СЕДИНА

Где же ты, юность моя, где пора золотая?
Сердцу больно в груди, а виски серебрит седина,
А в камине огонь, он горит, догорает,
А в руках все по прежнему полный кубок вина.

Разве горе зальешь? Разве юность вернется?
Не вернуть уж того, что потеряно мной.
Даже девушка та, что любила когда-то,
Не узнает меня под моей сединой.

Или скажет, смеясь, вы ошиблись, простите,
Улыбнется наивно и пройдет стороной.
Но ошибся не я, вы получше взгляните.
То ошиблась судьба, подшутив надо мной,

Много горя и мук мне на долю досталось.
В диких дебрях тайги, в рудниках под землей.
И повсюду судьба надо мной надсмехалась,
Украшая виски роковой сединой.

Что ж ты смотришь с тоской, не смеешься уж боле,
Испугало, наверно, седин серебро.
Это только мою безответную долю
В мои пышные кудри насильно вплело.

Так играй же, баян, мою душу терзая,
Не вернуть уж того, что потеряно мной.
И дрожащей рукой я бокал поднимаю,
Пью за тех, чьи виски серебрит сединой.

Российские вийоны. – М.: ООО «Издательство АСТ», ООО «Гея итэрум», 2001.


ВАРИАНТЫ (2)

1. Где ты юность моя, где пора золотая?

Где ты юность моя, где пора золотая?
Скучно-грустно виски серебрит седина.
А в глазах огонек чуть блестит, догорая,
И в руках все по-прежнему рюмка вина.
А в глазах огонек чуть блестит, догорая,
И в руках все по-прежнему рюмка вина.

Разве горе зальешь? Разве юность вернется?
Не вернуть мне назад, что потеряно мной.
Да и ты, что была, даже та отвернется,
Не заметив меня над моей сединой.
Да и та, что была, даже та отвернется,
Не заметив меня под моей сединой.

<Володя, не скучай!>
Может, скажет она: “Вы ошиблись, простите!”
(I am sorry!)
Улыбнувшись лукаво, пройдет стороной.
Не ошибся ли я? Вы получше взгляните -
То ошиблась судьба, подшутив надо мной.
Но ошибся ли я? Вы получше взгляните -
То ошиблась судьба, подшутив надо мной.

Много горя и бэд мне на долю досталось
(Ох, сколько мне досталось!)
В диких дебрях тайги, в рудниках под землей.
И повсюду судьба надо мною смеялась,
Украшая виски роковой сединой.
И повсюду судьба надо мною смеялась,
Украшая виски роковой сединой.

Что ж ты смотришь мне вспять?
Не смеешься уж больше,
Испугалась, наверное, седин серебра.
Знай, что это моя беспристрастная доля
В мои пышные кудри седины вплела.
Знай, что это моя беспристрастная доля
В мои пышные кудри седины вплела.

Так играй мой баян, мою душу терзая!
Не вернуть уж того, что потеряно мной…
Я дрожащей рукой свой бокал поднимаю –
Пью за тех, чьи виски серебрят сединой.
Я дрожащей рукой свой бокал поднимаю –
Пью за тех, чьи виски серебрят сединой.

Где ты юность моя, где пора золотая?
Скучно-грустно виски серебрит седина.
А в глазах огонек чуть блестит, догорая,
И в руках все по-прежнему рюмка вина.
А в глазах огонек чуть блестит, догорая,
А в руках все по-прежнему <Володя и Витя> рюмка вина.

Расшифровка фонограммы Аркадия Северного. Владимир Шандриков и Аркадий Северный с ансамблем “Черноморская Чайка”, 1-й Одесский концерт “Поговорим за жизнь”, апрель-май 1977 г., Одесса, запись - В. П. Коцишевский.


<Володя, не скучай!> - обращение Северного по ходу песни к Шандрикову, <Володя и Витя> - обращение одновременно к Шандрикову и ударнику. (I am sorry...) и (Ох, сколько мне досталось!) - импровизации Северного.


2. Юность

Где ты, юность моя? Где пора золотая?
Низко к сердцу склоняясь, серебрит голова.
А в глазах огонёк всё горит, не сгорая,
А в руках всё по-прежнему кубок вина.

Разве горе зальёшь? Разве юность вернётся?
Не вернуть нам того, что потеряно, вновь!
Даже та, что любила, повстречавшись со мною,
Не узнает меня под густой сединой.

Тихо скажет она: «Вы ошиблись, простите».
Улыбнётся лукаво и пройдёт стороной.
Но ошибся ли я, вы получше взгляните!
То ошиблась судьба, подшутив надо мной.

И дрожащей рукой вновь бокал поднимаю.
Пью ха тех, чьи виски серебрит седина.
А в глазах огонёк всё горит – не сгорает.
А в руках всё по-прежнему кубок вина.

Две последние строки куплетов повторяются

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: