Юрий МОГУТИН


«БЛИЗНЕЦЫ»

Коля,
Саша
и Андрюша
Корабли пускали в лужах.
Близнецы все трое, что ли?
Различить я их не смог.
Одному кричу я:
- Коля!
Он ответил:
- Я – Сашок.

Тут сказал один малыш:
- Эти трое – разные,
Только их не различишь,
Потому что грязные.

Мурзилка, 1986, №6.


***

Возле станции Зима
Есть посёлок Шуба.
Быстро строятся дома
В крае лесорубов.

Очень вкусен каравай
С крупной белой солью.
Эту соль сибирский край
Черпает в Усолье.

Близ Речной течёт река
С именем Быстрянка.
Лесом славится Тайга,
А слюдой – Слюдянка.

Черемхово – черемшой,
Клюквенная – Клюквой.
Луг, обрызганный росой,
В тех словах и звуках.

Шорох трав и свист дроздов,
Гроздь лесной смородины…
И названья городов –
Как рассказ о Родине.

Колобок, 1985, №2.


ГОВОРЯТ, ГОВОРЯТ...

Говорят, говорят,
Где-то волк пасёт телят.
Говорят, несут хохлатки,
Словно яйца, шоколадки,
И сказать не побоюсь -
Снёс семь круглых тортов гусь.
Да таких, что две недели
Всей деревней дети ели.

Говорят, во Львове львы
Называют всех на «вы»
И растут на ветках ивы
То ли вишни, или сливы.

Говорят, что на Чукотке
Волк не выдержал щекотки,
А на северной Камчатке
Сшил себе медведь перчатки.

Говорят, вчера Курилы
Невозможно накурили.
Что ж вы, глупые, дымите?!
Вы ж здоровью навредите...

Мурзилка, 1987, №3.


ЖИЛ КОТ КАМЫШОВЫЙ

У речки Ершовой,
Между камышами,
Жил кот камышовый
С большими усами.

И очень жалел,
Что среди камышей
Нигде не встречал
Камышовых мышей.

Мурзилка, 1989, №8.


ЛЕТИ!

Хорошо в непроглядную вьюгу
Приютить чуть живую пичугу,
А весной, переждав непогоду,
Отпустить её в лес – на свободу.

Мурзилка, 1990, №2.


МАМА

Розовая сёмга
На барже коптится.
У мальчонки Сёмки
Мама – крановщица.

Разгружает лихтеры –
Судна-сухогрузы.
Поднимают лифты
Рыбу и арбузы.

Из бездонной ямы –
Трюмов глубоченных –
Выгружает мама
Ящики с печеньем…

Солнце окунулось
В море красной сёмгою.
Из порта вернулась
К Сёмке мама Сёмкина.

В гавани дробится
Денежка луны.
Маме крепко спится
Под шорохи волны.

Снятся ей причалы,
Суета портовая,
Корабли усталые
Отдают швартовы.

То рыбачьи сети,
То в волнах судёнышко.
А над всем над этим -
Рыжий мальчик Сёмушка.

Мурзилка, 1986, №3.


НА ГОРКЕ

Легли сугробы спозаранок -
В морозных блёстках белизна.
Настало время лыж и санок.
На горке шумно дотемна.

Лечу с горы на лыжах птицей.
Не удержался – в снег кувырк!
Куда-то делись рукавицы,
Слетела шапка с головы.

Идёт старик по переулку
С холщовой сумкой на спине.
- А рукавицы где же, Юрка?
Ведь рукавицы были?
- Не-е!

Мурзилка, 1986, N12.


НЕУДАЧНИК

Мне опять не повезло.
Где же вы, опята?
И маслята, как назло,
Спрятались куда-то.

Филин ухает в бору:
"Экий неумеха!"
Я в бору наберу
Два лукошка эха.

Мурзилка, 1987, №8.


***

- Нехорошая примета:
Вдруг барометр упал.
- А на много?
- На два метра. -
Я мячом в него попал.
Быть грозе.
Но не из тучки:
Мне от брата
Будет взбучка.

Мурзилка, 1980, №4.


ПЕРЕПУТАНИЦА

Два весёлых карапуза,
На печи усевшись ловко,
Рвали с яблони арбузы,
В море дёргали морковку.

На ветвях созрели раки,
Семь селёдок и ерши.
Все окрестные собаки
Ели брюкву от души.

Взгромоздившись на берёзы,
Козы щёлкали орехи,
На осине съели розы
И уплыли без помехи.

А хозяин огородов
Стал подсчитывать доход:
Сто графинов корнеплодов
И селёдок пароход.

Мурзилка, 1986, №6.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: