Александра Осенева, фото Бориса Смиляна


ПО ТУ СТОРОНУ СВОБОДЫ

"Тюменская область сегодня" №81(1947), 12 мая 2007 г.



"Скушай еще кусочек торта, сынок, специально для тебя пекла. Когда еще домашнего поешь..." - женщина с уставшими глазами заботливо подвинула сыну тарелку. Молодой парень еще сильнее вжал в плечи бритую голову. Он бесконечно рад визиту матери, но смущается посторонних взглядов. Неловко стало и мне - корреспонденту, приглашенному в тюменскую колонию строгого режима №2 на день открытых дверей.


"НАМ НЕЧЕГО СКРЫВАТЬ"


Камеры-клетушки, бетонные стены, полумрак и сырость, тяжелые шаги охранников. Единственная связь с миром - маленькое оконце, в которое проталкивают тарелку с непонятной массой - баландой. Именно так представляют себе тюремное заключение рядовые граждане, черпая информацию из криминальных детективов и телесериалов. Развеять устойчивый стереотип, будто в местах не столь отдаленных царят бесправие и произвол, решило руководство управления Федеральной службы исполнения наказания РФ по Тюменской области, приняв решение о проведении дней открытых дверей. Это означает, что в установленное время и по установленному графику родственники осужденных и журналисты смогут посетить те или иные учреждения пенитенциарной системы.

"Уголовно-исполнительная система меняется коренным образом, - говорит начальник ИК-2 Иван Сауляк. - Для работы в колонии требуется все больше людей с высшим образованием: социальных работников, психологов. Дисциплинарная практика в корне изменилась, она нацелена прежде всего на воспитание. За проступки а штрафные изоляторы выдворяется очень мало людей. Сейчас в ШИЗО находится 33 человека, хотя в прежние времена доходило до 180-190. Любой осужденный может пригласить близкого родственника в колонию познакомить с условиями содержания. Сегодня нас посетят девять человек - это жены, матери, отцы".

...Большой стол в комнате воспитательной работы уставлен конфетами, печеньем, сладкой газировкой, но заключенные к ним не притрагиваются. Близким людям после долгой разлуки очень трудно найти нужные слова. "Ну как ты тут?" - "Да ничего, как видишь, живу". Интеллигентный вид Станислава выделяет его из общей массы. Между тем из немыслимо длинного 22-летнего срока прошло всего четыре года, за это время было одно свидание с женой. "Нам кажется, что время остановилось и жизнь за забором тоже, - откровенничает заключенный. - А она идет себе своим чередом. Сегодня я узнал, что мой 17-летний сын вышел на работу. Эта минута дорогого стоит".

Сергей из Казанского района впервые за полтора года увидел маму. "Он весельчак, открытая душа, сверстники к нему тянулись, - торопливо объясняет Лариса Николаевна. - И тут стал руководителем секции досуга. Очень непросто осознать, где находится мой мальчик. Поначалу я так плакала, так плакала... От страха - как он там. Обут ли, одет? Теперь душа спокойна за сына. Чисто, светло, питание нормальное. Обратила внимание, что двойные рамы ставят для утепления, а решеток нет...".

К Исмаилу, Олегу и Александру никто не пришел. По отдельности они осужденные, вместе - ВИА с говорящим названием "Последний шанс". "Играем классику и русский рок, - рассказывают музыканты. - Музыка успокаивает, отвлекает и время идет быстрее".

Зона - отдельное государство с развитой инфраструктурой. Есть производственные цеха, банно-прачечный комбинат, медсанчасть, церковь, места, где проживают осужденные и даже проводят отпуск. Всего в колонии находится 2209 человек. 1150 из них - на участке общего режима, остальные - на участке строгого, они получили срок за убийство, изнасилование, грабеж, разбойные нападения. Средний возраст осужденных - 26-27 лет. Примерно 30 процентов после окончания срока вновь возвращается за решетку. Чаще всего это те, кого на свободе никто не ждет, те, кто утратил родственные связи, потерял или никогда не имел жилья.

Жизнь на зоне не курорт, по строгому распорядку, телевизор по расписанию. Поощряется читать художественную литературу, писать письма родным, учиться и работать.


УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ УЧИТЬСЯ...

В местной школе 532 ученика, 12 классов. Вот такая математика. Только потом начинаешь путаться. В седьмом классе можно учиться по два - три года, при этом начав с изучения алфавита. Да-да. Некоторые вовсе не умеют писать и читать. Осужденных мужчин до 30 лет осваивать грамоту обязывает закон, после 30 они посещают занятия по собственному желанию. Заместитель директора школы Мария Семочкина говорит, что уровень подготовки осужденных очень низкий. "Большие пробелы в знаниях, поэтому и второгодников много. Во главу угла ставим создание условий обучения, работаем над повышением качества. Главное - заинтересовать ученика. Вот и стараемся, проводим нестандартные уроки, деловые игры, конференции".

