А.В. Курамшина, Государственный общественно-политический архив Пермской области

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ РАБОЧИХ ПРИКАМЬЯ ПРИ ПОЛИТИЧЕСКОМ РЕЖИМЕ АДМИРАЛА А.В. КОЛЧАКА

Гражданская война на Востоке России: Материалы Всероссийской научной конференции, г. Пермь, 25—26 ноября 2008 г.


Белое движение с осени 1918 г. становится главной силой антибольшевистского сопротивления.

Территория Прикамья была захвачена белыми зимой 1918 - 1919 гг.

Взятие города Перми белогвардейскими войсками было неожиданным для населения. Общим настроением горожан стала растерянность, переходящая в панику.

Хотя рабочим гарантировалось повышение заработной платы, права и свободы, к ним белые власти относились с недоверием и предубеждением, не считались с их интересами. Так, например, «в конце апреля 1919 г., ввиду острого квартирного кризиса в Перми, власти поступили так же, как в аналогичных обстоятельствах поступали большевики: въезд в губернский центр был запрещен, горожане без определенных занятий обязывались покинуть город в трехдневный срок, рискуя в противном случае быть выселенными этапным порядком» (Освобождение России (Пермь). 1919. 30 апреля.).

Приход белых означал восстановление свободной торговли продовольственными продуктами, но сфера продовольственного обеспечения находилась в кризисе. В обстановке Гражданской войны цены стремительно поползли вверх (ГАПО.Ф.р-746.Оп.2.Д.47.Л.28.): «Из Верхотурского уезда, недавно перешедшего от „красных" к „белым", 1 мая 1919 г. местная власть рапортовала управляющему Пермской губернией о небывало высоких ценах на продукты питания: пуд ржаной муки стоил 70-75 руб., пшеничной - 80-85 руб., сеянки - 100-110 руб., крупчатки - 115-130 руб., мяса - 250-300 руб., сливочного масла - 480-560 руб.» (ГАПО. Ф.р-746. Оп. 2. Д.47. Л.28.).

Дестабилизация в сфере обеспечения населения продовольствием усиливалась тем, что красноармейцы нередко перехватывали у «белых» вагоны со снарядами и продуктами.

Заработная плата оставалась низкой. «В мае 1919 г. на Пермских пушечных заводах зарплата за 8-часовую смену колебалась от 16 руб. для чернорабочего до 24,6 руб. у квалифицированных рабочих в Мотовилихе - пригороде Перми - квалифицированные рабочие, изготовлявшие боеприпасы, зарабатывали за 25 рабочих дней до 1 тыс. руб." (Нарский И.В. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917-1922 гг. - М.: РОССПЭН, 2001. С.604.)

Руководство заводов помогало рабочим справиться с продовольственными трудностями. Известно, что администрация Мотовилихинского завода, «поскольку жалованье рабочих не могло обеспечить им нормального существования... продавала им муку за цену, значительно ниже рыночной (40 руб. за пуд) по норме 30 фунтов в месяц на несемейного и по 30 фунтов на двух неработающих членов семьи» (ГАПО.Ф.р-746.Оп.2.Д.47.Л.30.).

Несмотря на тяжелые условия повседневной жизни Пермской губернии, продолжался прирост населения. Во время революции и Гражданской войны произошло увеличение его численности на 3,2%, «причем прирост мужского населения шел медленнее, чем женского (2,5% против 3,8%)" (ГАПО. Ф.р-77.Оп.1. Д.26. Л.7-8.).

Следует также подчеркнуть, что в городах свирепствовал не только голод, но и массовые эпидемии. «Благоприятная» стартовая площадка для массовых эпидемий на Урале была подготовлена санитарным состоянием городов, сложившимся ещё до революции. Известно, что в начале 1919 г. эпидемия тифа наблюдалась во всех 10 уездах Пермской губернии, из которых острее других она протекала в Верхотурском, Камышловском, Шадринском, Соликамском и Ирбитском уездах, а также в Перми. На начало февраля 1919 г. в Перми было 128 больных сыпным тифом, 29-брюшным, 235-возвратным. Система учреждений здравоохранения не справлялась со сложившейся ситуацией, и, наряду с приемом больных в госпиталях, врачи занимались санитарным просвещением, помещая советы по предотвращению разного рода болезней на страницах газет. Помимо этого существовала частная докторская практика, об этом же свидетельствуют объявления в газетах.

Был поднят вопрос о земской почте. В связи с невозможностью быстрой подготовки почтовых марок с новой символикой, Пермская городская управа приняла решение об использовании прежних: «Хотя марки эти (Совдепа) заготовлены в большевистском вкусе, мы не видим ничего предосудительного <в том, чтобы> использовать все оставшиеся марки, зачеркнув снизу на марке лишь слово „совдеп" (Рудников Ю. Марки Пермского совдепа // Советский коллекционер. 1972. № 10.).

Политические настроения рабочих контролировалось органами контрразведки уже с первых дней падения Советской власти, так как именно в рабочих военные власти видели потенциальных „большевиков". Все горожане, сопротивляющиеся политике белых, как правило, именовались „красными" или „большевиками", аналогично и противоправительственные настроения агенты контрразведки склонны были характеризовать, прежде всего, как „склонность к большевизму".

Была восстановлена порка. По данным Суслова А.Б., опубликованным в труде „Страницы истории земли Пермской. Часть II", следует, что за арестом политических противников обычно следовали избиения и казни. Так, например, 22 рабочих Пашийского завода были арестованы по подозрению „в причастности к большевизму" (http://www.pmem.ru). Их всех запороли до смерти. Публичную массовую порку устроили белогвардейцы в Соликамске.

В Перми, где особо свирепствовал террор, белогвардейцы расстреляли всех политических заключенных тюрьмы. Об этом поведал узник колчаковцев, командир красноармейского полка, подпольщик, член КПСС с 1918 г. М.Д. Соловьев, спасшийся лишь потому, что убийцы побоялись зайти в тифозный барак, где лежал в то время умирающий от страшной болезни М. Соловьев» (Аборкин В. За что и как боролся Колчак? // Вечерняя Пермь. 1991. 1 марта).

Аресты рабочих Мотовилихинского завода проводились по распоряжению коменданта Мотовилихинского завода подпоручика Иванова. По свидетельству З. Макарова (Красный Урал.1919.28 сентября.), одного из очевидцев происходящих событий, обвиняемых рабочих держали в Мотовилихинском народном доме, превращенном колчаковцами в застенок.

Некоторым удавалось бежать, но, как правило, выживали лишь единицы.

Арестованных обычно везли по Соликамскому тракту в черной большой плетеной корзине, уложенной в санях-розвальнях; вереницы обвиняемых шли и пешим путем: «За два дня до оставления Перми белогвардейский конвой провел пешим этапом арестованных по Соликамскому тракту, в сторону Левшина. Тех, кто не мог держаться на ногах, и больных, выбрасывали на все четыре стороны» (Аборкин В. За что и как боролся Колчак? // Вечерняя Пермь. 1991. 1 марта.). Пленных угоняли на Дальний Восток.

Таким образом, приход белогвардейцев в Прикамье внес в повседневную жизнь рабочих нестабильность, вызвал поляризацию их политических позиций, усилил социальную напряженность.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: