ЖИЛ ПАРНИШКА

Жил парнишка на краю земли
Может быть как я, а может ты
Может шире чуть в плечах
Может ласковей в речах.
А в глазах по больше синевы.

[колючая проволока]

Полюбил он девченку одну
Не сказав об этом ни кому
У подъезда он стоял
Молча взглядом провожал
Ту девченку что понравилась ему

Та девченка гордая была
Развернулась молча и ушла
В друг такси из за угла
Завезжали тормоза
И парнишка на осфальт упал

Та девченка развернулась в миг
Побежала бросилась в крик
Рассталкала всю толпу
Слышишь милый я люблю
Слышишь милый я тебя люблю

А парнишка преоткрыв глаза
По щике его текли слезы
Слышишь милая моя
Слышишь милая моя
Слышишь я люблю тебя

Преоткрылись ворота
Гроб несли за ним девченка шла
Нагруди девченки той
Сияет крестик золотой
А на нем насечка «я с тобой»

Что приснится в этот час ночной
Не венера и не марс
Ты далекая сторона
С диким криком журавля
Та строна что выростила нас.

Конец.

[два колокольчика]

Из альбома колониста Можайской воспитательно-трудовой колонии, 1996-1998. В квадратных скобках дается описание имеющихся в альбоме иллюстраций. Варианты этой баллады см. в изд.: Калашникова М. В. Альбомы современной детской колонии // Фольклор и культурная среда ГУЛАГа. СПб., 1994. С. 88.; Баллады. Предисловие и публикация С. Б. Адоньевой // Русский школьный фольклор. От вызываний «Пиковой дамы» до семейных рассказов. Сост. А. Ф. Белоусов. М., 1998. С. 163-165.

Ефимова Е. С. Современная тюрьма: Быт, традиции и фольклор. М.: ОГИ, 2004.



ВАРИАНТЫ (2)

1. Мальчишка


Жил мальчишка на краю земли,
Был таким он, как и я, и ты.
Может, шире был в плечах,
Может, ласковей в речах,
Но в любви он был, как я и ты.

Одна девчонка нравилась ему.
Не сказал об этом никому.
Возле дома он стоял,
Молча взглядом провожал
Ту девочку, что нравилась ему.

Но однажды осмелел он вдруг.
Подошел к девчонке милый друг.
Закружилась голова,
И сказал он ей слова.
И сказал он: «Я тебя люблю!»

Та девчонка гордая была,
Не поверила в его слова.
Отвернулась от него,
Не сказав уж ничего.
Не поверила в его слова.

И мальчишка бросился бежать,
Он ответ не мог уж услыхать.
Но машина из-за угла
Тормознуть уж не смогла.
И упал мальчишка на асфальт.

А девчонка, шествуя за ним,
Увидала парня неживым,
Растолкала всю толпу,
Прямо бросилась к нему
И сказала: «Я тебя люблю!»

А мальчишка приоткрыл глаза,
По щеке его текла слеза.
«Верю я в твои слова,
Верю, любишь ты меня».
И расстался с нею навсегда.

Вот на кладбище открыли ворота,
Гроб несут, в гробу девчонка та.
На груди девчонки той
Лежит листик дорогой:
«Милый мой, навеки я с тобой!»

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


2. "Жил мальчишка на краю Москвы..."

Жил мальчишка на краю Москвы
И любил девчонку он одну.
И однажды, чуть дыша,
Подошел он и сказал:
"Дорогая, я тебя люблю!"

Но девчонка гордая была,
Не ответила на его слова.
Отвернулась от него,
Не сказала ничего,
За собой его не позвала.

И мальчишка бросился бежать.
Но откуда мог он ожидать,
Что машина из угла
Притормозить уж не смогла,
И упал мальчишка прямо на асфальт.

Но девчонка, следившая за ним,
Увидала парня чуть живым.
Растолкала всю толпу,
Быстро бросилась к нему
И сказала: "Я тебя люблю!"

А мальчишка приоткрыл глаза,
По щеке его текла слеза...
"Верю, верю я твоим словам,
Ведь ты у меня была одна."

На кладбище открыты ворота.
Гроб несут, а в том гробу девчонка та.
На груди девчонки той
Листок бумаги небольшой...
Милый, милый я всегда с тобой."

Из альбома воспитанника Пермской воспитательно-трудовой колонии для несовершеннолетних. Конец 1980-х гг.

Калашникова М.В. Альбомы современной детской колонии // Фольклор и культурная среда ГУЛАГа. Сост. В. С. Бахтин и Б. Н. Путилов. Ред. В. Ф. Лурье. СПб-М. 1994.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: