ПРИМОРИЛИ, ГАДЫ, ПРИМОРИЛИ

Всю Сибирь прошёл, в лаптях обутый,
Слышал песни старых пастухов, (1)
Надвигались сумерки густые,
Ветер дул с охотских берегов.

Припев:

Приморили, гады, приморили,
Загубили молодость мою,
Золотые кудри облетели (2) —
Знать, у края пропасти стою!

Ты пришла, как фея в сказке старой,
А ушла, обкуренная в дым.
Я остался тосковать с гитарой,
Потому, что ты жила с другим.

Зазвучали жалобно аккорды,
Побежали пальцы по ладам.
Вспомнил я глаза твои большие
И твой тонкий, как у розы, стан.

Много вынес на плечах широких,
Оттого так жалобно пою.
Здесь, в тайге, на Севере далёком,
По частям слагал я песнь свою.

Я люблю развратников и пьяниц
За разгул душевного огня.
Может быть, чахоточный румянец
Перейдёт от них и на меня.

(1) Вариант — «чабанов».
(2) Вариант — «облысели», «поседели». Другой вариант всей строки — «Золотые кучери обрили».

Известнейшая блатная песня, авторство которой уркаганы традиционно приписывают Сергею Есенину. Скорее всего, на это и рассчитывал неведомый автор, упоминая «золотые кудри» и вставив последний есенинский куплет*. Разумеется, об авторстве Есенина не может быть и речи: текст явно «не тянет». Однако поколения босяков упорно отстаивали эту легенду. Вообще же Есенин считается в уголовном мире единственным «воровским» поэтом. Здесь ценятся его стихи (особенно «Письмо к матери»), многие строки урки татуируют на теле, особенно «Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок». Да ведь и сам Сергей Александрович написал когда-то:

«Если не был бы я поэтом,
То, наверно, был мошенник и вор».


В настоящем сборнике также я привожу и другой вариант - «Приморили, вохры, приморили».





Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 117-119.



* В стихах Есенина нет такого куплета.

Есть студенческая переработка - "Всю Сибирь прошел, в лаптях обутый..."


ВАРИАНТЫ (3)

1. Приморили, гады, приморили

Приморили, гады, приморили,
Загубили молодость мою.
Золотые кудри облетели -
Знать, у края пропасти стою.

Ты пришла, как фея в сказке давней,
И ушла, окутанная в дым.
Я остался тосковать с гитарой,
Оттого что ты ушла с другим.

Зазвучали жалобно аккорды,
Побежали пальцы по ладам.
Вспомнил я глаза твои большие
И твой тонкий, как у розы, стан.

Всю Сибирь прошел в лаптях разбитых,
Слушал песни старых пастухов.
Надвигались сумерки густые,
Ветер дул с охотских берегов.

Много вынес на плечах сутулых,
Оттого так жалобно пою.
Здесь, в тайге, на Севере далеком,
По частям слагал я песнь свою.

Я люблю развратников и воров
За разгул душевного огня.
Может быть, чахоточный румянец
Перейдет от них и на меня.

Русский шансон / Сост. Н. В. Абельмас. – М.: ООО "Издательство АСТ"; Донецк: "Сталкер", 2005. – (Песни для души).


2.



Припев и следующие куплеты исполняются на мелодию 1-го куплета.

1. Всю Сибирь прошел в лаптях обутый,
Слушал песни старых чабанов.
Надвигались сумерки ночные,
Ветер дул с каспийских берегов.

Припев:

Приморили гады, приморили,
Загубили молодость мою.
Золотые кудри поседели,
Я у края пропасти стою.

2. Я люблю развратников и пьяниц
За разгул душевного огня.
Может быть, чахоточный румянец
Перейдет от них и на меня.

3. Ты пришла, как фея в сказке старой,
И ушла, укутанная в дым.
Я ж остался тосковать с гитарой,
Потому что ты ушла с другим.

Слова и музыка — не позднее 1950 года.

Шел трамвай десятый номер… Городские песни. Для голоса в сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А. П. Павлинов и Т. П. Орлова. СПб., "Композитор – Санкт-Петербург", 2005.



3. Всю Сибирь прошел, в лаптях обутый...

Всю Сибирь прошел, в лаптях обутый,
Слышал песни старых чабанов,
Надвигались сумерки густые,
Ветер дул с байкальских берегов.

Припев:

Приморили гады, приморили,
Загубили молодость мою,
Золотые кудри облетели -
Знать, у края пропасти стою.

Ты пришла как фея в сказке старой,
А ушла обкуренная в дым.
Я остался тосковать с гитарой,
Потому что ты жила с другим.

Зазвучали жалобно аккорды,
Побежали пальцы по ладам.
Вспомнил я глаза твои большие
И твой тонкий, как у розы, стан.

Много вынес на плечах широких,
Оттого так жалобно пою.
Здесь, в тайге, на Севере далеком,
По частям слагал я песнь свою.

Я люблю развратников и пьяниц
За разгул душевного огня.
Может быть, чахоточный румянец
Перейдет от них и на меня.

Русский шансон / Авт.-сост. И. Банников. М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА. - (1000 советов от газеты «Комсомольская правда»), с. 76-77.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: