В ПОРТУ ДАЛЕКОМ, В ТАВЕРНЕ МАЛЕНЬКОЙ

В порту далеком, в таверне маленькой
Сидел за кружкой пива юнга молодой,
И слезы горькие любви утраченной
Глотает юнга вместе с пивом заодно.

И у него была девчонка юная –
Асоль, ждала его, любила горячо,
Взбиралась на скалу, сбивала ноги в кровь,
Сидела верная, любовью дорожа.

А на скале она сидела грустная,
Смотрела вдаль и все увидеть не могла…
Сидела грустная, душою чувствуя,
Что их любовь вслед за фрегатом в путь ушла.

Вот допивает он то пиво горькое,
С улыбкой хмурою встает из-за стола…
И видит юнга: там, в кругу богатых дам,
Асоль, красавицу, целует рыжий франт.

И вот простите вы, друзья-товарищи,
Что этот бой я вам не в силах описать.
Наш юнга пылким был, неосмотрительным,
А франт коварный, он и страшным в злобе был.

Предчувствием плохим Асоль томимая
Из ресторана вышла к морю погулять.
Послышался вдруг ей в заливе звон ножей,
И, тихо вскрикнув, опустилася она.

Но этот слабый звук услышал юнга вдруг,
И, обернувшися, он на берег взглянул.
А франт был начеку, прыжок был к пареньку,
И франт арабский юнге в спину нож воткнул.

Мгновенно повернувшись к франту бледному,
Наш юнга, словно лев, бросается к нему.
И с криком: «Это вам!» - он свой морской кинжал,
Не целясь, молнией разящею метнул.

Но, видно, подвела на этот раз рука,
А может, рана была слишком глубока.
Кинжал в плечо попал, а франт к скале припал,
А юнга, зашатавшись, с выступа упал.

Ревела буря там, и океан стонал,
Но вдруг толпа на миг застыла у скалы:
С огромной высоты в ревущий океан
Асоль упала с криком: «Милый мой, прости!»

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 4. М., Стрекоза, 2001.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: