Наталья Тереб

ЕЩЕ ОДИН ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

"Тюменские известия", №76 (4336), 27 апреля 2007 г. Интернет-адрес: http://www.t-i.ru/?w=2&articleID=13592


"Если бы знать, куда река течет..." Это строчка из песни, которую мы услышали в исполнении ВИА "Последний шанс" тюменской исправительной колонии №2 во время дня открытых дверей. Ах, если бы знать, куда течет река жизни... Знать бы, где упасть... "Соломки б подстелил", - подсказывает народная мудрость. "Рука б не поднялась убить себе подобного, совершить то, что натворил по глупости, по молодости", - признаются заключенные.

И в названии ансамбля - пример осознания содеянного. ИК-2 - колония строгого режима, здесь отбывают наказание в основном те, кто сел по малолетке, а выйдет на свободу лишь через 11-25 лет. Возраст уже не позволит откладывать начало новой жизни на срок, который последует после "срока". Новую жизнь можно начать здесь. Такой шанс предоставляется.



Взгляд со стороны

Телеэкраны пестрят сюжетами и фильмами из зоны, о зоне. Те, что знакомы с тюремной жизнью "изнутри", считают: в их основе очень много придуманного, жестоко закрученного или, наоборот, рекламно-показательного. И добавляют многозначительно: "А тюрьма есть тюрьма". Тем самым предоставляя нам возможность поупражняться в поиске собственных фактов. Их достоверность можно проверить, лишь побывав в местах, именуемых не столь отдаленными. Руководством Управления Федеральной службы исполнения наказания РФ по Тюменской области принято решение о проведении дней открытых дверей, во время которых журналисты и родители осужденных смогут посетить те или иные учреждения пенитенциарной системы. "Двойка" первая пригласила на такую встречу.

- Зачем вам это нужно? - выразила свое удивление начальнику ИК-2 Ивану Витальевичу Сауляку.

В ответ услышала:

- Правда никому не помешает. Мы находимся сейчас в режиме реформирования уголовно-исполнительной системы. Внедрение нового чаще всего сопряжено с какими-то трудностями, проблемами. А в свободе слова нередко "читается" взгляд со стороны: кто-то кому-то сказал, что в колониях царит произвол, что заключенные день и ночь сидят за решеткой. И пошло-поехало- понеслось. Произвола у нас нет. Но страшной правды - хватает. И заключается она в... статистике: только в нашем учреждении содержится 2229 человек. 1150 из них - на участке общего режима, остальные - на участке строгого режима, они получили срок за убийство, изнасилование, грабеж, разбойные нападения. Средний возраст осужденных - около тридцати лет. Примерно 30% нашего контингента - возвращенцы, то есть те, кто уже не впервой отбывает срок наказания. На производственных работах занято 470 человек, 121 - трудится на "бюджетных должностях". 33 осужденных в данный момент содержится в ШИЗО, 9 - в помещениях камерного типа. Это наказание - за нарушение установленного распорядка. Да, у нас не курорт и даже не дом, где каждый волен выбирать, когда ему работать, а когда телевизор смотреть или совершать прогулку. У нас режимное исправительное учреждение.

Журналисты по ИК-2 тоже не гуляли "сами по себе". В сопровождении сотрудников колонии нам предоставлялась возможность побывать в "местной" школе, жилой зоне, столовой, производственных цехах. Мы могли задавать любые интересующие нас вопросы, могли побеседовать с любым из заключенных. Но... Вопросы были индивидуальными, а взгляд на эту жизнь все равно получился со стороны.


"Здравствуй, сынок!"

Чувство неловкости испытала, заглянув в зал, где проходило свидание родных с заключенными. Журналисты - чужие люди на этом "празднике".

Поэтому вопросами "не докучала", да и ответы с той и другой стороны могла предугадать: все рады, что такая возможность встретиться, поговорить предоставляется. Предоставляется по списку, заранее утвержденному. В случае нарушения установленного режима со стороны заключенного такая бы встреча отменилась. Все девять "посписочных" человек постарались, и свидание состоялось.

На столах, приготовленных к чаепитию, - сладости из детства. И легко предугадать тему разговора между матерью и сыном, мужем и женой: "ждем твоего возвращения".

"Дети, в школу собирайтесь!"

Сколько лет исполнится выпускнику, если за парту 7-го класса он сел в 21 год?

Эта задачка кажется простой, если только не считать многие иксы и игреки - неизвестные, возникающие в ходе решения. Учителя школы, прописавшейся на территории колонии №2, вовсе не исключают, к примеру, что этот ученик за партой 7-го класса может провести не один год. Конечно, они постараются, чтобы парень не оказался в числе второгодников. Однако что делать, если этот ученик, как первоклассник, только-только учится писать и читать, а в его школьном расписании довольно сложные для меня предметы - физика, химия...

- 532 ученика занимаются в нашей 12-классной школе, - рассказывает заместитель директора по учебно-воспитательной части Мария Тимофеевна Семочкина. - У большинства из них очень низкий уровень знаний. Мы же начинаем обучение сразу со второй ступени - с 7-го класса. Теперь вам понятно, почему у нас бывает по 20 и более второгодников? "За уши" в следующий класс никого не тянем, оценки "не раздуваем". Нам важно, чтобы ученик понял предмет, получил прочные знания.

Не желаешь учиться - заставим, не можешь осилить программу - поможем.

Примерно такой "девиз" родился у меня после посещения этого учебного заведения. Учеником в ИК-2 считается всякий, не достигший 30-летнего возраста и не имеющий среднего образования. Закон просто обязывает его учиться, учиться и учиться. Школьное расписание составляется с учетом производственного графика. Того, кто трудится, к примеру, в первую смену, в школе ждут после обеда. И наоборот. Прогулять занятия, ссылаясь на усталость или нежелание, здесь невозможно. Сами понимаете, почему.

Желание получить дополнительные знания, профессию поощряется. Известно немало случаев, когда учителя шли навстречу тем, кому до "звонка из зоны на волю" оставался небольшой срок, а им хотелось успеть получить аттестат в школе и специальность в училище. Шли навстречу, не закрыв глаза на пробелы в знаниях. Просто преподаватели здесь виртуозы своего дела.

Вера в себя, надежда на нормальное будущее продиктовала 25 заключенным поступить на заочное отделение нефтегазового университета. Между прочим, возможностью получить высшее образование "воспользовались" 30 человек, отбывающих срок наказания в пенитенциарных учреждениях юга нашей области. Получается, что абсолютное большинство таких студентов - воспитанники "двойки".


"А в тюрьме сейчас - макароны..."

Тюремную еду принято называть баландой. Нет такого блюда в здешнем меню! Есть каша с маслом, чай с хлебом, овощное рагу с мясом, рыба с горохом, кисель... Для больных предусмотрено дополнительное питание.

К услугам желающих разнообразить свой рацион - торговая точка. Продукты в ней можно приобрести за безналичный расчет.

Бригадирит в этой столовой - профессионал, который, "было дело, держал на воле свое кафе". Рассуждает он так: "Мы все здесь кушаем из одного котла. Из одного котла - в том смысле, что порцию понаваристее и погуще ни для кого не выбираем. Следовательно, моя задача заключается в том, чтобы позаботиться о качественном питании для каждого". На смену знакомой по кинофильмам "картинке" приема пищи заключенными (это когда в камерное окошечко буквально проталкивается миска, наполненная непонятно чем) пришел "видеоряд": в ИК-2 и завтраки, и обеды, и ужины проходят по отрядам - в просторном светлом помещении, где есть столы и стулья. И большой аквариум - для красоты и снятия нервного напряжения. Побывали мы и на кухне - "территории - святая святых поваров". Начищенные до блеска котлы заставили зажмуриться.

Пекарню тоже отличают чистота и порядок. А еще запах горячего хлеба и печенья. Этой выпечкой, между прочим, из муки собственного производства (у колонии есть своя мельница) "двойка" обеспечивает другие подобные учреждения Тюмени.

Известно, пекарня - теплое местечко. 19-летний Игорь поправляет меня: "Горячий цех. Только одного хлеба за смену нужно "выдать" две тысячи булок. Так что приходится крутиться-вертеться".

Нам рассказывали, что работа пекарей здесь относится к категории самых высокооплачиваемых: ежемесячно на личный квиток отчисляется 250-300 рублей. Цифры для сравнения: средняя зарплата в этой колонии - 54 рубля (российский уровень оплаты в подобных учреждениях - около 70 рублей).

Профессию пекаря Игорь освоил в колонии. Когда записывался на учебу, про зарплату не думал, просто понимал, что ничего-то в этой жизни пока не умеет делать, а надо с чего-то начинать. Запах хлеба, печенья напоминали о доме, вот и... До будущего Игорю осталось один год восемь месяцев: в конце 2009-го он уйдет на свободу. Уже сейчас этот парень знает, что "и там" будет работать пекарем. Очень нравится ему специальность, которую получил в тюрьме.


Левый ботинок для офицерской ноги

О цехах металло-, деревообработки, которые действуют на территории "двойки", мы уже не раз рассказывали читателям. Надиктованы эти материалы были рекламной целью. Не секрет, что с ликвидацией гарантированных госзаказов многие учреждения системы исполнения наказания "сидели без работы". В то время как могли производить добротную мебель, срубы дачных домов, "фартуки" для колодцев.

Понадобилось время, чтобы все это увенчалось спросом, у колонии появились заказы, у отбывающих наказание - зарплата, что идет на погашение сумм, присужденных судом, на то, чтобы побаловать себя на свои кровные, да тем же печеньем, которым славится местная пекарня.

Не так давно "двойка" расширила производство: здесь появилась своя мини-фабрика по пошиву обуви. В ассортименте - обувь для офицерского состава и рабочая обувь для осужденных. Технологические разработки моделей защищены в Москве, часть работающих прошла специальную подготовку в училище, некоторые (и старший мастер Сергей Бадрызлов этого не скрывает) "осваивают будущую профессию прямо на ходу".

Производство на потоке - это значит, что каждый его участник в определенной последовательности выполняет свой вид работы. Из отдельных деталей на глазах "вырисовывалась" отличная пара офицерской обуви. На "витрине" готовых изделий один полуботинок "шагнул" вперед. Захотелось скомандовать: "Левой, левой, левой!"

Только за первый квартал нынешнего года из обувного цеха ИК-2 шагнуло в свет 1500 пар рабочей обуви и 800 пар офицерской. Есть уверенность, что с госзаказом на 4,5 миллиона рублей здешние работники справятся.

...На одном из этажей административного здания обратила внимание на расписание, которое строго "учитывает" отбой и подъем, "вывод" на работу и "съем" с работы, два часа личного времени... Порядок, дисциплина, идеальная чистота. И все же... Невольно испытываешь облегчение от одной только мысли, что ты здесь лишь на экскурсии.



Гражданин начальник ИК-2


Всегда на посту


Вид из зарешеченного окна. Для тех, кто провел здесь по 15 и 20 лет, он становится до боли "родным".


Урок в кабинете химии


День открытых дверей


Гитара знает, гитара помнит...


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: