Елена Замура

ПЕСНЯ О БЕЛЬЦАХ БЫЛА ВПЕРВЫЕ ИСПОЛНЕНА НА БРОДВЕЕ


У города Бельцы есть свой гимн. В отличие от песни про Кишинев «Мой белый город», официально его никогда не признавали. Зато этот хит поют и бельчане, и эмигранты из Бельц по всему миру.

Как вы уже поняли, эта знаменитейшая песня – не что иное, как «Майн штэйтэлэ Бэлць» («Мой городок Бельцы»). Одно время – правда, давно - она даже входила в репертуар Филиппа Киркорова, чьи предки родом из Бессарабии. Между прочим, похоронены Киркоровы в Кишиневе на армяно-католическом кладбище близ Долины Роз. Несколько лет назад отец Филиппа Бедрос Киркоров даже навещал эти могилы.

Что касается песни о Бельцах - мало кто знает о том, что ее на идише написали специально для знаменитой певицы Изы Крeмер. Слова - поэта Якова Якобса, музыка - композитора Александра Ольшанецкого. Иза впервые и исполнила «Майн штэйтэлэ Бэлць» в мюзикле, поставленном на Бродвее.

Иза Кремер Иза Кремер

Родилась будущая артистка кино, оперы и оперетты Изабелла Кремер в Бельцах 7 июля 1889 года. Родители с ранних лет поняли, что, вложив в образование Изабеллы скудные семейные средства, не прогадают. Это было мудрое решение. В 1912 году девушка отправилась в Милан, где училась пению у известного педагога Луиджи Ронци и даже выступала в небольших театрах.

Через два года Иза вернулась в Бельцы. Её приглашают в знаменитый одесский оперный театр. Молодая певица выступает и в оперетте. Она имеет огромный успех, гастролируя по крупнейшим городам России. Выходит замуж за редактора «Одесских новостей» Хейфеца...

Естественно, все испортила революция. Большевикам была не нужна Иза Кремер. Изе Кремер были не нужны большевики. В 1919 году певица эмигрирует сначала в турецкий Константинополь, потом во Францию. Разводится с несчастным одесситом. Много гастролирует по Европе, снимается в кино, завоевывает мировую известность.

В 1943 году уже немолодая, но прославленная Иза Кремер приглашена Черчиллем специально для того, что петь для Сталина. Главы трех великих держав – СССР, США и Великобритании - встречаются на Тегеранской конференции, чтобы обсудить ход войны и судьбы мира. Для Сталина, Черчилля и Рузвельта поют четверо легендарных исполнителей 30-40-х: немка Марлен Дитрих, француз Морис Шевалье и русский Вадим Козин. Кстати, для Козина это закончилось пожизненной ссылкой в Сибирь…

До сих пор выбор Черчилля поражает. Изу Кремер, о которой мы сегодня практически ничего не знаем, он поставил в один ряд с исполнителями, у которых были миллионы поклонников!

Но Сталин эмигрантов не одобрял и Изу не простил. В советские времена ее имя окружало гробовое молчание. Правда, на волне увлечения Аллой Баяновой вышел диск с хитами Изы и Аллы. До сих пор о жизни певицы-бельчанки известно очень мало. Быть может, когда-нибудь поклонники восполнят этот пробел.

Иза Кремер Марлен Дитрих Морис Шевалье Вадим Козин

После войны Иза Кремер жила в Аргентине – стране, в которую в 20-40-х годах прошлого века эмигрировало пол-Европы. К этому времени певица уже перестала выступать. Она обосновалась в городе Кордова. У Кремер было все – деньги, слава, почет. Но не было, увы, душевного покоя.

Когда есть все, хочется родины. Иза, которая жила в самых роскошных городах Европы и Америки, хотела в Бельцы!

Алла Баянова, по ее словам, тоже мечтала о возвращении в СССР – но очень хорошо понимала, что торопиться некуда. Вернулась она только в 80-х. Это было мудро. Наивная Кремер заторопилась в Союз, когда умер Сталин. Она думала, что конец диктатора означает конец диктатуры. Ангел-хранитель певицы, очевидно, знал о советских порядках (например, о борьбе с евреями-«космополитами») больше, чем Иза, и не одобрил ее решения. Знаменитая артистка скончалась 7 июля 1956 года в возрасте 67 лет. Она уже собрала чемоданы и взяла билет. До отъезда в СССР оставалось несколько дней.

Иза не увидела перед смертью свой любимый городок Бельцы. И слава Богу. Она была бы разочарована. Война и две волны депортации изменили облик «Северной столицы». В ней осталось не так уж много еврейского населения, придававшего до шарм этому городку. Впереди была массовая эмиграция 70-90-х. Уехали почти все евреи и многие неевреи, обосновавшись в Израиле и США. Среди них очень мало людей, которые оставались бы равнодушными при звуках знаменитой мелодии песни «Майн штэйтэлэ Бэлць».





Не позднее 2007


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: