ШТАНЫ

Вечер тихо над речкой спускался,
Соловей заливался, звеня.
Ты сказала, склонивши головку:
- Покатал бы на лодке меня.

И пока мы на лодке катались,
Время так незаметно текло:
Не гребли мы, а лишь целовались
И посеяли где-то весло.

И пока ты меня целовала
Без отрыва четыреста раз,
А весло между тем уплывало
И уплыло далече от нас.

Но я в этой беде не терялся,
Сразу вспомнил я о парусах –
Снял штаны и как парус приладил,
Сам остался в одних лишь очках.

Но внезапно сменилась погода,
Ветер дунул с другой стороны.
И унес он штаны мои в воду,
Мировые в полоску штаны.

Берег медленно так приближался,
Ты ушла, не сказав и двух слов,
А я, бедненький, в лодке остался –
Без тебя, без весла, без штанов.

И в порыве безумного гнева
Я очки на себе изломал,
И, оставшись в костюме Адама,
Я по городу гордо шагал.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996. Перепечатано: В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000.


Есть еще более абсурдизированный американизированный вариант - "Миссисипи" (Миссисипи, моя Миссисипи...).


ВАРИАНТЫ (2)

1. Тихий вечер плывет над рекою


Тихий вечер плывет над рекою,
Соловей заливался, звеня.
Ты сказала, склонивши головку:
«Покатал бы на лодке меня!»

И пока мы с тобою катались,
Время медленно как-то текло…
Не гребли мы, а все целовались
И посеяли где-то весло…

И пока ты меня целовала
Непрерывно четыреста раз,
А весло, между тем уплывало
И уплыло далеко от нас!

Но я время напрасно не тратил:
Сразу вспомнил я про паруса,
Снял штаны и как парус приладил,
Сам остался в одних лишь очках!

Но тут быстро сменилась погода,
Ветер дунул с другой стороны,
И унес он штаны мои в воду,
Мировые - в полоску – штаны!

Берег медленно к нам приближался,
Ты ушла, не сказав и двух слов!
Я же, бедный, на лодке остался
Без тебя, без весла, без штанов!

И в припадке безумного гнева
Я очки на себе поломал,
И в костюме Адама и Евы
Через город домой побежал!

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 4. М., Стрекоза, 2001.


2. Штаны в полоску

Вечер тихо над речкой спускался,
Соловей заливался, звеня.
Ты сказала, склонивши головку:
- Покатал бы на лодке меня…

И пока мы на лодке катались,
Время так незаметно текло,
Не гребли мы, а лишь целовались,
И куда-то исчезло весло.

И пока ты меня целовала
Без отрыва четыреста раз,
А весло между тем уплывало
И уплыло далече от нас.

Но я в этой беде не терялся,
Ведь я тонкий знаток в парусах –
Снял штаны и как парус приладил,
Оставаясь в одних лишь очках.

Но внезапно сменилась погода,
Ветер дунул с другой стороны
И унес он штаны мои в воду,
Мировые в полоску штаны.

Берег медленно так приближался,
Ты ушла, не сказав и двух слов,
А я, бедненький, в лодке остался –
Без тебя, без весла, без штанов.

И в порыве безумного гнева
Я очки на себе изломал,
И, оставшись в костюме Адама,
Я по городу гордо шагал.

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, "Мангазея", 2001, стр. 249-250.