Валерий Сафошкин

ДРУГ, СТАРЫЙ, ПРЕДАННЫЙ ДРУГ...

(Я люблю тебя, жизнь: Песни на все времена. Сост. Л. Сафошкина, В. Сафошкин. М.: Изд-во Эксмо, 2004, стр. 299-308)


Ружена Сикора


В обширном семействе отечественных муз наша эстрада всегда играла и, к сожалению, продолжает играть роль бедной Золушки. И это несмотря на наличие целого созвездия ярких эстрадных талантов, которые сделали бы честь культуре любой страны. Тем не менее даже в таком капитальном издании, как шеститомная "Театральная энциклопедия" (1967 г.), нашлось место лишь для пяти очерков об артистах эстрады. Назовем гром-ие имена этих "счастливцев": А. Вертинский, Л. Утесов, Л. Русланова, К. Шульженко... И, наконец, пятая в ряду избранных - народная артистка России Ружена Сикора.

Ружена Владимировна родилась в Новороссийске, в семье музыканта и певца, чеха по национальности. Само слово "сикора" в переводе с чешского означает синичка. Фамилия оказалась пророческой - уже в три года Ружена давала первые сольные концерты во дворе своего дома. С трудом взобравшись на высокую табуретку, выводила тоненьким голоском "Ты жива еще моя старушка...". Сидящие на скамеечках старушки пригорюнивались, вздыхая и смахивая наворачивающиеся слезы...

Когда Ружена пошла в школу, отец "поднатужился" и купил дочке в подарок пианино. С того дня девочка буквально не отходила от инструмента. Довольно скоро выучилась аккомпанировать папе - обладателю красивого баритона, любимцу новороссийских меломанов. Однажды отец попросил Ружену проаккомпанировать ему на одном из концертов, проба вышла удачной, и он стал брать дочь на все свои выступления... Ездили по клубам, дворцам культуры, городским предприятиям и организациям. Когда Ружена освоилась со сценой, составили семейный дуэт. Наконец наступил знаменательный день, когда Ружена вышла на сцену одна...

На всю свою жизнь сохранила Ружена Владимировна в душе чувства любви и благодарности к отцу, талантливому артисту, человеку, всю свою жизнь посвятившему служению ее величеству Музыке. Он и умер, возвращаясь с очередного выступления...

Чтобы снискать хлеб насущный, 18-летняя Ружена идет на Новороссийский цементный завод, работает в бондарном цехе и одновременно учится в музыкальной школе. Уже не в паре с известным отцом - одна выходит на эстраду и покоряет взыскательную новороссийскую публику красотою и свежестью молодого голоса, изяществом манер, очаровательной внешностью. Появление юной звезды на одном из торжественных юбилейных концертов производит настолько сильное впечатление на публику, что городские власти принимают решение направить одаренную певицу в музыкальное училище в Ростов-на-Дону, выделив для этого деньги из городского бюджета. Случай, прямо скажем, по тем временам достаточно редкий...

В тридцатые года Ростов-на-Дону по праву считался городом высокой музыкальной культуры, богатым не только своими традициями, но и многочисленными талантами. В этом городе проводились музыкальные фестивали общесоюзного значения, а городское музыкальное училище стояло в ряду лучших в России. Ружена с блеском выдерживает приемные экзамены и поступает на вокальное отделение. Учится, сочетая изучение теории с практикой - в качестве солистки оркестра Северо-Кавказской дороги выезжает на концерты и выступления перед железнодорожниками.

В этих многочисленных выступлениях перед большими и малыми аудиториями молодая певица стремится не только спеть, но и сыграть песню. Шаг за шагом, от концерта к концерту наращивает свое мастерство эстрадной актрисы, в одинаковой степени владеющей и лирической, и драматической, и юмористической интонацией. Приверженность Сикоры к тому, что нынешние исследователи истории эстрады называют "театром песни", привлекло внимание пианиста и дирижера Александра Цфасмана, руководителя популярнейшего в то время джаза. Ружене с трудом верится в такую невероятную удачу - ведь в коллективе Цфасмана работают только звезды вроде Павла Михайлова, исполнителя знаменитого танго "Утомленное солнце". Тем не менее...

"Получив приглашение от маэстро, я стала срочно собирать свой небогатый концертный гардероб, вспоминает Ружена Владимировна, - а перед самым отъездом в Москву зашла в парикмахерскую, где мне отрезали мою роскошную до пояса косу, а из оставшихся "перышек" соорудили прическу, в которой я была похожа на полуощипанную курицу...

К счастью, Александр Наумович отнесся ко мне очень приветливо и после небольшой репетиции спросил:

- Когда вы можете начать выступления?

- Сегодня, - ответила я, сама не веря сказанному.

- Молодец, - похвалил Александр Наумович и распорядился помочь мне подобрать концертное платье для дебюта".

В этом и других концертных платьях "от Цфасмана" певица будет выходить на эстраду кинотеатров "Ударник" и "Художественный", когда начнется Великая Отечественная война.

"Изо ртов зрителей валил пар. Аккомпаниатор-пианист играл в перчатках, - так описывает выступления Ружены Сикоры в московских кинотеатрах военного времени М. Регинин. - Она пела "Катюшу", "Думу про казака Голоту" - боевые, жизнеутверждающие песни. Люди слушали ее, смотрели на ее обнаженные в этом нетопленом зале руки, и суровые лица теплели".

Фашисты подошли к самым стенам Москвы, но Ружена, несмотря на настойчивые советы и многочисленные предложения, отказалась эвакуироваться.

- Зачем? - сказала она, недоуменно пожав плечами. - Ведь Москву все равно не сдадут...

И продолжала выступать, а в свободное время дежурила по месту жительства - выводила детей и стариков в бомбоубежище, вместе с такими же, как она, молодыми девчонками и ребятами тушила на крышах вражеские "зажигалки".

А потом ее включают в состав фронтовой концертной бригады, и Ружена Сикора вместе с конферансье Михаилом Гаркави и танцевальной парой Анной Редель и Михаилом Хрусталевым выезжает на передовую.

- В прифронтовых лесах, в только что освобожденных городах и селах мы чувствовали себя спокойнее, чем в Москве, - вспоминает Ружена Владимировна. - Нашими зрителями были полные энтузиазма, радостного предвкушения очередного наступления бойцы и офицеры. В тыловых госпиталях было тяжелее... Но мы знали, что от наших концертов зависит многое, и, как могли, помогали исцелению раненых.

Эти слова Ружены Сикоры приходят мне на память, когда вспоминаю другой ее рассказ - о концерте в заполярном городе Норильске, состоявшемся уже много лет спустя после того, как фашистов отогнали от заснеженной, продутой ледяными ветрами Москвы...

В самый канун концерта Сикоры над городом разразилась настоящая снежная буря. Самолету, чудом прорвавшемуся сквозь пургу, удалось благополучно приземлиться в Норильске. Но Ружену Сикору ждали на отдаленном руднике "Медвежий", и поскольку концерт должен был состояться вечером, срочно пустили на расчистку снега грейдер. Метель то и дело возобновлялась, и километра за полтора до рудника машина с Руженой Сикорой увязла в снегу. Пришлось вылезать и пробираться к цели пешком... Ружена Владимировна шла по осыпающейся с обеих сторон траншее, вспоминая свою молодость, подмосковные снега, окопы Смоленщины и Белоруссии...

Концерт Ружены Сикоры на руднике "Медвежий" начался точно в назначенное время. Собравшиеся в зале встретили появление любимой артистки дружными оглушительными аплодисментами.

- После всех треволнений того памятного дня я боялась оказаться неготовой, выдохшейся, - вспоминает Ружена Владимировна, - и в результате недодать моим слушателям того, чего они так ждали от меня и моих песен.

Опасения артистки оказались напрасными - горячей овацией провожали горняки каждый номер Сикоры. Контакт между артистом и зрителем, когда песня словно лучится невидимой эмоциональной энергией от сердца к сердцу, не ослабевал ни на минуту. И так было всегда, когда пела эта замечательная певица, саму сущность таланта которой составляли теплота и искренность.

В первые послевоенные годы Ружена Сикора каким-то особым внутренним чутьем почувствовала, как нуждается измученная, истерзанная войной страна в лирической задушевной песне. И со свойственным ей творческим максимализмом поставила себе за правило готовить к новому сезону новый репертуар. Однако, чтобы исполнить двадцать - двадцать пять новых песен, как правило, приходится разучивать намного больше. Одна часть уже отрепетированного потом безжалостно отсеивалась, другая... Другая становилась тем, что благодарные слушатели называли "песнями Ружены Сикоры"... "Друг" и "Воспоминание", "Жду тебя", "Звездный свет" и "Огоньки", "Я тебе писать не стану" и "Дождик" и многие другие произведения наших композиторов-лириков Н. Богословского и М. Блантера, М. Фрадкина и К. Молчанова...

Сикора одной из первых на эстраде решилась исполнять песни на других языках. Результат порой оказывался неожиданным, даже анекдотичным... Например, после выступления в клубе интернациональной дружбы в городе Жданове итальянские моряки, зашедшие за кулисы, попытались заговорить с певицей на их родном языке. А болгары даже свое недовольство высказали:

- Вы поете совсем как болгарка. Даже теряется ощущение, что мы в гостях.

С героиней этого очерка - Руженой Владимировной Сикорой - меня связывает крепкая многолетняя дружба. Не раз приходилось бывать в гостях у этой по- прежнему красивой и обаятельной женщины, слушать ее рассказы. И историю с норильским концертом довелось услышать из ее собственных уст...

Кстати, за выступление в экстремальных условиях Крайнего Севера певице тогда была объявлена благодарность Министерства культуры РСФСР с необычной для мирного времени формулировкой: за мужество.

Оказалось, однако, что придет время, и характер этой удивительной женщины будет подвергнут еще более тяжелому испытанию. Во время гастрольной поездки по Подмосковью машина, в которой ехали Ружена Владимировна со своим мужем, талантливым музыкантом Виктором Горышником, попала в аварию. Муж Ружены Владимировны умер в больнице, а сама певица оказалась на семь месяцев прикованной к больничной койке... И хотя мужественной женщине не только удается встать на ноги, но и вернуться на сцену, подорванное здоровье не позволяет ей восстановить концертную деятельность в прежнем привычном объеме. И Ружена Сикора принимает нелегкое для себя решение: она уходит с большой эстрады, уходит в полном расцвете сил и таланта...

Впрочем, уйдя с эстрады, Ружена Сикора не уходит из музыки, с той же величайшей степенью самоотдачи посвятив себя воспитанию молодых вокалистов в возглавленной ею после М. Максаковой певческой школе при Центральном доме работников искусств. Однако на сцене она больше не появляется...

Лишь дважды Ружена Владимировна изменяет собственному зароку. В первый раз, приняв участие в организованном мною вечере памяти А. Вертинского - вместе с Никитой Богословским и Булатом Окуджавой. И во второй раз, в феврале 1993 года, когда снова уступает настояниям автора этих строк и соглашается на проведение творческого вечера в ЦДРИ.

Похоже, сама певица не ожидала, что афиша с именем Ружены Сикоры вызовет такой интерес у москвичей - ведь ее молчание длилось более десяти лет. В большом зале ЦДРИ было буквально яблоку негде упасть. Зрители теснились в проходах между рядами, стояли у стен, сидели на подоконниках. От обилия букетов буквально рябило в глазах. И вот на сцене появляется Ружена Владимировна, как всегда, элегантная, стройная, улыбающаяся... Невозможно описать, что творилось в этот момент в переполненном зале. Аплодисменты, крики "браво"... У некоторых зрителей на глазах блестели слезы...

Все, однако, стихло, когда Сикора запела, и зал, завороженный, ловящий буквально каждое слово, каждую ноту, замер. Снова на эстраде полновластно царила Ружена Сикора, снова струились от сердца к сердцу невидимые токи теплоты и любви. И точно не было этих долгих, этих невероятно изнурительных лет разлуки...

А сколько добрых слов было сказано в ее адрес гостями вечера Зиновием Гердтом, Аллой Йошпе и Стаханом Рахимовым, фронтовым другом певцом Николаем Щукиным, писателем Борисом Поюровским, поэтом Феликсом Лаубе, знаменитой Марией Мироновой, солистом Краснознаменного ансамбля Российской армии Эдуардом Лабковским, певцом и композитором Юрием Лозой. Зал рыдал от смеха, когда на сцену для приветствия бенефициантки вышли ее "поклонники" В. Ленин, И. Сталин, М. Тэтчер, Л. Берия и Л. Брежнев. Но этот же зал встал, когда к Ружене Владимировне с букетом цветов направилась легендарная Изабелла Юрьева.

По общему мнению, вечер удался, его показало телевидение России. А самым кульминационным моментом на нем была премьера песни, написанной поэтом Феликсом Лаубе и композитором Львом Ратницким специально к этому событию и посвященной Ружене Сикоре.

Ту страну заповедную
Не ищите на глобусе.
В той стране много прожито,
Много дней, много лет.
В той стране я оставила
Поезда и автобусы,
И в стране той останется,
Вероятно, мой след.

Ах, оркестры эстрадные,
Ах, софиты с кулисами,
Неудачи с удачами,
Муки, поиски, труд.
Там мелодии Цфасмана,
Там друзья бескорыстные,
Там солдаты Молчанова
Через степи идут.

Ах, страна заповедная,
Ты до боли прекрасная.
Жаль, что рвется со временем
Нас связавшая нить.
И звонки телефонные
Из страны той нечастые,
И почти уже некому
В ту страну позвонить.

В той стране Кнушевицкого
И маэстро Силантьева
Я встречала Утесова,
Знала братьев Покрасс.
В той стране было радостно
И светло, и талантливо.
Там теряла я голову
И влюблялась не раз.

На эстраде сегодняшней
Звезды новые светятся,
Им теперь дарит публика
И цветы, и любовь.
Но как жаль мне, что публика
С Дунаевским не встретится,
И трубу Эдди Рознера
Не услышать им вновь!

Ах, оркестры эстрадные,
Ах, софиты с кулисами.
Ах, ушедшая молодость,
Много зим, много лет...
Я в стране этой памятной
Постоянно прописана,
И, конечно, мне хочется
В ней оставить свой след!


Ружена Сикора. Концерт в Колонном зале. Москва
Ружена Сикора. Концерт в Колонном зале. Москва