел он снова,
Снова увидел он
Дядьку ночного.
Что он явился
Во время парада?
Нет, непонятно,
Ну что ему надо?!

4

У старшего брата
Добра-то, добра-то!
Разные пробки, коробки
На столике,
Столько, столько,
Ещё полстолько.

Разные пробки,
Коробки от мыла.
Всё проводница
Ему раздобыла.

Старший доволен,
Богатством гордится.
Младшему тоже
Коробка годится.

Тянет к себе он
Коробку от мыла.
Вы не поверите,
Дальше что было!

С криком дубасят
Друг друга мальчишки.
Вмиг остаётся
Коробка без крышки,
Падает на пол,
Ракетой не ставши...
Но не сдаются ни младший,
Ни старший.

— Какой позор! — вздыхает мать. —
Не скрыть позора:
Пришлось детей мне разнимать.
Боюсь, водой их разливать
Придётся скоро.

Вдруг бородач лет сорока
Заговорил некстати:
— Я знаю вашего сынка,
Он спал в моей кровати.

— Не нужно мне таких ребят, —
Вздыхает мама. —
Уйду куда глаза глядят
По шпалам прямо.

Тут старший брат
И младший брат
Как завопят!
Как завопят!..

Услышав плач
И чей-то крик,
Приходит
Главный проводник,
И все глядят
На двух мальцов:
— Ну кто они,
В конце концов?!

И вдруг сказал тот человек,
Тот бородач, тот самый:
— Я знаю — это Чук и Гек
Куда-то едут с мамой.
Они косятся на меня,
А я гляжу на них полдня.

Тут старший брат
Пожал плечом:
Мол, непонятно,
Вы о чём?

И младший тоже удивлён.
Сказал он, глянув косо:
— И вовсе нет таких имён:
«Чук-чук», — стучат колёса.

Смеётся длинный человек:
— Ты жадный, Чук,
А это — Гек.

Кричат мальчишки: — Что вы?
На свете нет таких имён.
Я — Алексей, а он — Семён,
И оба мы Дроздовы.

У нас и дедушка Дроздов —
Водитель скорых поездов.
А мы Дроздовы-внуки,
При чём тут «Геки-Чуки»?

Смеётся длинный человек:
— И всё равно вы Чук и Гек.
И для меня вы всё равно
Знакомые мальчишки.
Я знаю вас давным-давно.
Вы — мальчики из книжки.

Там всё написано точь-в-точь:
И как вопил ты в эту ночь,
Хоть паренёк неробкий,
И как подраться вы не прочь
Из-за пустой коробки.

Двух пареньков
Бросает в жар.
— Кто написал про нас?
— Гайдар.
Он ваш отчаянный народ
Знал как свои пять пальцев.
(А поезд мчит вперёд, вперёд,
Гудит: «Не поп-па-дай-ся!»)

Ребят сомнение берёт:
Гайдар волшебник, что ли?
(А поезд мчит вперёд, вперёд.
Метель бушует в поле.
Запорошил все окна снег,
В стекло стучит упрямо.)

— А мой Алёша правда Гек,
— Вдруг согласилась мама. —

Но он ещё и спорщик,
Не только фантазёр,
Сердито лоб наморщит
И начинает спор.

А старший даже в яслях
Был до того запаслив,
Был жадным ползунком -
Таскал игрушки в яслях
И прятал их тайком.

— А где живёт теперь Гайдар?
— Он молодой?
— Не очень стар? —
Расспрашивают дети.

Вздыхает длинный человек,
Он, помолчав, ответил:
— Нет, дорогие Чук и Гек,
Гайдара нет на свете...
Про ваш мальчишеский народ
Уже он не напишет
И во дворе не соберёт
Вокруг себя мальчишек...

Погиб писатель на войне...
А снег летит, летит в окне,
А снег летит,
Всё снег да снег,
Протяжный свист метели...

«Чук-Чук и Гек,
Чук-Чук и Гек!» —
Колёса вдруг запели.

"Мурзилка", 1984, №1 - в рубрике "Из "Мурзилки" прежних лет"


ИГРУШКИ

ЛОШАДКА

Я люблю свою лошадку,
Причешу ей шёрстку гладко,
Гребешком приглажу хвостик
И верхом поеду в гости.

ГРУЗОВИК

Нет, напрасно мы решили
Прокатить кота в машине:
Кот кататься не привык -
Опрокинул грузовик.

МЯЧИК

Наша Таня громко плачет:
Уронила в речку мячик.
- Тише, Танечка, не плачь:
Не утонет в речке мяч.

ЗАЙКА

Зайку бросила хозяйка -
Под дождём остался зайка,
Со скамейки слезть не мог,
Весь до ниточки промок.

КОЗЛЁНОК

У меня живёт козлёнок,
Я сама его пасу.
Я козлёнка в сад зелёный
Завтра утром отнесу.
Он заблудится в саду -
Я в траве его найду!

КОРАБЛИК


Матросская шапка,
Верёвка в руке,
Тяну я кораблик
По быстрой реке.
И скачут лягушки
За мной по пятам,
И просят меня:
- Прокати, капитан!

"Весёлые картинки", 1984, №10



Испанским детям – сыновьям и дочерям республиканских бойцов, сражавшихся с фашистами в Испании.

ЛОЛИТА

Лолита, десять лет тебе,
Но ты привыкла к всему:
К ночной тревоге и стрельбе,
К пустому дому своему.

И ранним утром у ворот
Стоишь подолгу ты одна.
Ты ждёшь:
А вдруг отец придёт?
А вдруг
Окончилась война?

Нет, вновь пожар!
Дома горят.
Ревёт снаряд над головой,
И ты опять зовёшь ребят
Смотреть воронки в мостовой.

Идёт колонна мимо вас,
И ты знакомому бойцу
Кричишь: «Маноло, в добрый час!
Что я жива, скажи отцу».


МАМИТА МИЯ

В Ленинград из Барселоны
Потянулись эшелоны –
Это дети покидают
Тёмный горд осаждённый…

Черноглазая Мария
За окном вагона плачет
И твердит: «Мамита мия!»
А «мамита» - мама значит.

- Подожди! Не плачь! Не надо! -
Шепчет мальчик из Малаги. –
Едем к детям Ленинграда.
Там знамёна, песни, флаги!

Там мы будем жить с друзьями.
Ты письмо напишешь маме.
Вместе праздновать победу
Я в Мадрид с тобой поеду.

Но кудрявая Мария
За окном вагона плачет
И твердит: «Мамита мия!»
А «мамита» - мама значит.


Я С ТОБОЙ

Можно спать. Окно закрыто,
На засов закрыта дверь.
Восьмилетняя Анита
В доме старшая теперь.

Говорит Анита брату:
Месяц на небе погас,
От фашистских самолётов
Темнота укроет нас.

Ты не бойся темноты:
В темноте не виден ты.
А когда начнётся бой,
Ты не бойся – я с тобой…


НАД МОРЕМ ЗВЁЗДЫ

Над морем звёзды,
В горах темно.
На сбор Фернандо
Ведёт звено.
Зачем назначен
Сегодня сбор?
Фашисты город
Штурмуют с гор.
Вот глухо ухнул
В горах снаряд.
Зачем Фернандо
Созвал ребят?
Он шепчет: - Слушай,
Разрушен мост,
В деревне рядом
Фашистский пост.
Пока не брезжит
В горах рассвет,
Возьмём винтовки,
Здесь трусов нет! –
Вновь где-то ухнул
Вдали снаряд,
Идут мальчишки
Цепочкой в ряд.
На сбор последний
Идёт звено.
Над морем звёзды,
В горах темно.


РОБЕРТО

Роберто, детский голос твой
Суровым стал за этот год.
Ты просишь взять тебя с собой,
Когда отряд на фронт пойдёт.

Роберто... Мы сидим вдвоём,
И ты рассказываешь мне
О днях тяжёлых, о войне,
О брате раненом твоём.

О том, как падает снаряд,
Взметая кверху столб земли,
И как друзей твоих, ребят,
В соседний госпиталь несли.

О том, что часто плачет мать,
И нет известий от отца,
И что умеешь ты стрелять
Не хуже взрослого бойца.

Ты просишь взять тебя с собой,
Когда отряд на фронт пойдёт.
Роберто, детский голос твой
Суровым стал за этот год.


КЛЯТВА

Есть в Испании обычай:
Называют пальму в роще
Славным именем героя,
Победившего в бою.

Никогда в бою ты не был,
Не держал в руках винтовки,
Но назвали пальму в роще
В память светлую твою.

Никогда в бою ты не был,
Но раздался рёв снаряда, —
Ты был ранен в мирном доме
В ночь, когда пришли враги.

Было лет тебе немного,
Но умел ты быть отважным.
За окном дорога в горы,
Ты сказал сестре: «Беги!»

Было лет тебе немного,
Но умел ты быть отважным,
Ты врага достойно встретил,
Ты сказал в лицо врагу:

— Я за мир и за свободу
Мой отец республиканец!
И победа будет нашей —
В этом клятву дать могу!

И склоняются в салюте
Пионерские знамёна,
Клятву юного героя
Повторяет весь отряд:

— Мы за мир и за свободу,
И победа будет нашей!
За товарищей погибших
Пионеры отомстят.

1937

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.



КРАСНОКОЖИЕ

ГОСТЬ ИЗ АМЕРИКИ

В школу,
На улицу Чехова,
К детям
Туристка приехала.

Седая, в оранжевой блузке,
Ни слова не знала по-русски,
Но всем пожелала успехов,
Спросила: - А кто это Чехов?

В школу,
На улицу Чехова,
Она издалёка
Приехала.

Она летела и плыла
К нам из Сан-Франциско,
К нам и внука привезла
Бабушка-туристка.

Мальчик ростом невысок,
Пьёт с утра томатный сок,
Ходит в брючках до колена,
В куртке-распашонке.
- Он из книжки Марка Твена! -
Шепчутся девчонки.

А в каком он классе?
В третьем?
Мы его как друга
Встретим!

Тут Наташа, ей лет восемь,
Смело руку подняла,
Говорит: - Давайте спросим,
Как в Америке дела?

- Тише, дети, я прошу,-
Сказала переводчица. -
Прекратите этот шум,
Хочу сосредоточиться.

При чём тут переводчица?
Побегать людям хочется!
Все кричат: - Хау-ду-ю-ду!
Погоняем мяч в саду!

А гость как расхохочется.
Он, видно, весельчак!
При чём тут переводчица?
Понятно всё и так!

Подружились дети
С мальчиком в берете.

Первоклассница Алёнка
Принесла ему котёнка
Из живого уголка.
Говорит: - Играй пока.

Оказалось, в Сан-Франциско
Есть точь-в-точь такая киска.

Гость освоился вполне,
Хлопнул Свету по спине.
- Что ты делаешь, чудак! -
Удивилась Света.
Оказалось - это в знак
Дружбы и привета.

На лавку в школьном скверике
Друзья решили сесть.
У гостя из Америки
Вопрос к ребятам есть.

- Ну, спрашивай, что хочется -
На то и переводчица.

- А что, у вас в индейцев
Играют или нет?
- Играем, разумеется! -
Кричат ему в ответ.

Мы в пионерском клубе
Построили вигвам.
Принёс вожатый бубен,
Сказал: «Подарок вам!»

- Сюда несите бубен,
Играть в индейцев будем.


БУБНЫ БЬЮТ

Объявил вожатый вдруг:
- Становись, индейцы, в круг!
Мы не в школьном скверике,
Мы уже в Америке.

В сиянье солнечных лучей
Тут пляшут краснокожие,
На наших юных москвичей
Совсем и не похожие.

Тут бубны бьют,
Как звонкий дождь,
Всех оглушили прямо!
Смотрите -
Вышел главный вождь
Из главного вигвама.

Выходят главные жрецы,
За ними главные певцы,
На головах у них венцы,
Цветные птичьи перья
(Здесь не Москва, а прерия).

В честь солнца нынче торжество.
Спешите! Праздник начат!
Соседи все до одного
К соседям в гости скачут.

А бубны бьют,
Как звонкий дождь,
Гремят, рокочут бубны,
И всех гостей встречает вождь
Улыбкой дружелюбной.

Бубны бьют!
Кипит веселье!
У танцоров свой обычай -
Вот на корточки присели
И запрыгали по-птичьи.

И такой раздался щебет,
Птичий гомон,
Птичьи трели,
Что в ответ
Все птицы в небе
По-индейски засвистели.

Песня, лейся!
К солнцу взвейся!
Всё быстрей,
Всё жарче танец!

- Ну, пора стрелять в индейцев! -
Крикнул гость-американец.

Он испортил всю игру!
Он кричит: - Я белый!
Захочу - и отберу
Ваши самострелы.

Мы владеем этим краем,
В плен индейцев забираем.
Заявляю краснокожим -
Мы их лагерь уничтожим!

Окружили дети
Мальчика в берете:
- Ты хотя и белый,
Лучше так не делай!

- Ты не смей, - сказала Света, -
Праздник солнца омрачать,
Или будешь ты за это
Перед всеми отвечать!

- Кулаками ты не действуй! -
Все кричат наперебой. -
Мы от имени индейцев
Рассчитаемся с тобой!

Гость в опасности, пожалуй,
Но вожатый умный малый,
Говорит: - Напомню вам -
По индейскому закону,
Пальцем гостя я не трону,
Если гость пришёл в вигвам.

- Мы, индейцы-звероловы,
Трусов нету между нами,
Спорить в храбрости готовы
Мы с другими племенами.

Но любой из нас умеет
Дверь для гостя распахнуть,
И всегда найдёт индеец
К сердцу гостя верный путь.


ТРУБКА МИРА

Зазвенели бубны снова,
Снова пляшет детвора,
Раздаётся птичий говор,
Продолжается игра.

Песня лейся!
К солнцу взвейся!..
Гостя в круг
Зовут индейцы,
А Светланка,
Индианка,
К сердцу гостя
Ищет путь:

- Если хочешь,
Птицей будь
И чирикай
Как-нибудь!

Все свистят, поют, стрекочут.
С криком кружатся в кругу.
Гость сказал:
- Я, между прочим,
Как скворец свистеть могу.

Он и впрямь свистит отлично,
Он защёлкал как скворец.
Снова пляшет стая птичья,
К ней прибавился птенец.

Всё сильней рокочет бубен,
Продолжается игра.
- Разжигать, индейцы, будем
Трубку мира у костра!

Трубки нет, не в этом дело,
Взяли ветку подлинней.
На траву Светланка села,
Гость уселся рядом с ней.

А вокруг сверкают искры,
Разгораются костры.
Гость вздохнул:
- А в Сан-Франциско
Нет пока такой игры!

Говорят индейцы гостю:
- Ты теперь нас не забудь!
И на память на берёсте
Нарисуй нам что-нибудь…

…Где же бабушка-туристка?
А она давно по списку
Осмотрела всё вокруг
И спросила: - Где мой внук?

Где мой внук? - зовёт туристка. -
Надо ехать, вечер близко.
Что ты делаешь, дружок?
- Трубку мира я зажёг!

Удивляется туристка:
Пляшет внук её в кругу
И кричит:
Я в Сан-Франциско
Трубку мира разожгу!

1958

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


МАДЛЭН

У школьницы-француженки,
Её зовут Мадлэн,
У школьницы-француженки
Серёжки — две жемчужинки
И гольфы до колен.

Идёт она по улице,
Не вертится, нет, нет!
Идёт она по улице,
Как подобает умнице
Одиннадцати лет.

Я говорю ей:
— Будь добра,
Скажи,
Где «Плас
де л'Опера»?

— Ах, с удовольствием, мадам!
Наверно, вы туристка?
Ваш путь всё время будет прям,
Отсюда очень близко.
Я проводить бы вас могла,
Но, извините, ждут дела.

И восклицает вдруг
По-детски
(Хоть развита не по годам):
— Ах, вы Москва?
Союз Советский?
Вы были в космосе, мадам?

1967

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


МОИ ПЕСЕНКИ
Перевод с детского от имени Янека из Польши, ему 8 лет

У меня в голове
Не одна и не две
Скачут песенки.
Как кузнечик в траве,
Скачут песенки.

Их – полна голова,
В них вбегают слова
Как по лесенке.
Говорят они мне
О зиме, о весне,
Эти песенки.

Не слышны никому,
Только мне одному,
Мои песенки.

"Мурзилка", 1981, №2


НА ДАЧЕ ВЫКЛЮЧИЛИ СВЕТ

На даче выключили свет,
И, как нарочно, свечек нет!

На ощупь сели мы за стол,
И разговор отец завёл -
Как были улицы темны
Давно когда-то. В дни войны.

Сказала мама: завтра днём
Ты мне расскажешь. Не при нём…
Я понял: значит, не при мне
Пусть он расскажет о войне!

Боится мама за меня?
Расплачусь, что ли, без огня?!

Войну я видел столько раз –
Войну во весь экран,
И приходил к нам в первый класс
Недавно ветеран.

Я много знаю о войне,
Не знает мама обо мне!

О красоте Кавказских гор
Заводит папа разговор,
Что лучше гор на свете нет…

Но тут как раз включили свет,
И мама счастлива: ура,
Давно ребёнку спать пора…

"Мурзилка", 1980, №11


НА ФЕСТИВАЛЕ

На груди у паренька
Двести двадцать два значка!

Так они горят, сверкают,
Что видны издалека,
Будто блеска заняли
У созвездий на небе.

На груди у паренька
Двести двадцать два значка!

В летний праздничный денёк
Раздаёт их паренёк,
Дарит гостю дорогому,
Одному даёт, другому...

Гостю с дальнего Гаити,
Делегатам Гватемалы
Предлагает он: — Берите!

Он, как видно, славный малый —
Ради дружбы, ради братства
Раздаёт своё богатство.

1956

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.



***

Не удивляйтесь – я влюблён,
Хотя и сам я удивлён,
Понять не в состоянье,
В каком я состоянье.

Влюблённый, удивлённый,
Хожу я за Алёной,
За шапочкой зелёной.

Я с ней недавно во дворе
Случайно рядом сел,
И вот ищу я в словаре
Слова на букву «Л»:
«Любовь», «любить»,
«Любимым быть»…

Словарь меня не подведёт,
Сижу, склонясь над ним,
И узнаю: «Любимый тот,
Кто кем-нибудь любим».
Я изучаю вновь и вновь:
«Любить – испытывать любовь».

Нет, я, по правде говоря,
И начитавшись словаря,
Понять не в состоянье,
В каком я состоянье.

Влюблённый, удивлённый,
Хожу я за Алёной,
За шапочкой зелёной.

"Мурзилка", 1992, №3-4


НОВАЯ СНЕГУРОЧКА

Индийской девочке Шомите, московской школьнице

В школе готовятся
К праздничной ёлке:
Красные шапочки,
Серые волки.

Маленький Алик
Стучится к соседям:
- Слышали новость?
Я выбран медведем!

В классах идут
Разговоры и толки:
- Кто же Снегурочкой
Будет на ёлке?

И наконец-то
На праздничном сборе
Пляшет Снегурочка
В белом уборе.

- Как, Снегурочка, дела
Почему ты так смугла?
- А она, - кричат ребята, -
В жаркой Индии жила!
И ни снега и ни льда
Не видала никогда!

А теперь в Москве у нас
Поступила в первый класс.
Ой, а в Индии слоны
Вот такой вышины!

Шире круг, шире круг!
Ёлка в ярких бусах…
У Шомите сто подруг,
Синеглазых, русых.

Первоклассник Дед-Мороз
Подбежал к Снегурке:
- У меня к тебе вопрос:
Ты играешь в жмурки?

Ну-ка в пляс,
Первый класс,
Круг, ребята, шире!

Ёлка блещет и горит
И о дружбе говорит,
И о мире.

1956

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


ПЕРЕД СНОМ

Зажигают фонари
За окном.
Сядь со мной,
Поговори
Перед сном.

Целый вечер
Ты со мной
Не была.
У тебя всё дела
Да дела.

У тебя я не стою
Над душой,
Я всё жду,
Всё молчу,
Как большой…

Сядь со мной,
Поговорим
Перед сном,
Поглядим
На фонари
За окном.

"Мурзилка", 1981, №2


ПЕТЯ РИСУЕТ

Взял художник краски,
Рисует на терраске.

Разные краски
Художнику нужны.
Зелёная краска
Нужна для весны.

Очень хорошая краска -
Оранжевая!
Солнце сияет,
Небо загораживая,
Расходятся в стороны
Сотни лучей -
Каждый луч
Шириной в ручей!

Синий - тоже нужный
И хороший цвет:
Для природы южной
Лучше краски нет.
Стоит под синим небом
Высокая скала.
В Крыму художник не был.
Но мама там была.

- Чёрную краску
Лучше не брать! -
Танюша даёт совет. -
Только испортишь
Свою тетрадь!
Зачем тебе чёрный цвет?

Петя не маленький,
Он пионер.
Жил он в колхозе
Всё лето.

Он говорит:
- А земля, например,
Тоже ведь чёрного цвета!
На Украине у нас чернозём,
Зреет густая пшеница на нём.

***

Сегодня мальчикам рассказ
Вожатая читала.
Сегодня слушал третий класс
О странах капитала.

Пришёл домой художник наш
И взял тетрадь и карандаш.

Рисует он высокий дом
В Америке, в столице.

Дом помещается с трудом
В тетрадке на странице.
И здесь, на этом же листе,
Лачуги жмутся в тесноте.

Здесь, на рисунке этом, нет
Ни скверика, ни сада!
Решает Петя: в чёрный цвет
Всё это красить надо.

Здесь тюрьма!
Полицейский в каске!
Здесь нельзя
Без чёрной краски.

Зовёт он младшую сестру
(Танюша в первом классе).
Она глядит: - Не разберу,
Кого ты так раскрасил?

Что тут за люди?
Чей портрет?
Испортил листик чистый! -
А он в ответ:
- Людей тут нет!
Тут капиталисты.

- Портрет похож, - сказал сосед, -
Но для чёрных дел
Даже этот чёрный цвет
Тоже слишком бел.

- Постой, - сестра не поняла, -
Что значит: чёрные дела?

Петя рисует: сидит банкир,
А рядом - семья банкира.
Они не дадут свою подпись за мир,
Все они против мира!

Это они затевают войну,
Сидя спокойно дома.
Петя сказал: - Я их всех зачеркну,
Вырву я их из альбома!

Таня сказала: - испортил тетрадь!
И всё из-за чёрного цвета.
Я говорила: зачем её брать,
Чёрную краску эту?

Не нужно нам чёрной краски,
Сделай землю цветной!
Пусть засверкают, как в сказке,
Краски все до одной.

Петя сказал: - Согласен! -
Взял два чистых листа.
Петя сказал: - Раскрасим
Землю во все цвета.

Пусто на этой странице.
Пустыня… Песок сплошной.
От ветра он будто дымится.
Пустыня… Палящий зной.

Петя широкую синюю
Линию нарисовал:
Это канал в пустыне,
Это Туркменский канал.

Не будет безводных степей,
Изменит канал природу,
Скажет: "Пожалуйста, пей
Прозрачную, чистую воду".

Сады расцветут в пустыне,
Появятся тут весной
Зелёная, жёлтая, синяя -
Краски все до одной.

Отсюда по новой трассе
Пойдут корабли на Каспий,
А школьник получит двойку,
Если про новую стройку
Плохо ответит в классе.

Плывут корабли на Каспий,
Солнце пылает вдали.
Петя по новой трассе
Сам поведёт корабли.

Синие волны плещут,
Флаги на солнце блещут,
Заняли пол-листа.

Краска сверкает красная!
Эта краска прекрасная,
Лучше, чем все цвета.

Вот развернулось
У Пети в тетради
Красное знамя
На мирном параде.

Не сосчитаешь
Ярких полотнищ.
В красных знамёнах
Красная площадь!

- Знаешь, я что нарисую? -
Петя придумал вдруг. -
Это за мир голосуют
Тысячи поднятых рук.

Он красит красной краской
Звезду на башне Спасской.

1950

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


ПО ДОРОЖКЕ, ПО БУЛЬВАРУ…

Блещут горы снеговые
Белизной,
А внизу, в садах Софии,
Летний зной.

Под снежными Балканами
Акации цветут,
Лилянами, Цветанами
Тут девочек зовут.

Лиляна и Цветана,
Две маленьких болгарки,
В Софии утром рано
Катали обруч в парке.

- Катись, мой обруч жёлтый, -
Цветана пела вслед. –
Хочу, чтоб обошёл ты
Все страны, целый свет.

По дорожке,
По бульвару,
По всему земному шару.

И, подружке помогая,
Пела девочка другая:

- Вертись, мой обруч жёлтый,
Как солнышко свети!
Куда бы ни зашёл ты,
Не свёртывай с пути!

По дорожке,
По бульвару,
По всему земному шару.

Весёлый, детский обруч,
Пройди по всей планете!
Тебя с приветом добрым
Не зря послали дети.

По дорожке,
По бульвару,
По всему земному шару.

1955

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.



РАЗМЫШЛЕНИЕ
Перевод с детского от имени Селима СЕЛЬЖИ из Кении, ему 12 лет

Я удивляюсь,
Мне просто не верится:
Я не узнал тебя,
Скромное деревце!
Я прибегал к тебе
Ростом помериться,
А вот сегодня
Пришёл к великану!
Нижнюю ветку
И ту не достану,
Не доберусь до тебя
И по лесенке.
Мы же с тобой
Одногодки, ровесники…
Просто не верится,
Кажется странным,
Как удалось тебе
Стать великаном.

"Мурзилка", 1981, №2


РИСУНОК

Это – город. Как высок он!
Сколько крыш! И сколько окон!
Смотрит голубь сверху вниз,
Он уселся на карниз.

А на самом первом плане
Нарисован человек.
Выше всех высотных зданий
Получился человек.

Он стоит, такой красавец
В рыжей шубе меховой,
Голубых небес касаясь
Непокрытой головой.

Почему он выше крыши?
Он высокой башни выше,
Возвышается над ней!
Он зачем такого роста?

Всё понятно, очень просто:
Человек-то всех главней!

"Мурзилка", 1981, №2



ТВОЙ ПРАЗДНИК

1

Чтоб скорей дождаться
Завтрашнего дня,
Дети спать ложатся
Рано, без огня.

Платьица - на стуле,
Девочки заснули.
Спать легли москвички,
Заплели косички.

Встали утром, на заре, -
В комнате светло.
На стене в календаре
Красное число.

А на севере, где снег,
Где морозы люты,
Встали утром раньше всех
Мальчики-якуты.

Сколько снегу намело!
Но флажками расцвело
Зимнее село,
И глядит с календаря
День Седьмого ноября -
Красное число.

Календарь такой же самый
В тихом домике над Камой,

В новом доме на Днепре
Красный день в календаре.

И на юге, где тепло,
Тоже красное число.

Туфли-босоножки,
Песчаные дорожки,
В море тёплая вода -
Детский сад бежит сюда.

Флаги в гавани висят.
Вслух считает детский сад:
- Посмотрите, сколько флагов!
Десять! Двадцать! Пятьдесят!

2

Об Октябре поёт Москва,
О празднике великом,
И слышны её слова
И русским и таджикам.

И слышат праздничный салют
Мальчики-якуты,
А самый маленький якут
Считает вслух салюты.

Всех пионеров, всех ребят
Октябрь сдружил навеки.
Он у костра собрал отряд,
Он много лет тому назад
Зажёг костёр в Артеке.

И у братьев и сестёр
На значках горит костёр.

Вот, косички по привычке
Поправляя на ходу,
В пары строятся москвички -
Детский сад несёт звезду.

Пляшет девочка-узбечка,
На руке блестит колечко.

У узбечки нет привычки
Две косички заплетать:
У москвички - две косички,
У узбечки - двадцать пять.

В Стране Советской всех ребят
Октябрь сдружил навеки,
Он у костра собрал отряд,
Он много лет тому назад
Зажёг костёр в Артеке.

3

Скоро станут косами
Тонкие косички,
Скоро станут взрослыми
Девочки-москвички.

Будут звать по отчеству
Бывших пионеров:
Агронома, лётчицу,
Новых инженеров.

«Мне б учительницей стать! -
Думает узбечка. -
Буду детям ставить «пять»
За каждое словечко».

Самый маленький якут
Будет агрономом -
Пусть в тайге хлеба растут
Прямо перед домом!

Выйдут в степи чабаны,
В цех войдут бригады -
Для своей родной страны
Все трудиться рады!

Пусть посадит садовод
Новый сад фруктовый.
Новый выстроишь завод,
Дом построишь новый!

Хочешь быть пилотом? Будь!
Хочешь - в море плавай!
Выходи смелее в путь,
Возвратись со славой.

А сегодня праздник твой,
Гром салютов над Москвой!

От знамён везде светло,
Всюду - красное число.

1946

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


ЧЁРНЫЙ НОВИЧОК

1

Городок у берега,
Пальмы, пальмы, пальмы…
Мы с тобой в Америке, -
Вот куда попали мы.

Мы с тобой в Америке,
Где-то в южном штате,
В городке у берега
Погостим, читатель?

Город тихий, маленький,
В стороне от трассы.
Девочки и мальчики
Утром ходят в классы.

И читают дети
По дороге в школу:
«Пейте, пейте, пейте,
Пейте кока-колу».

По асфальту гладкому
За машиной плоской
Пробегут, зацокают
Лошади с повозкой.

Засверкав, закружатся
Спицы мотоцикла,
И затихнет улица -
К тишине привыкла.

Тут монтёр по городу
Ходит утром ранним
С разными отвёртками -
С мастерской в кармане.

Тут в аптеке - сладости!
Пирожки с орехами.
Что ж, читатель, радуйся -
Вот куда приехали!

2

Живёт мальчишка в городке,
Он чёрен до того -
В сарае, в тёмном уголке,
И не найдёшь его.

