ШЕЛ ВЧЕРА Я В ТОЛПЕ ГОРОДСКОЙ

Шел вчера я в толпе городской,
Показалось мне, трезвому, грустному,
В разношерстице речи людской
Разучился я русскому устному.

Сердцем чувствую: что-то не так,
Стало ясно мне, трезвому, грустному,
Я по письменной части мастак,
Но слабею по русскому устному.

В кабинетной работе я резв
И заглядывал в энциклопедии,
Но далек от народа и трезв –
Вот причина подобной трагедии.

Нет, такого народ не поймет!
Не одарит улыбкою теплою.
И пошел я однажды в народ
С мелочишкой в кармане и воблою.

Потолкался в толпе у пивной,
Так мечта воплотилась заветная.
И, шатаясь, ушел – боде мой,
Вот где устная речь многоцветная!

Что ни личность – великий знаток,
И без всякой притом профанации.
Слов не много – ну, может, пяток,
Но какие у них комбинации!

Каждый день я туда зачастил,
Распростясь с настроеньями грустными.
Кабинетную речь упростил
И украсил словами изустными.

У пивной мне отныне почет,
А какие отныне амбиции!
И поставлен уже на учет,
На учет в райотделе милиции.

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 3. М., Стрекоза, 2000.