Мавджуда ХАКИМОВА, Таджикистан


УЧЕБНЫЙ ЗАКОНЧИЛСЯ ГОД

Прощайте, знакомые школьные книжки,
Учебный закончился год.
Теперь к моему вы уйдёте братишке,
Он осенью в школу пойдёт.

Строку за строкой, за страницей страницу
Я вас изучал в тишине.
Всю мудрость, что в вас молчаливо хранится,
Так щедро дарили вы мне.

Прощайте, спасибо вам, добрые книги.
Каникул настала пора.
И снятся мне реки, и горные пики,
И вечер в горах у костра.

Зовёт меня в путь пионерское лето
По горным тропинкам, пешком.
И может быть, завтра, ещё до рассвета,
Я в горы уйду с рюкзаком.

А может быть, завтра, конечно же, завтра
Я к брату поеду в колхоз.
И брат мне доверит водить его трактор
И скажет: «Малыш, ты подрос!..»

На книгу похоже бескрайнее поле,
А грядки — линеечки строк.
И кажется мне, что на поле, как в школе,
Идёт интересный урок.

Под вечер мы с братом шагаем, уставши,
И так хорошо на душе!..
Учебник мой старый, я сделался старше,
С тобой я не встречусь уже.


ШАРШАРА

Над ущельем Гулдара
Гордо высится гора.
Эта снежная вершина —
Мама речки Шаршара.

Мама дочку берегла,
Прятала всю зиму.
Не велела убегать
До весны в долину.

Но вот идёт,
Спешит весна,
Ведёт с собою солнце.

Его лучом
В снегу она
Проделала оконце.

Весна зовёт:
— Проснись! Пора!
Довольно спать под снегом!

Спеши за солнцем,
Шаршара,
Своим весёлым бегом!

Сверкнув косичкой ручейка
И вырвавшись на волю,

Помчалась горная река
Вниз, вниз к садам и к полю...

Кишлак в ущелье Гулдара
Встречать выходит реку.

Ты жизнь приносишь, Шаршара,
Садам и человеку.

Шумят деревья в кишлаке,
Бредут стада лениво.

И низко клонится к реке
Задумчивая ива.

Разбежалась Шаршара
В поле по арыкам.

А за нею — детвора,
С хохотом и криком.

Мчись, река!
Шуми, трудись,
Чтоб цвела долина,

Ты на дочку не сердись,
Гордая вершина.

Перевёл с таджикского Владимир Данько

Мурзилка, 1982, №7.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: