МОЙ КОРАБЛЬ

Сергей Шабуцкий

Мой корабль давно стоит на рейде,
реями качая над волною.
– Эй! Налейте – сволочи – налейте,
а не то поссоритесь со мною!

Сорок тысяч бед за нами следом
ходят словно верная охрана.
Плюньте – кто пойдет ко дну последним –
в пенистую морду океана!

– Эй! Хозяйка! Что же ты – хозяйка?
Выпей с нами – мы сегодня платим!
Что-то нынче вечером, хозяйка,
на тебе особенное платье.
Не гляди так больно и тревожно,
не буди в душе моей усталость.
Все равно ведь это невозможно –
даже до рассвета не останусь.

Сорок тысяч бед за нами следом
ходят словно верная охрана.
Плюньте – кто пойдет ко дну последним –
в пенистую морду океана!

Смит-вессон калибра тридцать восемь –
друг мой до последней перестрелки.
Если мы о чем-нибудь и просим –
это чтоб подохнуть не у стенки.
Разлетится эхо, эхо, эхо.
Эй вы чайки – дурочки – не плачьте!
Это задыхается от смеха
море, обнимающее мачты.

Сорок тысяч бед за нами следом
ходят словно верная охрана.
Плюньте – кто пойдет ко дну последним –
в пенистую морду океана!

1963

С жж Сергея Шабуцкого-младшего (сына автора), запись от 13 ноября 2007.


Это авторский вариант, но в песенной практике он вряд ли встречается. Песня фольклоризовалась, бытует как народная, припев исчез либо стал куплетом.


ВАРИАНТЫ (3)

1. Мой корабль давно уже на рейде


Мой корабль давно уже на рейде
Мачтами качает над волною.
Эй, налейте, сволочи, налейте,
Или вы поссоритесь со мною.

Двести тысяч лье за нами следом
Мчатся, как надежная охрана.
Плюньте, кто пойдет на дно последним
В пенистую морду океана.

Эх, хозяйка, что же ты, хозяйка,
Выпей с нами, мы сегодня платим.
Что-то нынче вечером, хозяйка,
На тебе особенное платье.

Не смотри так больно и тревожно,
Не буди в душе моей усталость.
Это совершенно невозможно,
Даже до рассвета не останусь.

Смит-Вессон калибра тридцать восемь -
Друг мой до последней перестрелки.
Если мы о чем-нибудь и просим,
Это - чтоб подохнуть не y стенки.

Разнесется эхо, эхо, эхо.
Эй вы, чайки-дурочки, не плачьте.
Это надрывается от смеха
Море, обрывающее мачты.

Мой корабль давно уже на рейде,
Мачтами качает над волною.
Эй, налейте, сволочи, налейте,
Или вы не справитесь со мною.

С не существущего ныне сайта Александра Кантемировского "Узелочек".


2. Мой фрегат давно уже на рейде...


Мой фрегат давно уже на рейде,
Борется с прибрежною волною.
Эй, налейте, сволочи, налейте,
Или вы поссоритесь со мною.

Эй, хозяйка, что же ты, хозяйка!
Выпей с нами, мы сегодня платим!
Что-то нынче вечером, хозяйка,
На тебе особенное платье.

Не смотри так нежно и сурово,
Не буди в душе моей усталость -
Это совершенно невозможно,
Даже до рассвета не останусь.

Разнесется эхо, эхо, эхо.
Эй вы, чайки, дурочки, не плачьте!
Это надрывается от смеха
Море, ударяющее в мачты.

«Смит» калибра ровно тридцать восемь,
Друг мой до последней перестрелки,
Если мы о чем-нибудь и просим, -
Это чтоб подохнуть не у стенки.

Мой фрегат давно уже на рейде
Борется с прибрежною волною.
Эй, налейте, сволочи, налейте,
Или вы поссоритесь со мною.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.


3. Мой фрегат...

Мой фрегат давно уже на рейде
Борется с прибрежною волною,
Эх, налетайте, братцы, налетайте,
Или вы поссоритесь со мною.

Эй, хозяйка, что же ты, хозяйка!
Выпей с нами, мы сегодня платим!
Что-то нынче вечером, хозяйка,
На тебе особенное платье.

Не смотри так нежно и сурово,
Не буди в душе моей усталость -
Потому что это невозможно, -
Даже до рассвета не останусь.

Разнесется эхо, эхо, эхо...
Эй вы, чайки, дурочки, не плачьте!
Это надрывается от смеха
Море, ударяющее в мачты.

«Смит» калибра ровно тридцать восемь -
Друг мой до последней перестрелки...
Если мы о чем-нибудь попросим, -
Чтобы не подохнуть нам у стенки!

Мой фрегат давно уже на рейде
Борется с прибрежною волною.
Эй, налейте полную, налейте,
Или вы поссоритесь со мною!

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, "Мангазея", 2001, стр. 185.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: