МОЙ ГЕРОЙ

Музыка И. Миклашевского, аранжировка Аркадия Островского
Слова Н. Ардавина

Весной голубоглазою в полуденный прибой,
Ты помнишь, как мы лазали на пристани с тобой?
Как дрались за бочонками, как ты гулял с девчонками?
А я тебя ждала, любя, у будки портовой.
Ждала... Ждала...

Мальчишка беспризорный, парнишка в доску свой,
Веселый и задорный, с вихрастой головой.
Форсил татуировкою, нырял в разрез волны
И рваною веревкою подвязывал штаны.

Прошла пора беспечная, настали дни забот,
И вот однажды вечером отчалил пароход.
Простились мы без жалобы, махнул ты с верхней палубы,
С тех пор тебя я жду, любя, уже который год.
Все жду... Все жду...

Мальчишка беспризорный с вихрастой головой,
Звенел твой смех задорный над водной синевой.
Форсил татуировкою, нырял в разрез волны
И рваною веревкою подвязывал штаны.

В кино смотрела хронику: подводники в строю.
И вдруг среди подводников тебя я узнаю!
Стоишь в проходе кубрика, тобой горда республика,
А я тебя зову, любя, и плачу, и смеюсь.
Зову... Зову...

Мальчишка беспризорный с вихрастой головой,
Звенел твой смех задорный над водной синевой,
И я горжусь тобою, люблю еще сильней
Того, кто стал героем республики моей!

Расшифровка фонограммы Эдит Утесовой в сопровождении джаз-оркестра Леонида Утесова, запись 31 июля 1940, Москва, вышла на пластинках Ногинского завода (ГРК 356) и Ленинградской экспериментальной фабрики (ЛОРК 72), прослушать фонограмму можно здесь.






Эдит Утесова, с 1936 года выступавшая в оркестре отца и влиявшая на него, была в немилости у чиновников, однако убрать ее с эстрады Министерству культуры удалось только в середине 1950-х, после смерти Сталина. Песня фольклоризовалась и бытовала как анонимная.


ВАРИАНТ

Весной голубоглазою в полуденный прибой...


Весной голубоглазою в полуденный прибой,
Ты помнишь, как мы лазали по пристани с тобой,
Как дрались за бочонками, как ты гулял с девчонками,
А я тебя ждала, любя, у будки портовой.
Ждала, ждала...

Парнишка беспризорный, парнишка в доску свой,
Шумел твой смех задорный над волжской синевой.
Форсил татуировкой, нырял в разрез волны
И рваною веревкой подвязывал штаны.
Прошла пора беспечная, настали дни забот,
И вот однажды вечером отчалил пароход.
Простились мы без жалобы, махнул ты с верхней палубы,
С тех пор тебя я жду, любя, уже который год.
Все жду, все жду...

Мальчишка беспризорный с вихрастой головой,
Звенел твой смех задорный над волжской синевой.
Форсил татуировкой, нырял в разрез волны
И рваною веревкой подвязывал штаны.
В кино смотрела хронику: подводники в строю.
И вдруг среди подводников тебя я узнаю!
Стоишь в пролете кубрика, тобой горда республика,
А я тебя зову, любя, и плачу, и смеюсь.
Зову, зову...

Мальчишка беспризорный с вихрастой головой,
Звенел твой смех задорный над волжской синевой,
И я горжусь тобою, люблю еще сильней
И шлю привет герою республики моей.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.


Тот же вариант более упорядоченный:

Жду...


Весной голубоглазою, в полуденный прибой
Ты помнишь, как мы лазали по пристани с тобой?
Как дрались за бочонками,
Как ты гулял с девчонками,
А я тебя ждала, любя, у будки портовой?
Ждала, ждала, ждала...

Парнишка беспризорный, парнишка в доску свой,
Шумел твой смех задорный над волжской синевой.
Форсил татуировкой,
Нырял в разрез волны
И рваною верёвкой
Подвязывал штаны.

Прошла пора беспечная, настали дни забот,
И вот однажды вечером отчалил пароход.
Простились мы без жалобы,
Махнул ты с верхней палубы,
С тех пор тебя я жду, любя, уже который год.
Всё жду, всё жду, всё жду...

В кино смотрела хронику: подводники в строю.
И вдруг среди подводников тебя я узнаю!..
Стоишь в пролёте кубрика,
Тобой горда республика,
А я тебя зову, любя, и плачу, и смеюсь.
Зову, зову, зову...

Мальчишка беспризорный с вихрастой головой,
Звенел твой смех задорный над волжской синевой,
И я горжусь тобою,
Люблю ещё сильней!
И шлю привет герою
Республики моей.

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: