ДА ЗДРАВСТВУЕТ ТОВАРИЩ АНАСТАС!

Когда в канун великой годовщины
Вывешивают весь иконостас,
Воскликнут все советские мужчины:
«Да здравствует товарищ Анастас!»

Когда дымилась, падая, ракета
И гром стоял меж пашен и полей,
Сам Микоян тогда со всех портретов
Глядел на нас с улыбкою своей.

Глядел все так же весело и смело,
Все так же молод, все еще не стар –
Единственный избегнувший расстрела
Двадцать седьмой бакинский комиссар!

Он все всегда заранее узнает,
И никогда не рубит он сплеча,
На сон грядущий Анастас читает
«Две тактики», работу Ильича.

Когда сбегутся люди всей планеты
Приветствовать всемирно марсиан,
Я знаю точно: первым из ракеты,
Махая шляпой, выйдет Микоян.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996. Перепечатано: В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000. Оба раза – без заглавия.


У песни в сборнике нет заглавия, но называть по первой строчке неудобно, так как она бессодержательная. Пусть для удобства будет называться "Да здравствует товарищ Анастас!"

Анастас Микоян не вошел в число расстрелянных в 1918 году бакинских комиссаров, так как роль расстрельного списка сыграл изъятый у бывшего старосты камеры, где сидели комиссары, список камерного товарищества, по которому распределялась общая еда. Микояна в этот "общак" не взяли. Представители Закаспийского временного правительства приняли бумагу за список руководства Бакинского Совета и расстреляли по нему 26 человек, включая случайных людей (делопроизводителя и телохранителей). Остальные девять арестованных, в том числе несколько членов Совета, казни избежали.