ТРОЕ КОВБОЕВ

Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою...
По дороге лесной
Едут трое ковбоев.
Трое верных друзей,
Три ножа, три нагана,
Трое черных коней,
Три старых аркана.

Вдруг вдали огонек,
Кони резво заржали.
Это был кабачок
Одноглазого Гарри.
Трое слезли с коней,
Пояса подтянули.
И в раскрытую дверь
Трое разом шагнули.

Ярко свечи горят,
Виски льется рекою.
За широким столом
Веселятся ковбои.
Вдруг вдали слышен шум,
Стук копыт, звон гитары...
И в раскрытую дверь
Громовые удары.

Входит шайка громил,
Человек девятнадцать.
И ковбоям они
Предлагают убраться.
Но все так же сидят
Три ковбоя, нахмурясь,
Только руки друзей
К кобурам потянулись.

Трое верных друзей
Время зря не теряли.
Будто в тире они
По громилам стреляли.
Чей-то череп трещал,
Дребезжала гитара.
На дубовом полу
Двадцать трупов лежало.

Ярко светит луна,
Хоронясь за листвою.
По дороге лесной
Едут двое ковбоев.
Двое верных друзей,
Два ножа, два нагана.
Двое черных коней
И два старых аркана.

Неизвестный источник. Этот же вариант - Татьянин день: Песенник. - Серия "Хорошее настроение". - Новосибирск: "Мангазея", 2004, - под заглавием "В кабачке одноглазого Гарри", последняя строка первого куплета: "Три старинных аркана".



Еще одно заглавие - "Кабачок одноглазого Гарри".


ВАРИАНТЫ (3)

1. Ковбои

Ярко светит луна, хоронясь за листвою.
По дороге ночной проскакали ковбои.
Трое черных коней, три ножа, три нагана,
Трое верных друзей, три лихих атамана.

Вдруг вдали огонек, кони быстро помчали,
Это был кабачок под названьем «Бенгали».
Трое слезли с коней и ремни подтянули,
И, поправив ножи, смело к двери шагнули.

Ярко свечи горят, виски льется рекою,
За дубовым столом пировали ковбои.
Трое верных друзей, три ножа, три нагана,
Трое верных друзей, три ковбоя усталых.

Вот послышался свист и напевы гитары,
И раздалися в дверь громовые удары.
Входит шайка парней, человек восемнадцать,
И ковбоям они предложили убраться.

Но, как прежде, сидят три ковбоя, нахмурясь,
Только руки слегка к кобурам потянулись...
Долго бой грохотал, долго пули свистели,
Девятнадцать парней на коней уж не сели.

Ярко светит луна, хоронясь за листвою,
По дороге ночной молча скачут ковбои.
Трое черных коней, два ножа, два нагана,
Двое славных парней, только нет атамана.

Атаман говорил, когда было их трое:
«Лучше смерть от ножа, чем позор для ковбоя».
И во веки веков, покоряясь завету,
Сотни юных парней помнят истину эту.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


2. Песня про ковбоев

Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге в Техас
Скачут трое ковбоев.

Три усталых коня,
Три ножа, шесть наганов.
По дороге в Техас
Три ковбоя усталых.

Вдруг вдали огонек,
Кони резко заржали.
Это был кабачок
Одноглазого Гарри.

Ярко свечи горят,
Виски льются рекою.
За дубовым столом
Пировали ковбои.

Входит банда парней,
Человек девятнадцать.
И ковбоям они
Говорят "Убирайтесь!"

Но сидели ковбои
За круглым таганом,
Только руки слегка
Потянулись к наганам.

Чей-то череп трещал,
Чьи-то кости ломались,
На дубовом полу
Двадцать трупов валялись.

Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге в Техас
Скачут двое ковбоев.

Только не было там
Самого Билли Сэма,
Он был старый дружок
Одного бизнесмена.

Два усталых коня,
Три ножа, шесть наганов.
А на третьем коне
Тело их атамана.

Откуда я выучила эту песню - не помню. Кажется, брат принес ее из школы.

Прислала журналистка Анна Баскакова 16 марта 2008 г
.


3. Кабачок одноглазого Гарри

Версия Виктора Баранова и Артура Гладышева

Ярко светит луна, схоронясь за рекою.
По дороге степной проскакали ковбои.
А вдали огонек - кони быстро помчали.
Это был кабачок одноглазого Гарри.

Трое слезли с коней, сапоги подтянули,
И в дубовую дверь трое молча шагнули.
Ярко свечи горят, виски льется рекою,
За дубовым столом веселятся ковбои.

Вдруг послышался шум, стук копыт, звон гитары,
И в дубовую дверь громовые удары.
Входит шайка громил, человек восемнадцать,
И ковбоям троим предлагают убраться.

Но спокойно сидят три ковбоя усталых,
Руки медленно их потянулись к наганам.
Свист пронзительных пуль, стоны в нем потонули
И десяток громил двадцать ног протянули.

Ярко свечи горят, виски льется рекою,
За дубовым столом веселятся ковбои.
Ярко светит луна, схоронясь за рекою.
По дороге степной ускакали ковбои.

Ярко светит луна, схоронясь за рекою.
По дороге степной ускакали ковбои.

Расшифровка фонограммы Неуловимого Арчи (Артура Гладышева). CD Неуловимый Арчи "Квасная Америка", Московские окна ЛТД, 1997.