И не найдёшь,
Хоть рядом стой, -
Малыш
Сольётся с темнотой.

Но зубы белые блеснут,
И сразу видно:
Вот он! Тут!

Зовут мальчишку Томом.
С утра, часов с семи,
Играет перед домом
Он с младшими детьми.

Он нянчит чёрных, голых
Братишек и сестёр,
Смеётся во весь голос,
Поёт им всякий вздор.

Сестрёнкам чернолицым
Он обещал не раз:
- Вот я начну учиться,
Начну учить и вас.

Он славный мальчик,
Этот Том!
Ещё мечтает он
О том,
Как по дорожке лунной
Он влезет на Луну,
Вот удивятся люди,
Воскликнут: «Ну и ну!»

Потому на пристани
Ждёт он дотемна,
Смотрит долго, пристально,
Как блестит луна,
Как бежит волна.

3

Что случилось? Не пожар ли?
Слышны крики белых мам.
Раздаётся: - Чарли! Чарли!
Джими, Джонни, по домам!

Городок шумит, встревожен.
(Где спокойствие, покой?)
Все твердят о чернокожем,
О каком-то чернокожем...
Кто же кто же он такой?

Он идёт в рубашке новой,
Новичок черноголовый.

В башмаках, не как-нибудь,
Он с утра пустился в путь.
И, прижав его к груди,
Мать сказала: - Ну иди...

Но стоят на перекрёстке
Дети, взрослые, подростки
И кричат все вместе, разом:
- Здесь не место черномазым!

Объяснить им хочет Том:
- Подождите, дело в том...

Башмаки не зря надел он:
Обещал учитель белый,
Обещал, что примет в класс.
Мать сказала: - В добрый час.

Но кричат все вместе, разом.
- Потерял учитель разум!
Потерял учитель разум -
Помогает черномазым!

Пусть толпа стоит стеной,
Всюду злые лица,
Он пройдёт любой ценой,
Пробует пробиться.

И опять, что с ним ни делай,
Он твердит в который раз:
Обещал учитель белый
Обещал, что примет в класс.

Чья-то сильная рука
Отшвырнула паренька.

А мальчишки во всё горло
Завопили: - Чёрный! Чёрный!
Черномазый -
В речку лазил!

Важно девочка в панаме
Оглядела малыша,
Говорит нарядной маме:
- А у негров есть душа?

Словно загнанный птенец,
Мальчик чернолицый.
Кто-то должен наконец
За него вступиться?

Учитель - белый человек
В потёртой куртке старой,
Седые волосы как снег,
Кричит: - Оставьте парня!

Ему в ответ со всех сторон:
- За чёрных он! За негров он!
- За негров ты? - грозят ему.
- Ты захотел попасть в тюрьму?

- Запомни: в нашем штате
Заступники некстати!

- За чёрных он! Позор! Позор! -
Всё снова забурлило,
И напирает на забор
Какой-то заводила.

И сразу в окна - град камней.
- Учитель будет поумней!

Угрозам, крикам нет конца:
- Гоните чёрного мальца!

Гони чертёнка
Чёрного
На все четыре
Стороны!

Кулаки сжимает мальчик,
Сердце прыгает как мячик.

Почему сейчас не вечер?
Темнота нужна ему.
В темноте он незаметен,
Он бы мог нырнуть во тьму.

Он бы мимо шумных улиц
Незамеченный бежал.
Чтобы зубы не блеснули,
Он бы их покрепче сжал.

4

Городок у берега,
Пальмы, пальмы, пальмы...
Мы с тобой в Америке, -
Вот куда попали мы.

На улицах просторных
Стучись хоть в каждый дом -
Жильцов не пустят чёрных:
- Мы чёрным не сдаём!

Тут негритянка нянчит,
Ласкает паренька,
Но подрастает мальчик,
И смотрит белый мальчик
На негров свысока.

А негритёнка Тома
Тут не пустили в класс.
Один в сарае тёмном
Он прячется сейчас.

«Как быть?» - читатель, спросишь,
Покоя мне не дашь.
Но мы с тобой тут гости,
Порядок здесь не наш.

Домой, домой, читатель,
Уедем, улетим!
Остаться в этом штате
Минуты не хотим!

Но мы забыть не сможем,
Нам не забыть о том,
Как люди с белой кожей
Тебя прогнали, Том!

1963

Агния Барто. По дорожке, по бульвару… Стихи. М., «Детская литература», 1967.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: