А.С. Новиков

ИРКУТСКИЕ КАЗАКИ В ШАНХАЕ

Альманах «Белая гвардия», №8. Казачество России в Белом движении. М., «Посев», 2005, стр. 278-279.


12 апреля 1925 г. состоялось собрание учредителей и был принят устав «Казачьего Союза в Шанхае».

Этому предшествовали следующие события. После эвакуации войск атамана Г.М. Семенова из Забайкалья в ноябре 1920 г. сибирские и енисейские казаки (туда же входила дружина иркутских казаков) были сведены в бригаду под командованием генерал-майора Ф.Л. Глебова (1887-1945 гг.).

Служившие с конца 1917 г. у атамана Семенова иркутские казаки после эвакуации были расквартированы в районе станции Маньчжурия и находились под началом генералов: Федосеева, Артамонова, Золотухина, Мациевского, Мыльникова, Шемелина и других. Позднее они осели в Харбине и распылились по Маньчжурии. Часть казаков с конца 1920 г. перешла на службу к барону Унгерну и приняла участие в его походе на Слюдянку и Верхнеудинск в мае - августе 1921 г. Есаул Лукин и вахмистр Шубин с отрядом иркутских казаков также подчинились Унгерну и действовали в Тункинской долине. Есть сведения, что иркутяне из 3 стрелковой дивизии не пошли в Приморье, а приняли участие в походе Унгерна.

Как один из организаторов белого переворота в Приморье 26 мая 1921 г. Глебов был Семеновым произведен в генерал-лейтенанты и назначен командиром Гродековской группы войск. Имея семеновскую «ориентацию», он долго не подчинялся правительству С.Д. Меркулова, за что арестовывался и был под арестом более двух месяцев. Братья Меркуловы нарушили договоренности с атаманом, силами каппелевцев блокировали его части, а самому Семенову запретили появляться в Приморье. Эта возня не дала возможности поддержать поход Унгерна, которому пришлось действовать в одиночку, имея против себя вдесятеро больше сил красных. После отстранения Семенова казаками в Маньчжурии стал командовать генерал-майор И.Ф. Шильников. Формально был провозглашен Забайкальский фронт во главе с Шильниковым. Измена Меркуловых, усилия каппелевцев устранить с арены Семенова в 1921 г. предопределили военную победу красных.

С приходом к власти в Приморье монархиста М.К. Дитерихса, 18 июля 1922 г., Глебов был назначен командующим Дальневосточной казачьей группы, с которой в ноябре того же года ушел на пароходах «Защитник», «Монгугай» и «Охотск» в эмиграцию. После пребывания в корейском порту Гензан 7 августа 1923 г. корабли с казаками пошли на Шанхай, куда прибыли 14 сентября 1923 г.

Несмотря на угрожающие маневры английских крейсеров, Глебов проигнорировал требования покинуть порт, спустить национальные флаги и сдать оружие. Прожив почти год на судах, казаки 12 июля 1924 г. захватили карантинную станцию шанхайского порта, превратив ее в свой лагерь. В таком положении: частью в лагере, частью на пароходах, - группа генерала Ф.Л. Глебова просуществовала, бедствуя и терпя лишения, почти два года, став последней русской строевой частью.

В апреле 1925 г. агентам красных удалось склонить группу казаков в 450 человек во главе с генералом Н.С. Анисимовым (оренбуржец) к бегству в СССР. Захватив пароход «Монгугай» они вернулись во Владивосток. Оставшиеся же в Шанхае решили объединиться.

У истоков объединения казаков востока России в Шанхае стоял казак Семиреченского войска, присяжный поверенный И.Н. Шендриков и полковник Сибирского войска А.Г. Грызов. К делу были подключены: генерал-лейтенант М.И. Афанасьев (донец), генерал-майор Иркутского казачьего войска П.П. Оглоблин, генерал-майор Оренбургского казачьего войска В.А. Бородин, статский советник Забайкальского казачьего войска Г.Я. Селиванов, полковник Сибирского казачьего войска А.В. Катанаев и есаул Амурского казачьего войска В.В. Сараев.

В первое правление Казачьего Союза были избраны: Председателем И.Н. Шендриков, заместителем генерал-майор В.А. Бородин, секретарем полковник А.Г. Грызов, членами: Н.К. Сережников, генерал-лейтенант М.А. Афанасьев, Г.Я. Селиванов и Н.П. Деревсков. Казаки сплотились в одну семью, вырвались из нищеты образовав 10 станиц, включая Иркутскую. Всего в союз вошло около 700 человек.

После предательства Иванова-Ринова Войсковое правительство Сибирского казачьего войска 29 июня 1927 г. признало Глебова «законным заместителем войскового атамана».

В 1927 г. многие казаки попали в сформированный для целей самообороны Шанхайский волонтерский полк, а организационный период становления союза продлился до 1929 г. Численность части на 5 февраля составляла 150 человек, офицеры, вплоть до полковников, служили рядовыми. Но это был твердый и постоянный заработок. Были в полку и иркутяне, в частности, последний командир 3 Иркутского полка, точнее того, что осталось от 3 Иркутской стрелковой дивизии в Забайкалье в 1920 г., полковник Николай Павлович Худяков.

В Шанхае действовали другие русские эмигрантские организации. К 1932 г. их насчитывалось 36 и они объединились в Совет объединенных русских организаций (СОРО). Глебов был выбран председателем, а Шендриков — вице- председателем. Параллельно действовал созданный в городе в 1924 г. Русский эмигрантский комитет (Белое консульство). Возглавил его бывший консул В.Ф. Гроссе.

В 1929 г. правление Казачьего Союза было переизбрано. И.Н. Шендриков ушел не только из правления, но и из союза. Председателем стал войсковой старшина Г.К. Бологов (енисеец), который занимал этот пост до 1934 г. Секретарем был избран забайкалец полковник Г.Д. Почекунин.

По аналогии с иркутскими казаками Шанхая в 1929 г. в Харбине образовалась Иркутская станица. Атаманом ее стал К.С. Малых, издателем альманаха «Иркутский казак» — С.Г. Синанов (1935 г.). Костяк харбинских казаков составили казаки-иркутяне, воевавшие с Семеновым с 1918 г. У него же служил влиятельный в эмигрантской среде войсковой старшина Михаил Николаевич Гордеев.

Шанхайское Правление Казачьего Союза в 1931 г. состояло из 22 человек. Среди членов правления известные белые герои: М.В. Ханжин, Г.П. Жуков, иркутянин полковник Н.П. Худяков, полковник Н.П. Сокорев и др. В сентябре 1936 г. Бологов отказался из-за болезни от поста председателя. Его сменил полковник Д.В. Кочнев при секретаре Л.Е. Барабанове.

Скорее всего, иркутские казаки служили и в смешанной бригаде кавалерийского генерала Нечаева, численность которой в советских нотах 1925 г. оценивалась в 1000 человек. Китайцы же признавали, что 300-400 русских белогвардейцев, приняв китайское подданство, действительно служили в бригаде. Сформирована она была в Хайларе и пополнена в Шанхае.

На пост председателя союза, самой большой и сплоченной эмигрантской организации русских в Шанхае Г.К. Бологов вернулся в начале 1944 г. В феврале 1946 г. состоялось первое послевоенное собрание. Присутствовало около 200 человек. Председатель собрания И.Н. Шендриков призвал казаков сохранять традиции и устои и не поддаваться на обман советской пропаганды. Только что стало известно о приговоре семеновскому генералу Шубину, хотя советское правительство обещало не чинить расправ над эмигрантами. Его приговорили к 25 годам заключения за борьбу против большевиков в Гражданскую войну. Возможно, что этот Шубин имеет отношения к иркутским Шубиным?

Летом 1947 г. советские власти объявили о репатриации. Решено было вернуть 3000 человек и 150 детей сирот. Из живших в Шанхае 9000 русских эмигрантов к лету 1948 г. осталось около 5000 человек. В конце 1948 г. правительство Филиппин согласилось дать приют 6000 беженцев. Эвакуация дальневосточной эмиграции из Шанхая на Филиппины началась 13 января 1949 г.

Пять с половиной тысяч русских беженцев перевезли к марту 1949 г. Эвакуацией руководил сам Бологов. Оставшиеся в Шанхае русские влачили жалкое существование, а их оставалось еще много. Совершил свой последний рейс пароход «Хвалиен» и дальневосточная фаза российской белой эмиграции снова закончилась трагедией. И на этот раз бежать пришлось от коммунистов, только китайских. Тысячи людей, бросив нажитое, в очередной раз уходили в изгнание. Э.А. Одинцова (1929-2001) писала, что «после 1960 г. в Шанхае осталось человек 7 [русских].» Добавим, что на кладбищах Шанхая осталось несколько тысяч русских могил. Кто о них помнит?! В Шанхае закончил свой земной путь и атаман П.П. Оглоблин.

Казаков в Шанхае к 1930 г. было около тысячи из 9000 колонии русских, из них могло быть до сотни иркутян. А станиц было 10: Амурская, Уссурийская, Забайкальская, Иркутская, Енисейская, Сибирская, Семиреченская, Уральская, Кубанская и Донская. Не было Оренбургской. Из чего следует, что 450 казаков, покинувших Шанхай в 1925 г., - это, в основном, оренбуржцы.


Сотенная часовня Иркутской казачьей сотни (из сборника "Иркутский казак")
Сотенная часовня Иркутской казачьей сотни (из сборника "Иркутский казак")


Сборник "Иркутский казак" (1934)
Сборник "Иркутский казак"


Есаул Э.О. Эверт (из сборника "Иркутский казак")
Есаул Э.О. Эверт (из сборника "Иркутский казак")


Есаул П.Ф. Коршунов (из сборника "Иркутский казак")
Есаул П.Ф. Коршунов (из сборника "Иркутский казак")


Сотник С.С. Несытов (из сборника "Иркутский казак")
Сотник С.С. Несытов (из сборника "Иркутский казак")


И.С. Малых (из сборника "Иркутский казак")
И.С. Малых (из сборника "Иркутский казак")


Есаул Н.М. Казанцев (из сборника "Иркутский казак")
Есаул Н.М. Казанцев (из сборника "Иркутский казак")





Открытка, отправленная Э.О. Эверту в 1917 году в Иркутск. Прислал Олег <ovb1313 @ gmail.com> 7 января 2010 г.





Еще одна открытка, 1918 год, прислал он же 11 февраля 2012 г.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: