Большинство материалов данной статьи - сознательная ложь, фальсификация истории песни; приводится статья для справки; верить ни одному слову не надо - прим. a-pesni.


А. Азаренков

ВОРОВАННАЯ ПЕСНЯ

(Военно-исторический журнал "Рейтар" №2 (26), 2006,
http://www.reitar-military.ru/mag.php?clause=505)


Александр Адольфович де Боде родился 22 марта 1865 г. в городке Клинцы Черниговской губернии. После окончания в 1891 году филологического факультета Московского университета, преподавал древние языки в Лифляндии. Женился на дочери коллежского советника Н.И. Жихаревой, приняв православие. Имел чин коллежского советника, что соответствует полковнику по Табели о рангах. Награждён орденом Св. Станислава 3-й ст. и 2-й ст., Св. Анны 3-й ст.

В 1906 г. А. Боде (подписывался так) переведён учителем русской словесности в Рыбинск. В Первую Мировую войну эшелоны уходили на фронт под звуки "Боже, Царя храни" и "Прощание славянки", а прибывали оттуда с раненными уже без оркестров. Александр Боде, "русский гугенот", радовался победам русского оружия и тяжело переживал поражения. Именно тогда (1916 г.) и родились удивительные строки, которые спустя 25 лет и стали столь знаменитой песней.

Вставай страна огромная,
Вставай на смертный бой
С германской силой тёмною,
С тевтонскою ордой.

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна,
Идёт война народная,
Священная война.

Пойдём ломить всей силою,
Всем сердцем, всей душой
За землю нашу милую,
За русский край родной.

Не смеют крылья чёрные
Над родиной летать,
Поля её просторные
Не смеет враг топтать!

Гнилой тевтонской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отрепью человечества
Сколотим крепкий гроб.

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С германской силой тёмною,
С тевтонскою ордой.

Дочь Зинаида вспоминая о последних годах жизни отца (посёлок Кратово, под Москвой), пишет, что "отец стал говорить о неизбежности войны с Германией, и что его песня "Священная война" может ещё пригодиться". Считая поэта-песенника В. И. Лебедева-Кумача большим патриотом, Боде решил послать ему своё сочинение. Письмо со словами и мотивом песни было отправлено в конце 1937 г., но ответа не было. В январе 1939 г. Боде умер1.

Выходит, Лебедев-Кумач послание всё же получил, и когда пришёл час X, заменив несколько строчек и подписавшись "Вас. Лебедев-Кумач", вошёл в советскую энциклопедию как автор "гимна Великой Отечественной войны" (1941 г.)2.

А грешок этот за ним не единственный. Его давно обвиняли, что он присвоил слова популярного довоенного фокстрота "Маша", написанные жительницей Ялты Ф. М. Квятковской, говорили, также, что стихи, удивительно похожие на "Москву майскую" ("Утро красит нежным светом..."), были опубликованы в дореволюционном журнале "Огонёк".

Мне попалась такая выписка: "Гордон Фанни (Квятковская Фаина Марковна) поэт и композитор. Наиболее известны "Танго Аргентины", "У самовара". До 1945 года проживала в Польше. "Песня "Синенький, скромный платочек", была написана тоже в Польше, в самом конце 1930-х гг. Слова, естественно, изменили и немного дополнили. Один куплет добавлен К. Шульженко. Автор песни польский пианист и композитор Ежи Петербургский исполнял мелодию в 1940 году, в саду "Эрмитаж", в Москве. Я. Галицкий написал к мелодии стихи3.

Читаю Советский энциклопедический словарь. На странице 825 написано: "Молчанов Кир. Вл. (1922-82), советский композитор <...> автор песни "Солдаты идут"... (Помните? - Вот солдаты идут...). Так вот, товарищ "композитор" "позаимствовал" её у Петра Лещенко, причём вместе со словами!4

Музыка "Варшавянки" (В бой роковой мы вступили с врагами...) была когда-то известна как "Марш зуавов".

К примеру, очень известная песня "Спокойно и просто я встретился с Вами"..., была написана в Харбине Леонидом Пеньковским. Это вовсе не "народный романс".

Песня "Полюшко-поле" была написана бывшим белым офицером5 Львом Книппер-Чеховым, когда тот ещё был в эмиграции. Вот здесь задачка - кроме известного советского текста, существовал и другой. То ли Лёвушка новый текст быстренько сочинил про "Красной армии солдаты...", то ли это всё же его первоначальный текст. В таком случае прощается ему "перебежчика".

Полюшко-поле, полюшко широко поле.
Едут по полю партизаны
С красными бандитами сражаться.
Едут-поедут, тихо запевают песню
Про свою казачью славну долю,
О России-матушке кручинясь.

Слышут-послышут, как земля родная стонет,
Как ее вороги пленили.
Алтари и храмы разорили.
Видят да видят, во поле, во полюшке дымится.
Полыхает родная станица.
Как водица кровушка струится.

Смолкли казаки, покрестившись, головы склонили.
Слезы непрошеные смахнули.
Да коней во поле повернули.
Вот показались во поле широком продотряды.
Едут с комиссарами, смеются
Пьяные солдаты и матросы.

Пыль поднялася, шашки казацкие сверкнули.
С свистом диким лавой пронеслися.
Засвистели над главами пули.
Били-рубили, большевицкие головы сносили.
За Россию-матушку отмстили.
Там, где бились, вороны кружили.

Михаил Наумович Скачков, бывший казачий офицер, первым перевёл на русский Я. Гашека и И. Ольбрахта6.

Константин Михайлович Миклашевский, режиссёр фильма "Взятие Зимнего", бежал из Советской России.

Фильмы, книги, песни есть - авторов нет. Сами сочинились.

Да и "Василий Тёркин" было написано ещё до революции, Петром Дмитриевичем Боборыкиным. Справедливости ради надо отметить, что только одно название и было позаимствовано.

В энциклопедическом словаре "Мир русской культуры"7, этот процесс так оправдывается и преподносится: "позднее многие (советские) композиторы писали песни и марши, бытовую и танцевальную музыку. Они же щедро насыщали свои серьёзные сочинения мелодиями, интонациями, заимствованными из песен и танцев своего времени". То есть попросту присвоенными. Там же написано, да и в любой советской энциклопедии, что по заданию политуправления войск Киевского гарнизона С. Я. Покрасс и поэт П. Григорьев сочинили песню "Красная Армия"... А вот как комментировал Бабель, услышав про авторство песни: "А какой умница Дмитрий Покрасс! Свой знаменитый "Марш Будённого" он что... сам сочинил? В доказательсво Исаак Эммануилович пальцами на своих пухлых губах проиграл весёленький мотивчик известной еврейской свадебной песни".8

Читаем в другом издании: "В то время в стране советов было принято для новых песен "заимствовать" старые мелодии. Бр. (братья) Покрасс положили убогие слова песни первой конной армии на старую хасидскую мелодию..."9 Видите, как просто всё объясняется, мол песни-то старого мира и проклятого царского прошлого, попросту хлам. Это как весёлые комсомольцы кладбищенские плиты использовали для мощения дорог, заравнивая захоронения бульдозерами.

Прямо беда с этими Покрассами. Необходимо пояснить; два советских композитора - это Дмитрий и Данила. Но был и третий, старший брат - Сеня Покрасс! Именно как Сеня он мне попадался несколько раз в мемуарной литературе. В советских источниках тщательно путали следы и вот почему: Самуил Яковлевич попросту свалил от "хорошей советской жизни" в США. (А вот автору упомянутых строк Владимиру Георгиевичу Лебедеву-Шмитгофу, пришлось в лагерях помыкаться. В то время, когда его песня "Эх, хорошо в стране советской жить!", гуляла по всей той хорошей стране, он в лагерном клифте тачки катал). Вернёмся к Покрассу (1897-1939 гг.), ведь почти никто у нас не знает, что музыку к фильму "Три мушкетёра" и к мультфильму "Белоснежка и семь гномов", написана им. Именно ему и пришла в голову "гениальная" мысль использовать национальную мелодию, превратив в Гимн Красных кавалеристов. Что, впрочем, так и было.

Здесь необходимо отметить, что песни авторов, ставших эмигрантами или по иным каким причинам бывшими неугодными советской власти, превращались в "народные" либо попросту в безымянные, а что и ещё хуже - присваивались "уважаемыми членами союза композиторов СССР". Советские композиторы-плагиаторы выдавали чужие произведения за свои собственные, под своими именами опубликовывали чужие произведения, то есть совершали, с полного согласия партии, литературно-музыкальное воровство.

Однажды во время пребывания в СССР, делегации мексиканских рабочих был показан популярный советский фильм "Весёлые ребята". Когда герой Леонида Утёсова запел известную песню: "Легко на сердце от песни весёлой // Она скучать не даёт никогда...", все члены мексиканской делегации стали хором подпевать. - Неужели вам так понравилась эта песня? - спросили у мексиканцев, - Конечно! Ведь это песня из нашего знаменитого фильма "Вива, Вилья" 10.

К верности этого материала, существует стенографическая запись разговора Сталина с Ворошиловым.

Иосиф Виссарионович: Из этой картины все песни хороши, простые, мелодичные. Их обвиняли даже в мексиканском происхождении. Не знаю, сколько там общих тактов с народно-мексиканской песней, но, во-первых, суть песни проста. Во-вторых, даже если бы что-то было взято из мексиканского фольклора, это не плохо.

Вот что мне удалось обнаружить в Архиве Всероссийской Мемуарной Библиотеки Русского Общественного Фонда Александра Солженицына.

Из неопубликованных воспоминаний Болычевцева Владимира Глебовича, относящиеся к дореволюционному периоду. Он пишет:

"Из журнала то ли "Иностранная литература", то ли "Вестник Европы" мне стало известно происхождение слов песни "Варяг". Стихи были написаны немцем Шмидтом или похожей фамилией, а перевод сделан Студентской. В журнале в двух столбцах напечатано это стихотворение. С одной стороны на немецком языке оригинал, а рядом - перевод на русский язык Студентской, что и подтверждается под русским текстом "перевод на русский Студентской". Стихи начинались так: Аufs Dесk Каmеrаdеn..." (ф. Р-154, стр. 45).

Есть и другие официальные данные, что стихи были напечатаны в "Рижском вестнике", 21 февраля 1904 года11.

Как-бы то ни было, но песня известная как "Варяг"12, написана вообще-то на немецком и только впоследствии переведена на русский язык и стала поистине "нашей народной". Об этом аксиомой прописано, например, в журнале "Наука и религия"13. (Кстати, понять русскую душу, как никто, смог и поэт Николай фон Риттер. Его "Ямщик, не гони лошадей!" - вовсе не народная песня).

Первая песня о "Варяге" - "Плещут холодные волны, бьются о берег морской..." - появилась уже 17 февраля 1904 года, когда петербургская газета "Русь" напечатала эти стихи Я. Репнинского. Она называлась "Гибель Варяга". Позже появился отличительный вариант песни (В сборнике Мантулина прилагаются ноты и текст Wаrship "Varyаg's [Viking] Last Fight, 1904). А, через несколько дней, 25 февраля, германский журнал "Югенд" напечатал стихотворение поэта Рудольфа Грейнца (Грейтса) "Памяти "Варяга", которое стало той самой знаменитой песней о "Варяге" - "Наверх, вы, товарищи, все по местам...", благодаря переводчице Елене или Евгении Михайловне Студентской. Относительно музыки к этой песне единого мнения нет: кто-то называет русские фамилии авторов, кто-то утверждает, что текст Грейнца ещё в Германии был положен на один из Бранденбургских маршей14.

Здесь вспоминается другая история, когда австро-германский марш-прощание был во всю использован РККА, без указания на первоисточник. К сожалению название его не записал в своё время, но читатель без труда вспомнит фильм "Служили два товарища", где эта прекрасная, печально-бравурная мелодия звучит несколько раз (и как марш, и как скорбь).

Возвращаясь к песне о крейсере "Варяг", необходимо отметить, что автор ни в коей мере не умаляет подвиг героев-моряков. Даже разговора идти не может. Это большевики наплевали на могилу командира крейсера В.Ф. Руднева и сравняли её с поверхностью земли. А о песне, прежде "контрреволюционной по своему содержанию", "вспомнили", когда предстояла война с Японией, в конце 1945 года15.

Вспоминает16 Никита Богословский: "В 1948 году неизвестная женщина из Прибалтики прислала мне ноты, изданные аж в 1925 году в Хемнице, прусского композитора Victor Маtуаsovich "Коnigin dеr Nacht", второй частью которых являлась мелодия песни военных лет "В лесу прифронтовом" Матвея Блантера (за которую он получил Сталинскую премию в 1946 году). Я дал ноты композитору Евгению Жарковскому, который хорошо читал "с листа", и он на совещании в Союзе Композиторов по творческому методу сыграл "В лесу прифронтовом" с нот, изданных в Германии. Потом был секретариат СК, где в защиту Блантера выступили добрый человек Шостакович, Кабалевский, ещё кто-то. Потом разбирались в Голубом зале "Комсомолки". В итоге выговор дали мне, наверное, за то, что вынес сор из избы".

Помните, "Мы, молодая гвардия рабочих и крестьян"? Поэт А. Безыменский перевёл с немецкого песню "Юная гвардия". В Советском энциклопедическом словаре указано, что член КПСС с 1916 года Безыменский автор песни "Молодая гвардия", но доподлинно известно: песня в Германии пелась с 1907 года! Мелодия тирольская, элементы её находят в фольклоре конца XVIII в. Неизвестный автор середины XIX века создал музыку к стихам Мозена о герое национально-освободительном движении в Тироле Андреасе Гофе. Только в 1871 текст был несколько иначе, чем в 1907 году17.

Смотрю документальный фильм Лени Рифеншталь "Триумф воли". Показывают военные лагеря под Нюрнбергом. Множество палаток, выстроенных в ряд..."Подъём!" Трубачи, барабанщики... кто-то бреется, чистят сапоги, обливаются водой из шланга... "Люфт-ваффе". Военные лётчики Германии - в кадрах конец 30-х годов. Но бравурная музыка, сопровождающая эти кадры? Как говорится: "владел информацией", а всё равно "отделываюсь лёгким шоком"; до боли знакомое, с детства: "Всё выше и выше и выше // Стремим мы полёт наших птиц <...> Нам Сталин дал большие в руки крылья, а вместо сердца пламенный мотор..."

А ларчик просто открывался. "Композитор" Юлий Хаит в 1923 году получил заказ на Марш Красного Воздушного Флота. У Красных кавалеристов уже был свой, ну что же пойдём по старому маршруту! И Хаит тоже "позаимствовал" для своей песни музыку старинного немецкого морского марша. Ум и талант для нации ведь не только дан, чтобы создавать шедевры, но и чтобы вовремя подсуетиться.

В 1926 году, в газете немецких коммунистов "Роте фане" были опубликованы ноты и слова "Авиационного марша", под названием "Марш красных лётчиков"18, именно оттуда нацисты и взяли его к себе "на службу". Я слышал и другую версию, что в Липецке, где до войны ковался кадр авиации Германии, немецкие курсанты-лётчики услышали и полюбили эту музыку и позже "перетащили" к себе.

Через 2 года после написания этой статьи, в журнале "Родина"19 мне попалась обширная публикация по этой теме. Там написано о том, что авторы песни Юлий Хаит и Павел Герман написали её в 1920 году. (От себя добавлю, что текст был немного иной. С чего бы тогда петь про Сталина, когда создателем и организатором Красной Армии был Троцкий). В 1921 году песня вышла отдельной листовкой. "В архиве композитора сохранилась страница газеты "Арбайтер Иллюстриртэ Цайтунг" за 1929 год с мелодией и словами "Авиамарша" в немецком переводе. В примечании говорится, что песня перепечатана из сборника песен "Я - юный пионер", выпущенного сборником "Молодая гвардия" в Берлине. ..."Авиамарш" был хорошо известен в Германии задолго до прихода там к власти фашистов" - сообщает автор статьи. И тут же себе противоречит, чем вызывает настороженность к информации о начале создания этой песни. Бирюков пишет: "В августе 1933 года, приказом Реввоенсовета СССР песня "Всё выше" была объявлена маршем Военно-Воздушных Сил РККА"! Далее сообщается, что в начале тридцатых годов выходила пластинка "Дойче флигермарш" с интересующей нас "мелодией". Автор той статьи играет словами. "Мелодия" вместо "музыка", "фашисты" вместо "нацисты". Гитлер (национал-социалисты) пришёл к власти в январе 1933 года, и, в Германии это был и юридически и фактически МАРШ, что сам автор статьи невольно подтверждает. В СССР-то, песня стала маршем лишь в августе 1933 года. Кстати, в то же время, когда уехали последние немцы-курсанты.

Я всё же склоняюсь к тому, что Юлий Хаит, по паспорту Илья Абрамович, 1897 года рождения, использовал старую немецкую мелодию. "Бумеранг" брошенный Хаитом в начале 20-хх, вернулся в начале 50-хх гг. Из репродукторов, установленных на вокзалах, тогда неслись бодрые марши, провожая и встречая пассажиров. Только в теплушке, с колючей проволокой и решётками на окошках отправился и заключённый Хаит. Интересно было бы почитать личное дело Ильи Абрамовича, где возможно и показана технология создания песни-марша.

Кстати, многие путают, и называют мелодию Авиамарша - "Хорст Вессель", что в корне неверно. Dаs Ноrst-Wеssеl-Lied (Песня Хорста Весселя, т.е. "Песня сочинённая Хорстом Весселем"20). К концу 20-х гг., она стала гимном Национал-Социалистической Германской Рабочей Партии (НСДАП) и официально называлась "Выше знамя!" ("Diе Fаhnе hоch"), но никак не "Хорст Вессель".

Die Fаhnе hoch! Diе Rеihen fest gеsсhlossеn!
SA таrschiert in ruhig festem Schtitt.
Катraden, die Rotfront und Reaktion erschossen,
Маrschiern in Geist in unsren Reihen mit...

На тот же мотив "Песнь дружинников РОНД"21:

Ряды тесней! Поднимем выше знамя!
Наш мирный шог спокоен и тяжёл.
Незримо здесь, в ряды собравшись с нами,
Шагают те, кто прежде в битву шёл....

На тот же мотив Гимн "Всероссийской Фашистской Организации" (ВФО) А. Воснянского (США):

3аря близка! Знамёна выше, братья!
Смерть палачам свободы дорогой!
Звенящий меч фашистского врагам проклятья
Сметёт навеки их кровавый строй!...

На тот же мотив Гимн "Русского Национального Единства" (РНЕ):

Мы верим в то, что скоро день настанет,
Взовьётся к небу яростный кулак!
И чёрный мрак перед зарёй растает,
И разовьётся в небе русский стяг!...

Но всё же здесь другой случай. Заимствованный мотив или мелодия не скрывается и, главное, не приписывается (присваивается), в отличие от предыдущих текстов и музыки.

Мы смело в бой пойдём

Из воспоминаний А.И. Деникина22: "Социал-демократ Дан рассказывает, как летом 19 года где-то на Урале, живя возле красноармейского лагеря, он слышал с утра до вечера солдатскую песню, распеваемую большевистскими полками. Перефразировавшими на советско-патриотический лад её слова. Как толпа дезертиров, окружённых конвоем, оглушала улицы города всё той же песнью: Смело мы в бой пойдём // За власть советов // И с радостью умрём // Мы все за это. "Так умела казёнщина, - заключает Дан, - опошлить всё, в чём когда-то сказывался порыв наивного, но, несомненно, искреннего энтузиазма"

В Добровольческой армии умирали не... "за всё это"... Там пели песню по-старому: Смело мы в бой пойдём // За Русь Святую // И с радостью умрём // За дорогую.

И это была не фраза, а искренний обет, запёчатлённый сознательным подвигом, для многих кровью и смертью."

"Вот и окопы... трещат пулемёты
Но не боится их русский солдат
Мы все пойдём
За Русь Святую
И как один прольём
Кровь молодую

Вспомнили? Ну конечно, ведь вы тогда эти слова знали наизусть"...

Так писал Евгений Тарусский23 в Парижском №111 газеты "Время", в 1929 году, знакомя читателей с оркестром балалаечников и хором Скрябина (репертуар - 244 номера!). Уж он-то не понаслышке их знал, когда написал эти строчки.

Возьмём книгу воспоминаний белого офицера Виктора Ларионова "Последние юнкера"24, и вот как он описывает Добровольческую песню: "Эта песня поётся на мелодию известного в те годы романса "Белая акация":

... Вот и окопы,
Рвутся снаряды,
Их не боятся
Белых отряды..." и.т.п.

Большевистские "композиторы" и тут отличились - украсть и присвоить, это у них в крови. В "энциклопедическом справочнике" это и не скрывается: "На основе ритмической переработки мелодии бытового русского романса "Белая акация" звучала песня "Смело мы в бой пойдём"...

Необходимо отметить, что не той "Белой акации", которую знает поколение, смотревшую Булгаковскую "Белую гвардию", а другой, старой, классической.

Кроме этого, всем известного варианта, Смело мы в бой пойдём // За власть Советов // И как один умрём // В борьбе за это, существовало у красных и множество других:

Мы снова в бой пойдём
За власть Советов
И с радостью умрём
За всё за это".25

Здесь несомненно только то, что большевики дважды украли для "своих нужд", несколько перекроив текст, эту песню. 1). Забрав музыку из романса. 2). Слова у белогвардейцев.

Вот ещё образчик: "Красные курсанты идут в атаку с пением. Они переиначили нашу белогвардейскую "Смело мы в бой пойдём за Русь Святую":

Смело мы в бой пойдём
За власть трудовую
И всех "дроздов" побъем,
Сволочь такую..." 26

...Вариантов было много... Что же, пели и так...

Передо мною лежит "Большой словарь крылатых слов русского языка", изданный в Москве, в 2000 году. 624 страницы и тиражом в 10 000. Читаю омерзительный текст: "Мы гордо, мы смело в бой идём. Песня "Мы - красные кавалеристы" Дм. Покрасса и Д'Актиля27, 1920 год. Возвращаясь мыслью к той роковой черте, отметим только, что гражданская война была в большей степени и отечественной. И нельзя забывать, под каким знаменем происходило освобождение Родины от интервентов разных мастей в эту и в следующую, Великую Отечественную. ...Пели её <Смело мы в бой пойдём> в Красной Армии уже в 1919 году. Мелодия восходит к чуствительному романсу из репертуара Вари Паниной28"Белой акации гроздья душистые". Слова народные."

Повторяю, энциклопедия вышла в 2000! Бред сумасшедших! Маленький кусочек правды только о великой русской певице. Но как всё это преподнесено редакторами? Даже не "белыми нитками шито", а "красной нитью".

Продолжение следует


Примечания:

1 Дочь Боде впоследствии пыталась восстановить истину, но и её и родные куда-то стали исчезать..." ("Моя семья" №52, 2001 г.).

2 "Советский энциклопедический словарь", М. 1987, с. 693.

3 "Большой словарь крылатых слов русского языка", М. 2000. с. 448.

4 "Посев" №8. 2002 г.. стр. 39. "Новое время", №30, 1995 г., с. 48.

5 Л. Безыменский "Разгаданные загадки Третьего Рейха", Смоленск "Русич", 2001 г., стр. 301. "Лев служил в белой армии, но в 1921 г. вернулся из Югославии..."

6 Скачков в 1926 вернулся в Сов Россию, в 1933 арестован ОГПУ и сгинул в лагерях.

7 Издательство "Вече". М., 1997 г., с. 359.

8 "Молодая гвардия" № 3. 2002 г., с. 279.

9 "Посев" №8, 2002 г., с. 38.

10 "Посев" № 8. 2002 г., с. 37. "Новое время". № 30, 1995 г., с. 48. "Вива Вилья" - культовый мексиканский фильм.

11 "Большой словарь крылатых слов русского языка", М. 2000 г., с. 290.

12 Крейсер "Варяг" был спущен на воду в 1899 году. Построен в Филадельфии, по заказу российского правительства. В 1907 году включён, после ремонта, в состав японского императорского флота под именем "Сойя". Надпись на корме "Варягъ" только закрасили! Последнее пристанище крейсера - у берегов Шотландии.

13 "Наука и религия" №3. 2004 г., с.30.

14 В ряде дореволюционных нотных изданиях авторами музыки этой песни назывался Н. Н. Яковлев, в других И. М. Корносевич. "Родина". № 12. 2005 г.. стр. 88 (там же ссылка на книгу А. В. Шилова "Неизвестные авторы известных песен", 1961 г. - Юрий Бирюков).

15 "Родина" №2, 2005 г., с. 106.

16 "Литературная газета", 18.12.1996 г., с. 16.

17 "Большой словарь крылатых слов русского языка", М. 2000, с.285.

18 Статья Архимандрита Августина (Никитина) в журнале "Посев", ук. соч.

19 Бирюков, "Авиамарш": правда о песне". Родина №2, 2005 г., с.46.

20 Хорст Вессель получил смертельное ранение и скончался 23 февраля (!)

21 РОНД - "Российское Освободительное Народное Движение", называемое также "Российское Национал-Социалистическое Движение Трудящихся".

22 "Очерки Русской смуты". Глава XX.

23 Тарусский Евгений Викторович (Рышков-Тарусский), писатель и поэт, редактор журнала "Часовой". 28 мая 1945 г. покончил с собой в Лиенце (Австрия), перед выдачей органам НКВД. Во 2-ю М.В. служил при атамане Краснове.

24 В. Ларионов "Последние юнкера", Роssev-Verlsg, V. Frаnkfurt а. М., Germany, 1984 г., с. 223.

25 А.Кузнецов "Энциклопедия русских наград", М. 2001 г., с. 313.

26 А. Туркул "Дроздовцы в огне", Воениздат, 1995 г., с. 143.

27 Анатолий Д'Актиль (1890-1942 гг.). Под этим псевдонимом жил и творил советский поэт Носон-Нахим Абрамович Френкель. ("Марш энтузиастов" и др.).

28 Панина Варвара Васильевна (1872-1911). Великая русская певица. Контральто.