Стремление к другой, лучшей жизни, осознание вины и вера в нормальное будущее двигали 25 заключенными "двойки", когда они решили поступить на заочное отделение Тюменского государственного нефтегазового университета. Всего в Тюменской области возможностью получить высшее образование воспользовались 30 человек, отбывающих срок. Возраст студентов от 18 до 35 лет. Будущая специальность - "социальный работник". За обучение платят родственники, двое умудрились поступить на бюджетные места.


ЛЕКАРСТВО ОТ СКУКИ И ПОРОКОВ

Труд сделал из обезьяны человека. Эту аксиому мы знаем с детства. Работать в колонии выгодно. Во-первых, идет трудовой стаж. Во-вторых, небольшая, но зарплата перечисляется на карточку, которую в конце месяца можно "отоварить" в местном магазине. В-третьих, в конце года положен 15-дневный отпуск в центре реабилитации, расположенном на территории ИК-2. В-четвертых, новая профессия пригодится на свободе. В-пятых, надо же чем-то занять так медленно тянущееся время.

Впрочем, работает всего четверть заключенных: 500 заняты на производстве, 121 - трудится на "бюджетных должностях". Много лет делают на "двойке" кровати, кухонные гарнитуры, "фартуки" на колодцы. Недавно появилась фабрика по пошиву обуви, есть училище, где готовят обувщиков. Шьют сапоги для офицерского состава и рабочую обувь для осужденных. Технологические разработки моделей защищены в Москве, госзаказ составляет 4,5 миллиона рублей. Старший мастер Сергей Бадрызлов уверен, его работники с задачей справятся, в месяц до 600 пар выпускают.

Евгений будет находиться в стенах колонии до 2021 года. Не имея образования, здесь он освоил профессию обувщика. "Всю жизнь хотел этим заниматься, бабушка была швеей и мне нравится шить, - улыбается он, раскладывая на столе кусок черной кожи. - Профессия сапожника всегда востребована, поэтому на воле без работы не останусь. Могу себе позволить чай, конфеты, сигареты - зарплаты хватает".


"А НА ОБЕД У НАС ОВОЩНОЕ РАГУ"

Чтобы окончательно развеять мифы о камерах, тюремной баланде и прочих "киношных" выдумках, скажем, что общежитие заключенных похоже на армейскую казарму, те же двухъярусные, аккуратно заправленные койки в два ряда. Передвигаться по территории в пределах своего отряда они могут свободно, разумеется, с учетом распорядка дня. Для журналистов провели экскурсию в сопровождении сотрудников колонии. Направляемся в столовую. На входе встречает огромный бригадир в белом фартуке. Николай Иванович в той жизни, оставшейся за высоким забором, "держал кафе". Сейчас его задача ежесуточно накормить завтраком, обедом и ужином две с лишним тысячи человек. "Какое у вас любимое блюдо в меню?" - интересуюсь. "Мое любимое... - задумывается. - Я человек взрослый, мне сложно ответить. Качество пищи гарантирую. Калорийность великолепная! Уха, каша с мясом, овощное рагу, рыба жареная, кисель. Цельное молоко каждый день дают! В продуктах нужды не испытываем. Свое хозяйство есть: куры, утки, свиньи"...

Есть в колонии и пекарня с мельницей. За смену "горячий" цех выдает 2,5 тысячи ароматных буханок. Готовят повара печенье и макароны. На Пасху выпекали куличи. Девятнадцатилетний Игорь кондитерское искусство освоил с легкостью. Через два года он выйдет на свободу и надеется устроиться в пекарню. Еще эта работа самая высокооплачиваемая - 250 рублей в месяц. Цифры для сравнения: средняя зарплата заключенного - 54 рубля (российский показатель - около 70 рублей).


"МЕЧТА - ВДОХНУТЬ ВОЗДУХ СВОБОДЫ"

Владимиру двадцать два. Совсем недавно у него было все необходимое для жизни: профессия сварщика, любимая девушка, возможность каждую минуту делать выбор. Выбор свободного человека. Один проступок - и на восемь лет он лишен возможности идти туда, куда хочется, общаться с тем, кто нравится. Статья 111-я Уголовного кодекса пункт 4. Смерть потерпевшего по неосторожности. Если бы время, как кинопленку, можно было отмотать назад... "Я научился беречь то, что есть, уважать людей, ценить семью", - опустив глаза, тихо говорит на вид совсем еще мальчишка. "Почему же ты здесь?" - "Случайно вышло"... - сказал почти шепотом. Впрочем, 99 процентов заключенных на подобный вопрос ответят то же самое.

Случайностей не бывает. Каждый выбирает по себе - "дьяволу служить или пророку". Шанс начать жизнь с чистого листа не предоставляется бесконечно. Однажды нужно решить, на чьей ты стороне.





  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: