Марина Калашникова

АЛЬБОМЫ СОВРЕМЕННОЙ ДЕТСКОЙ КОЛОНИИ

Фольклор и культурная среда ГУЛАГа. Сост. В. С. Бахтин и Б. Н. Путилов. Ред. В. Ф. Лурье. СПб-М. 1994. Электронная версия - на сайте "Фольклор и постфольклор".


Данное сообщение посвящено альбомам воспитанников Пермской воспитательно-трудовой колонии (ВТК) для несовершеннолетних. Все они созданы в конце 1980-х годов.

Как известно, альбомы чаще всего бытуют в замкнутой социальной среде - школе, армии и тюрьме. Альбомы юных заключенных представляют собой кpасочно офоpмленные записные книжки или блокноты. Жанpовый состав входящих в них текстов достаточно стабилен. Это различные песни, стихотворения (альбомные, авторские, или собственного сочинения), пословицы, поговорки, афоризмы и др.

Альбом не простое собрание текстов, это особым образом организованное целое со своими специфическими формулами зачинов и финалов:

Открой блокнот, мой друг или подруга,
И пробегись глазами по строкам.
Они написаны в часы досуга,
Когда скитался я по лагерям.


Часто бывает и так: сидеть еще долго, альбом еще не дописан, но последняя страница уже оформлена:

Мой друг!
Ты прочитал написанный альбом.
Теперь ты знаешь, что такое воля.

Звони, отец, в колокола,
Твой сын выходит на свободу!


Большую часть текстов в альбоме составляют песни и стихотворения. Поскольку и то, и другое - жанры лирические, то имеет смысл говорить об общности их мотивов, тем более, что не всегда можно точно определить, где песня а где стихотворение. В них можно выделить набор мотивов:

1.) Несчастная, неразделенная любовь. Это, как правило, "жестокие" романсы, типа "Малыш", или "Жил мальчишка на краю Москвы...". Эти песни очень популярны в среде школьников, часто их можно встретить на страницах девичьих альбомов или песенников (1, 2).

2.) Женская верность, счастливая встреча. Например: парень и девушка встречаются в "зоне", через некоторое время она освобождается. Он ее провожает, а когда возвращается, она встречает его на вокзале (4). В дpугом тексте (3) девушка готовится выpучить из тюpьмы парня, который "красив и сердцем очень горд". Парень бежит, но его настигает пуля часового. Девушка мстит за гибель любимого.

Эти два мотива представлены в альбомах примерно одинаковым количеством текстов.

3.) Любовь к матери; мать для заключенного - единственный всегда любящий и верный человек (5).

4.) Свободная, разгульная жизнь после освобождения. Основное содержание таких песен - попытка компенсиpовать свое существование в изолированных условиях. Но таких текстов немного.

5.) Песни о тяжелой судьбе заключенного. Вспомним, что этим ребятам нет еще 18 лет. И обыкновенная лагерная тоска усиливается тоской по загубленной молодости. Герои этих песен из отчаянных ребят превращаются в сентиментальных, чувствительных до крайности. Доля воровская - нелегкая, опасная, лишена привычного ореола "романтики" блатных песен, она как бы вынужденная. Это своеобразный знак судьбы:

Танец познакомил нас с тобой,
Прокурор поднес печаль разлуки.
Суд на наше счастье и покой
Поднял окровавленные руки.
Иволга в овсяннике поет,
Иволга в овсяннике рыдает.
Ах, зачем родился я вором,
На себе пусть каждый испытает.


Отметим одну интересную деталь. В песне "Гимн малолеток" во втором куплете отражена постоянная оппозиция "свои - чужие" - "мент" и "малолетка". "Мент" - здесь образ нейтральный и сюжетной роли никакой не играет, но его присутствие необходимо для создания определенной атмосферы.

Ни один альбом не обходится без авторских произведений. Это, во-первых, эстрадные песни, близкие по тематике и поэтике к альбомным, такие, как песни из pепеpтуаpа И. Николаева и Н. Королевой. Часто встречаются песни В. Высоцкого и А. Розенбаума. Для девичьих альбомов очень характерны псевдопереводы популярных песен зарубежных исполнителей. Встретилась такая и тут. Это песня группы Animals "Дом в Новом Орлеане":

Прошло много лет с тех сказочных снов,
Когда я любил здесь и жил.
Встречает меня мой старый дом
Пустым, запыленным окном.


В альбомах много переделок pазличных известных текстов. Чаще всего пеpеделка пpиводит к почти полной трансформации оpигинала. При этом в альбоме они могут соседствовать. Так случилось с песней "Сиреневый туман", текст которой теперь широко известен. А пеpеделка увеличена на два куплета (7).

Встречаются в песенном репертуаре зеков и армейские переделки. Они бытуют без изменений. Например, "Отходная" (в ней без труда можно узнать песню "Я ухожу...", - сказал мальчишка ей сквозь грусть...").

Особое внимание следует обратить на переделки русских классиков. Hапpимеp, такой текст:

Этап за этапом, звонок за звонком
Два проявленья стихии одной
В сердце ли тесном, в безбрежном ли море
Здесь - в заключении, там - на просторе
Тот же все вечный подъем и отбой
Тот же все призрак тревожно-пустой.


Это переделка не очень известного стихотворения Ф.И. Тютчева "Дума за думой, волна за волной". Сознание зека сразу реагирует на слово "в заключении" и знакомое противопоставление "здесь - там"; к слову "отбой" подбирается пара "подъем", заменяется первая строчка - и текст превращается в полноценный тюремный, правда, с некотоpой утратой смысла, т.к. первая строчка совершенно формальна.

Там же можем встретить переделку романса А.А. Фета "Я тебе ничего не скажу..."

Мы говорим об альбоме как об особом лирическом жанре, книге лирики. Поэтому правомерно было бы говорить о лирическом герое, который обладает определенным сознанием и своим взглядом на мир. На первый взгляд автор (правильнее называть его составителем) выражает и утвеpждает через альбом свои ценности, свою индивидуальность. Такой вывод можно сделать на основании нескольких факторов.

Во-первых, альбом схож с лирическим дневником (затрагивает сферу чувств).

Во-вторых, написан одним почерком, что создает впечатление единого авторства.

В-третьих, каждый альбом обладает индивидуальными чертами (оформление, внимание к определенным темам, например, к эротике и др).

В-четвертых, сильно развитый жанр афоризма как будто все время сообщает авторскую точку зрения на то или иное положение. Однако вряд ли можно говорить о сознательном отборе текстов каким-либо составителем, поскольку двоякая трактовка некоторых ситуаций очевидна.

Мы еще ничего не сказали об афоризмах. В зековских альбомах этот жанр развит несколько сильнее, чем в девичьих. Конечно, различается и тематика их. В школьных песенниках афоризмы чаще всего посвящены любви и дружбе, тогда как основная тема зековских высказываний о тюрьме и тюремной жизни.

1.) Малочисленная группа афоризмов с мотивом трогательного и нежного отношения к любимой:

Я люблю эту жизнь, потому что ты в ней,
А тебя - потому, что ты в жизни моей.


2.) Противоположный мотив (вообще, как-то характерно, что афоризмы закрепляют негативный жизненный опыт):

Скорей голодный тигр откажется от мяса, чем женщина от лжи. Чем больше мне нравятся женщины, тем больше меня тянет к собакам.

И закономерный вывод:

Любви достойна только мать,
Она одна умеет ждать.


3.) Группа афоризмов о жизни тоже интересна. Здесь рядом с циничным "Бог не фраер, все простит", читаем: "Жизнь-это волчья тропа, по которой надо идти, оскалив пасть.", "первый шаг младенца есть шаг к его смерти".

Еще одно сопоставление. Два текста, один из которых искаженная цитата из Н. Островского, а другая - ее переосмысление: "Жизнь нужно прожить так, чтоб потом не было мучительно больно за зря прожитые годы". И: "Жизнь нужно прожить так, чтоб каждый второй ребенок в Союзе мог назвать тебя папой и чтоб под столом стояло множество пустых бутылок".

4.) Группа афоризмов о тюрьме самая большая, поэтому ее целесообразно разделить на несколько частей: а) высказывания с мотивом пропавшей молодости:

Дайте в юность обратный билет,
Я сполна заплатил за дорогу.


или:

Дак спасибо же вам ,
Господа коммунисты,
За несчастливую юность мою.


б) о тяготах тюремной жизни:

Помнишь, друг, как ты гулял:
Девчонки, деньги, кабаки...
А что взамен менты нам дали:
Баланду, карцер, сапоги...


или:

Я буду помнить много лет
Тюремный суп и черный хлеб.


А итог таков:

Тюрьма не место исправленья,
А школа новых преступлений.


в) мотив осознания ситуации и выработки новых ценностей:

Лучше прожить жизнь стоя,
Чем ползать на коленях.


Этот опыт рождает своеобразную мудрость:

Кто на волю смотрел сквозь решетку,
Тот не будет смотреть на жизнь сквозь пальцы.


или: Кто не был лишен свободы, тот не знает ее цены.

г) полное отрицание того, что воплощает в себе "суд" и "законность":

Суд - это базар, на котором торгуют свободой (ваpиант: судьбой), не зная ее цены.

или:

Пусть будет проклят тот от века и до века,
Кто выдумал тюрьмой исправить человека.


или

Я раб судьбы,
Но не лакей закона.


Таким образом, тюрьма всегда воспринимается отрицательно, а пребывание в ней для подростка как самая жестокая несправедливость.

Теперь представляется возможным дать характеристику лирическому герою. Образ его во многом построен на контрастах. Обстановка враждебности часто провоцирует его на двойственность оценки той или иной ситуации: для себя и близких (внутренние переживания) и для "публики" (внешние эффекты, циничность, безудержная смелость и др.) И мы можем только догадываться, как соотносятся лирический герой и составитель альбома.


1. Малыш

Чего стоишь ты, словно статуя,
Я, малыш, тебя не узнаю.
Чего глядишь, ребята старшие
Уводят девушку твою.

Она идет и улыбается,
У них как будто все уж решено.
А под тобой земля качается
И у тебя в глазах темно.

У них все было, как положено,
Он на уроках ей записки слал,
Водил в кино, кормил мороженым
И даже раз поцеловал.

Прости, малыш, прости ее за все,
Напрасно слез по ней не лей.
Ты должен знать, что в этом возрасте
Девчонки опытней, умней.


2. "Жил мальчишка на краю Москвы..."

Жил мальчишка на краю Москвы
И любил девчонку он одну.
И однажды, чуть дыша,
Подошел он и сказал:
"Дорогая, я тебя люблю!"

Но девчонка гордая была,
Не ответила на его слова.
Отвернулась от него,
Не сказала ничего,
За собой его не позвала.

И мальчишка бросился бежать.
Но откуда мог он ожидать,
Что машина из угла
Притормозить уж не смогла,
И упал мальчишка прямо на асфальт.

Но девчонка, следившая за ним,
Увидала парня чуть живым.
Растолкала всю толпу,
Быстро бросилась к нему
И сказала: "Я тебя люблю!"

А мальчишка приоткрыл глаза,
По щеке его текла слеза...
"Верю, верю я твоим словам,
Ведь ты у меня была одна."

На кладбище открыты ворота.
Гроб несут, а в том гробу девчонка та.
На груди девчонки той
Листок бумаги небольшой...
Милый, милый я всегда с тобой."


3. Форд

"Форд" шикарно скрипнул тормозами,
Ночь разрезав ярким светом фар.
Девушка с красивыми глазами
Из машины вышла на бульвар.

И походкой стройной, величавой
По бульвару девушка прошла.
И похоже, вправе мы подумать:
На свиданье девушка пошла.

Этой ночью, темной и безлунной,
Побежит из зоны человек.
А на утро там в газетах всех напишут:
"Опасный убежал из зоны зек".

Он бежит из крайнего барака.
Он красив и сердцем очень горд.
Знал, что за "запреткой", за забором
Ждал его шикарный черный "Форд".

Часовой увлекся сигаретой.
Вмиг - прыжок, "запретка" и забор...
Только автомата оперетта
Навсегда разрушила покой.

Прождала девчонка до рассвета,
Губы искусала свои в кровь.
Только автомата оперетта
Навсегда разрушила любовь.

А на утро к ней приехал парень.
"Ты не плачь, мужайся, он убит.
До сих пор у крайнего барака
На земле расстрелянный лежит.

Черный "Форд" рванулся быстро с места,
Набирая скорость больше ста.
За любовь неслася птица края
И остановилась у поста.

Громкий выстрел с "Форда" раздается,
Часовой застрелен на посту.
В памяти девчонки раздается:
"Милая, ты жди, я убегу."

И еще не раз потом на вышке
Падал на рассвете часовой.
Кровь лилась за кровь того мальчишки,
Что ушел так рано на покой.


4. "На Колыме..."

На Колыме, где тундра и тайга кругом,
Среди затертых елей и болот,
Тебя я встретил с твоей подругой,
Сидели у костра вдвоем.

Шел мелкий снег и падал на ресницы вам,
Вы северным сияньем увлеклись.
Я подошел к вам и руку подал,
Вы встрепенулись, поднялись.

И я увидел свет твоих прекрасных глаз,
И подал руку, предложил дружить.
И с той минуты дала ты слово
Навеки верность сохранить.

В любви и ласке время незаметно шло.
Пришла пора и кончился твой срок.
Я провожал тебя до пристани,
Сверкнул твой беленький платок.

С твоим отъездом началась болезнь моя.
Ночами я не спал и все страдал.
Я проклинал тогда тот вечер,
Когда на пристани стоял.

И вот я покидаю тот суровый край.
А поезд к югу, к югу мчит меня.
По актировке, врачей путевке
Я покидаю лагеря.

И вот я покидаю тот суровый край.
И поезд к югу мчит меня.
И всю дорогу молю я бога,
Прийди встречать меня, мой друг.

Огни Ростова поезд захватил в пути,
Вагон к перрону тихо подкатил.
Тебя больную, совсем седую
Наш сын к перрону выводил.

Так здравствуй, поседевшая любовь моя,
Пусть кружится и падает снежок
На ветку клена, на берег Дона,
На твой заплаканный платок.


5. "Поздней осенней порой..."

Поздней осенней порой
Падали листья, шуршали.
Я возвращался домой,
Где меня так долго ждали.

Осенний кружил ветерок
В парке листвой, у вокзала.
Я выхожу на перрон
И вижу тебя, мать родная.

Встретить ты сына пришла,
Добрая, милая мама.
Долго ты сына ждала.
Невеста его ждать не стала.

За то, что ты сына ждала,
Что говорить, скажу прямо,
Я тебя очень люблю,
Дорогая, милая мама.

И на широкой груди
Лаская родную старушку,
Я скажу: "Мама, веди,
Веди ты в родную избушку."

За круглым семейным столом
Полней наливайте бокалы.
Я пью за родные края
И пью за тебя, мать родная.

И пью я за тех матерей,
Что сына туда провожали
И со слезами в глазах
Сыновей на пороге встречали.

"Сын мой родной, дорогой! -
Ты вся в слезах прокричала. -
Сын мой вернулся домой,
И жизнь моя радостней стала!"


6. Гимн малолеток

Ах, зачем я на свет появился,
Ах, зачем меня мать родила.
С детских лет по приютам скитался,
Не имея родного угла.

Раз на Невском проспекте у бара
Мент угрюмо свой пост охранял.
А на той стороне тротуара
Малолетка с девчонкой стоял.

"Уходи, я тебя ненавижу,
Уходи, я тебя не люблю.
Ты же вор, ну а я комсомолка,
Уходи, я комсорга люблю."

И ушел тот парнишка, заплакав.
Он на мокрое дело пошел.
А на деле менты повязали,
Спецэтапом на север пошел.

Поезд мчится далеко-далеко,
И колеса по рельсам стучат.
А в вагоне, прокуренном кайфом,
Малолетки за жизнь говорят.

Открываются двери вагона,
А в дверях малолетка стоит,
Обливаясь горькой слезою.
И такие слова говорит:

"Что творится по тюрьмам советским,
Я не в силах вам все рассказать,
Как приходится нам, малолеткам,
На баланде свой срок отбывать.

Срок отбудем и выйдем на волю,
Ветер будет нам лохмотья трепать.
А чтоб нам поприличней одеться,
Мы по новой пойдем воровать.

А за эти скачки с грабежами
Нас легавые будут вязать.
Позабьют в угол розыски наши,
Нашу молодость в тюрьмах гноят.

Не сидеть нам всю жизнь арестантом,
Срок отбудем и выйдем опять.
Соберутся друзья и надоумят
За тюремную жизнь рассказать.

Как расскажем, так сразу заплачем.
А я плакать совсем не могу.
Так налейте стакан горькой водки,
Русской водки, я горе залью."

Раз на Невском проспекте у бара
Мент угрюмо свой пост охранял.
А на той стороне тротуара
Малолетка с девчонкой стоял.

"Уходи, я тебя ненавижу,
Уходи, я тебя не люблю.
Я ведь вор, ну а ты проститутка,
Уходи, я воровку люблю".

Много сорняков в огороде растут,
Иногда там и розы цветут.
Сколько в тюрьмах сидят малолеток,
А иные от горя поют.


7. Сиреневый туман

Сиреневый туман над зоной проплывает.
Над тамбуром горит прощальная звезда.
Конвой мой не спешит, конвой мой понимает,
Что с девушкою я прощаюсь навсегда.

Ну что же ты стоишь и слез не проливаешь.
Еще один гудок, и поезд отойдет.
Быть может, через год ты друга повстречаешь,
Быть может, через два свиданья час придет.

Я не видал нигде подобных ей красавиц,
Лучистые глаза горели как слеза.
И носик чуть курнос, и губки словно бантик,
Каштана цвет волос и длинная коса.

А на прощанье я скажу тебе, родная,
Кто не был в ВТК, не сможет так любить,
Кто не сидел в тюрьме, цену любви не знает,
Кто не был в нарсуде, не может нас судить.

Вот поезд отошел, остался дым лиловый,
Все это растворил "Сиреневый туман".
А ты стоишь одна, одна на все готова,
На ласку, на любовь и даже на обман.


8. Голуби

Голуби летят над нашей зоной
Голубям нигде преградок нет
Как бы мне хотелось с голубями
На родную землю улететь.

Но забор высокий не пускает
И колючка в несколько рядов.
Часовые с вышек наблюдают
И собаки рвутся с проводов.

Из барака тихо льется песня
И гитара плачет в полутьме
Это парень тихо напевает
О своей нерадостной судьбе.

А когда-то тоже был мальчишкой
И гонял по крышам голубей,
Но теперь лишился я свободы
Нет свободы у меня, убей.

Тише люди, ради Бога тише
Голуби целуются на крыше
Вот она сама любовь ликует
Голубок с голубкою воркует.

Вы девчонки тоже как голубки
Только берегите свои губки
Ведь любовь она такая штука
От нее порой бывает мука.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: