Ф.С. Киреев

ВЛАДИКАВКАЗСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Альманах «Белая гвардия», №8. Казачество России в Белом движении. М., «Посев», 2005, стр. 107-114.


В длинной череде событий, потрясших Терек в 1918 г., восстание терских казаков против Советской власти занимает особое место. Восстанием была охвачена почти вся Терская область и соседние уезды Ставропольской губернии и оно имело характер народной борьбы. В советской историографии это восстание называют выступлением и именуют не иначе как «бичераховщина», по фамилии одного из его организаторов — инженера Георгия Бичерахова.

Казачье восстание на Тереке во многом было подготовлено самой Советской властью, с самого начала зачислившей более чем 200-тысячное казачье население Сунжи и Терека в стан врагов. Активно проводившийся развал войсковых структур, намеки на возможный предел земли, а затем и узаконенное переселение и даже уничтожение станиц, заигрывание с горцами и иногородними, претендовавшими на казачьи земли - все это совсем не прибавляло симпатий казаков к новой власти. С начала 1918 г. в станицах почти открыто стало проявляться недовольство. Столкновения с горцами на Сунже перерастали в настоящую войну и если с этой бедой, объединившись, можно было хоть как-то справиться, то с дезертирами, хлынувшими в область с Кавказского фронта, бороться казакам было гораздо труднее. Тысячи крупных и мелких отрядов этих вечно пьяных «бойцов», расползаясь по области, грабили, жгли, насиловали и убивали.

Стычки с дезертирами и горцами держали терцев в постоянном напряжении. Разобщенность и растерянность казачества, вызванная антивоенной агитацией и усталостью от войны, давали возможность большевикам без особых усилий брать власть на местах в свои руки. Виртуозно проведенный Кировым съезд народов Терека в Пятигорске, законодательно оформивший торжество власти Советов, окончательно убедил терское казачество в том, что нужно надеяться только на себя. Приехавшие со съезда делегаты рассказывали в станицах, как жестоко отстаивали свою позицию горцы и как лебезили перед ними союзники из «левого» блока, готовые на любые уступки ради удержания власти. Об иногородних и говорить нечего - надеясь на передел казачьих наделов, они были готовы идти за кого угодно, громче других ругая казаков за «отсталость и тайную контрреволюцию».

По станицам шел ропот. В то время, как на Сунже разгорались бои казаков с ингушами, в Пятигорском отделе за три дня с помощью полуанархистских банд, силой разоружили половину станиц. Вслед за этим начались насильственные реквизиции, сопровождавшиеся убийствами и грабежами, затем стали расстреливать офицеров и атаманов. По станицам Пятигорского и Моздокского отделов поскакали гонцы: «Ждите, братья, скоро наступит час». Громко заговорили о полковнике Шкуро, собравшем в Бургустанском лесу казаков, об отрядах Агоева1 и Гажеева2, безжалостно громивших дезертиров и матросов. Казачье восстание готовилось с начала весны 1918 г., но шансов на то, что оно будет поддержано повсеместно, было немного. С начала лета выступление казаков стало неизбежным. Нужна была последняя капля...

В первых числах июня, прибывшая с Кавказского фронта по железной дороге 39-я пехотная дивизия, занялась реквизицией зерна и скота в Александрийской, Подгорной, Незлобной и Георгиевской станицах. Если быть точным, то это была не реквизиция, а обычный разбой. Привыкшие к безнаказанности солдаты не церемонились ни с казаками, ни с их женами. За что и поплатились - доведенные до крайности станичники взялись за оружие...

Почти в один день восстали Георгиевская, Незлобная, Подгорная, Марьинская. В другом конце Пятигорского отдела поднялась Бургустанская. 18 июня зазвонили колокола в Моздокском районе - выступила Луковская, казаки которой после короткого кровопролитного боя взяли Моздок. В станицах начали формироваться боевые сотни.

23 июня, ставшее официальной датой начала восстания, в Моздоке собрался казачье-крестьянский съезд, вынесший постановление о полном разрыве с большевиками. На съезде был избран Терский казачье-крестьянский совет, который возглавил старый революционер, инженер Георгий Бичерахов3. Его эсеровская программа не могла удовлетворить требования казаков, желавших установить прежний порядок, но политические лозунги уже никого не интересовали - Бичерахов был против большевиков и этого было достаточно. Товарищем руководителя казачье-крестьянского Совета стал Григорий Вертепов4, близкий друг покойного Войскового атамана М.А. Караулова5, пользовавшийся огромным уважением и авторитетом среди населения Терской области.

В этот же день на съезде назначили командующих линиями: Моздокской - полковника Вдовенко6, Кизлярской - полковника Урчукина7, Сунженской - полковника Долгова8, Владикавказской - полковника Данильченко9, Пятигорской - полковника Владимира Агоева. Командующим войсками Терского Войска стал генерал-майор Эльмурза Мистулов10, начальником штаба - полковник Владимир Белогорцев11.

Шаг от политического противостояния к вооруженной борьбе был сделан. Враждующие стороны стали готовиться к войне. Первое вооруженное столкновение, случившиеся в районе станицы Прохладной в последних числах июня, завершилось победой казаков. Терцы воодушевились и стали готовиться к более решительным действиям в борьбе с Советами.

Центром большевизма в Терской области был Владикавказ, и не раз среди казачьего офицерства звучали голоса разогнать большевиков здесь, как это уже было сделано в Моздоке. Но, при всем накале противостояния, Терский казачье-крестьянский совет не желал этого. В Совете преобладали левые взгляды. Здесь считали, что занятие Владикавказа казаками настроит горцев против них. Г. Бичерахов неоднократно заявлял, что Терский казачье-крестьянский совет воюет не с народной властью, а с большевиками. Но иначе считали многие офицеры. Главным инициатором занятия Владикавказа стал начальник штаба Владикавказской линии Генерального штаба полковник С. Соколов12.

Подготовка к походу на Владикавказ шла в станице Ардонской, где стали собираться офицеры, недовольные политикой Советской власти. Здесь же шли переговоры казаков с осетинским офицерством. Основная масса офицеров-осетин поддерживала борьбу с большевиками, но в целом осетины держали нейтралитет.

План захвата Владикавказа состоял в следующем. Полковник Соколов с отрядом из архонских и ардонских казаков вступает в город и занимает Совдеп. Одновременно выступают отряды самообороны Владикавказа, руководимые полковником Беликовым13 и осетины Осетинской слободки, во главе с полковниками Ивановым14 и Горшковым15. Казаки станиц Сунженской и Тарской занимают Владикавказский железнодорожный вокзал. Змейские казаки перерезают железную дорогу в районе Эльхотово, чтобы к Владикавказу не подошло подкрепление. Кроме этого, в поддержку казаков должны были выступить осетинские отряды полковников Кибирова16, Голиева и другие. Общая численность задействованных в операции людей была не более 1000 человек.

План был разработан, но его требовалось согласовать с Казачье-крестьянским советом и получить от него разрешение на занятие Владикавказа. Для этой цели в Моздок отправился полковник Данильченко.

Сейчас трудно сказать, получил ли полковник Данильченко разрешение на занятие Владикавказа. Разные источники противоречат друг другу. Скорее всего, Бичерахов решил, что в случае успеха он поддержит полковника Соколова, а в случае неудачи обвинит его в самодеятельности. Сам полковник Данильченко к началу владикавказской операции не прибыл (нет ни одного упоминания об участии его в боях во Владикавказе).

Во Владикавказе в эти дни проходил 4-й съезд народов Терской области, в работе которого принимал участие Чрезвычайный комиссар на Северном Кавказе Г.К. Орджоникидзе. Как представитель Москвы Орджоникидзе обладал неограниченными полномочиями и сыграл заметную роль в событиях на Тереке в 1918 г.

Несмотря на то, что части Красной армии Терской республики находились на нескольких фронтах, во Владикавказе Советы опирались на значительные силы. В первую очередь это был 1-й Владикавказский пехотный полк (800 человек). Большая его часть охраняла 4-й съезд народов Терской области, который проходил в здании бывшего кадетского корпуса на окраине города, остальные красноармейцы находились в Совдепе (бывший штаб 21-й пехотной дивизии) и бывших казармах Апшеронского полка. В июне 1918 г. во Владикавказ прибыл отряд грузинских большевиков во главе с Гегечкори (300 человек). В городе так же находились: красноармейский отряд из китайцев (400 человек), отряд керменистов-осетин (200 человек), часть отряда Беленковича, рабочая самооборона Курской и Молоканской слободок и артиллерийская часть. Кроме этого, на вокзале стоял бронепоезд, на котором во Владикавказ прибыл Орджоникидзе.

Руководители Терской республики располагали информацией о том, что казаки планируют захват Владикавказа, но само нападение застало их врасплох.

На Преображение 24 июля (6 августа н.ст.) в 4 часа утра на рысях с 3 сотнями казаков (4-я сотня находилась в резерве) прошел полковник Соколов Владимирскую слободку, сразу же перешел на деревянный мост и устремился к Совдепу. Захватив в 1-м реальном училище нижний этаж, и забрав там винтовки, казаки вывели во двор Апшеронского собрания сонных красноармейцев. Те, не долго думая, юркнули в здание 2-го реального, которое тоже было занято красными. Проснулись и жильцы верхнего этажа, огляделись и быстро сориентировались: привязали на веревках ручные гранаты и начали забрасывать ими нижний этаж (в окна), другие сверлили пол и в образовавшиеся отверстия бросали бомбы. На улице показались небольшие группы красных и открыли огонь по отдельным казакам; группы увеличивались и стали кольцом сжимать 1-е реальное училище. Несколько китайцев- красноармейцев взобрались на соседнюю с училищем колокольню и начали обстреливать окрестности из пулемета.

У деревянного моста сотни полковника Соколова были встречен полковником Литвиновым17, который собрал отряд из офицеров и добровольцев-неказаков. Вмесе с казаками отряд Литвинова принял участие в атаках на Совдеп и в последующих боях в городе18.

В первый день операции площадь перед зданием Совдепа стала ареной ожесточенных боев. По свидетельству очевидцев, вся площадь была покрыта телами погибших казаков и красноармейцев. В плен к казакам попало несколько десятков красноармейцев (в том числе 50 китайцев).

Здание Совдепа было захвачено 3-й сотней (около 50 казаков) во главе с хорунжим Сагайдаковым19. Оказавшись в окружении и не получив поддержки, когда кончились патроны, хорунжий Сагайдаков и 17 оставшихся в живых кзаков в 11 часов утра сдались20.

Когда полковник Соколов перешел деревянный мост, часть казаков пошла на Совдеп, другая - в центр города, а мост остался без охраны. Он был занят красноармейцами, и 4-я сотня войскового старшины Савченко21 не смогла его пройти. Среди казаков, оставшихся в центре города, началась паника. Тем временем, в поддержку казаков выступила осетинская самооборона во главе с полковниками Ивановым и Горшковым, а также сотня осетин-гизельцев во главе с полковником Голиевым. В течение всего первого дня операции на поддержку полковнику Соколову подходили небольшие отряды из казачьих станиц (Архонской, Сунженской, Тарской, Ардонской, Николаевской, Змейской) и осетинких селений (Гизели, Хумалага, Владимирского, Ардона). К концу дня восставшие контролировали почти всю левобережную часть города и центр. В руках большевиков осталась южная окраина Владикавказа (Молоканская слободка с кадетским корпусом) и северная (вокзал, военный госпиталь, Coвдеп и Курская слободка). В южной, части обороной города руководил Совнарком, а северной — Г.К. Орджоникидзе, заведующий военным отделом Совдепа С. Мартынов и руководитель самообороны Курской слободки П. Огурцов. В первые дни связи между южным и северным очагами обороны не было.

Первоначально успех был на стороне восставших. Казаками было арестовано и расстреляно несколько десятков большевиков. Советские историки говорят о более чем 100 человек, расстрелянных казаками, и называют стандартный список погибших: Н. Кесаев, Ф. Камалов, И. Никитин, Ф. Серобабов, С. Шмулевич, Огнев, Чхубиани. Имена других не упоминаются, и трудно сказать, кто они. Зато известно, что целый ряд видных большевиков (некоторые из которых были в черном списке полковника Соколова как подлежащие расстрелу в первую очередь), попав в плен, избежали расстрела. Это были члены Терского совнаркома Ю. Фигатнер, А. Андреев, К. Дигуров, во главе с самим председателем Терского Совнаркома Ю. Пашковским и командиром грузинского отряда А. Гегечкори и и другими. Есть несколько версий о том, почему они были отпущены. Некоторые источники пишут, что они были арестованы не казаками, а осетинами из отряда полковника Иванова. Иванов и Дигуров вместе выросли, поэтому Иванов отпустил Дигурова и остальных. Другие считают, что эти арестованные были членами Съезда народов Терской области, и их опустили по просьбе Съезда. Что произошло на самом деле, неясно, но наиболее вероятна вторая версия, так как левые взгляды преобладали среди гражданских руководителей восстания.

27 июля (9 августа) атака казаков и осетин на правобережную часть пошла энергичней; красноармейцы эвакуировали магазин Зингера и Совдеп. Восставшие с боем продвинулись до улицы Льва Толстого, перейдя деревянный мост под пулеметным огнем противника. Продвигаться к Госпитальной улице без соответствующей артиллерийской подготовки было невозможно, так как на ней были хорошо приспособлены к обороне дом умалишенных, старая тюрьма, госпитальная ограда и городская больница.

На следующий день боевые действия были не столь энергичны. Имело место лишь продвижение отставшего правого участка полковника Рощупкина и частичное выдвижение фронта на Госпитальной улице. На Молоканском фронте казаки заняли сильно охватывающее (в «клещи») положение. Там все время готовились к атаке, но почему-то ни верхне-осетинцы, ни гизельцы в решительную атаку не перешли. Тем временем, молокане заговорили о мире, что сказалось на настроении Молоканского фронта, так как заявление их было, безусловно, неискренним, а, между тем, им поверили, главным образом, в штабе полковника Соколова.

На четвертый день боев в городе, Орджоникидзе решил, что город удержать невозможно и отдал приказ об оставлении Владикавказа. Его бронепоезд и красноармейцы, оборонявшие вокзал, ушли к Беслану. Напоследок бронепоезд выпустил по городу все оставшиеся снаряды. Г.К. Орджоникидзе позднее вспоминал: «Бронированный поезд под командованием Автономова в продолжение четырех дней громил город из орудий. А когда было решено уходить, был дан приказ выпустить все оставшиеся снаряды. И бронепоезд дал по городу за ночь 200 выстрелов»22. Можно представить, что творилось на улицах Владикавказа после этих артобстрелов. Ведь стреляли не по целям, а просто по городу. К этому следует добавить, что город также обстреливался гаубицами, стоявшими у кадетского корпуса.

Покидая город, Орджоникидзе распорядился расстрелять всех арестованных. Во время сражений в плен к красноармейцам попали десятки казаков, осетин, офицеров и добровольцев. Их всех отводили в комендатуру. Сюда же собирали арестованных по подозрению в мятеже или просто как подозрительных. Красноармеец Р. Битимиров вспоминал, как они в поисках мятежников в одной из квартир нашли карабин и именную шашку. Шашка принадлежала хозяину квартиры генералу П. Хелмицкому23, в квартире также находились три полковника - сын генерала и зятья. Никаких улик их участия в мятеже найдено не было (карабин был в масле). Красноармейцы не знали, что делать с задержанными. Затем по распоряжению коменданта Мартынова их отвели в комендатуру «на всякий случай», допросили и посадили в камеру. За это «геройское дело» Мартынов подарил Битимирову карабин генерала, а его товарищу Ахсарову шашку генерала. «8 августа, - воспоминает Битимиров, - Мартынов приказал всех вести к вокзалу и все время торопил нас. Генерал Хелмицкий заявил, что он болен, идти не может, и просил отпустить его домой. Но ему отказали и понесли его на руках. Около вокзала колонна была остановлена и Мартынов зашел в бронепоезд. Не прошло и пяти минут, как он вышел и распорядился всех пленных повести дальше на север по Вокзальной (ныне Маркова) улице к Базоркинской дороге (ныне Черменское шоссе)». В дальнейшем всех пленных расстреляли за Госпитальным кладбищем, якобы за попытки к бегству. Что интересно, расстреливать помог отряд китайцев, который встретил колонну пленных на выходе из города. И, еще не зная, что пленные будут «бежать», пошел с красноармейцами «за компанию»24. Сколько было арестованных в этой колонне, неизвестно. Есть лишь свидетельство о 20 плененных казаках. А сколько было арестованных в качестве заложников?! Таких, как генерал Хелмицкий. Известно, что среди расстрелянных заложников был есаул Алексей Сериков25, кавалер ордена Св. Георгия 4-й степени. Он также был арестован только за то, что являлся офицером. В числе жертв красного террора был и всеми уважаемый в городе директор Владикавказской мужской гимназии Иосиф Бигаев.

Несмотря на успехи, восставшие не смогли до конца скоординировать свои действия. Постоянно шли разногласия между казачьими офицерами и офицерами-неказаками по вопросу, кто кому подчиняется. Каждый отряд воевал самостоятельно, порой не зная, что делается на соседнем участке. Самостоятельно действовали и осетинские отряды.

Организуя поход на Владикавказ, Данильченко и Соколов сформировали конные и пешие сотни из ардонских и архонских казаков. Они были объединены в 1-й Владикавказский конный полк во главе с войсковым старшиной Николаем Савченко и в 1-й Владикавказский пеший батальон, который возглавил полковник Павел Золотарев26. Казаков станиц Сунженской, Тарской, Фельдмаршальской и Воронцово-Дашковской повел на Владикавказ полковник Николай Рощупкин27, казачьей артиллерией командовал есаул Владимир Антонов28. Все названные лица руководили казаками, но в боях в городе участвовали и другие формирования.

Отрядами самообороны центральной части города руководил полковник Иван Беликов. Недолюбливая казаков, он оставил воспоминания, в которых в неудаче Владикавказской операции обвинил последних.29

В сражениях на улицах города активно участвовал отряд полковника Бориса Литвинова. Этот отряд состоял из офицеров и добровольцев-неказаков. В своих воспоминаниях Беликов Литвинова вовсе не упоминает, сильно преувеличивая собственную роль в организации восстания.

Довольно подробно описывая то, как он поднимал владикавказских осетин на борьбу с Советами, Беликов не упоминает и полковников Горшкова и Иванова. А ведь именно они руководили осетинскими отрядами в городе. Нельзя думать, что Беликов не был знаком с ними. Полковника Михаила Иванова (осетина по национальности) знал весь город. Некоторое время он был владикавказским полицмейстером, затем его перевели на ту же должность в Ростов-на-Дону. А в 1916 г. Иванова назначили командиром батальона Осетинской пешей бригады, с которой он и вернулся во Владикавказ.

Еще лучше Беликов знал полковника Константина Горшкова. Они служили в одном полку - 81-м пехотном Апшеронском. В 1914 г., уходя из Владикавказа на фронт, Горшков был капитаном, а Беликов штабс-капитаном. В феврале 1918г., когда Беликов был начальником гарнизона Владикавказа, полковник Горшков был назначен начальником Осетинского района, сменив полковника Колиева.

Полковники Иванов и Горшков весьма деятельно занимались организацией самообороны, а затем подготовкой вооруженного выступления на Осетинской слободке. По распоряжению полковника Иванова на Верхне-Осетинской слободке были возведены различные фортификационные сооружения. На свои деньги (более 12 000 рублей) он купил для осетинской самообороны оружие и боеприпасы. Обо всем этом Беликов умалчивает.

Беликов постоянно конфликтовал со штабом полковника Соколова и его ближайшим окружением: полковником Лавровым30, войсковым старшиной Морозовым31. Те в свою очередь не всегда находили общий язык с командующим Молоканским фронтом полковником Голиевым и командиром осетин в Верхне-Осетинской слободке полковником Зембатовым.

До конца Владикавказской операции так и не были окончательно улажены все разногласия между боевыми отрядами, что, конечно, сказалось на успехе всей операции. Более согласованно решались вопросы гражданского управления. После вступления казаков в город из членов Терского народного совета и делегатов съезда Терской области был сформирован временный Исполнительный Комитет во главе с эсером И. Семеновым и Народный Совет, который возглавил эсер В. Полюхов. В Народный Совет вошли 17 казаков, эсеров, меньшевиков и 7 чеченцев во главе с Я. Арсановым (сыном убитого ранее шейха Чечни Д. Арсанова). Были сформированы городские органы власти: городская управа во главе с И. Цирульниковым и городская милиция с начальником Подаговым. Новые власти старались действовать законно. Так, на протяжении всего времени пока казаки находились в городе, нетронутыми оставались Госбанк, казначейство и некоторые другие учреждения. При аресте наркома финансов Фигатнера была изъята большая сумма денег. Впоследствии бывшие члены временного Исполкома об этой сумме неоднократно отчитывались.

2 (15) августа во Владикавказ прибыл Г. Бичерахов. Выступив с докладом на заседании временного Исполкома, он в очередной раз заявил, что лично был против нападения на Владикавказ и что Казачье-Крестьянский Совет воюет лишь с большевиками, а не с народами Терской области. Затем председатель временного Исполкома И. Семенов кратко рассказал о задачах новой власти: «Областной Народный совет выделил временный исполнительный комитет, задачи которого немедленное водворение мира и создание порядка в области, необходимого для созыва 5-го Народного областного съезда, который и выделит постоянную народную власть и будет полным хозяином, чтобы судить все наши поступки. Мы не знаем, удастся ли нам довести дело до конца, но мы примем все меры, чтобы выполнить возложенную на нас задачу. Мы не будем входить в оценку действий казачье-крестьянского совета, ибо, повторяю, это дело 5-го областного Народного съезда. Сейчас нужно найти все средства, чтобы выйти из создавшегося положения, дабы спасти дело всей демократии в области»32.

Бичерахов прибыл вместе с новым командующим всеми боевыми силами во Владикавказе генералом Мадритовым. Эта кандидатура не устроила казаков, так как для них Мадритов был чужаком, А между тем положение противоборствующих сил начало кардинально меняться. Боеприпасов казакам по-прежнему не хватало, у единственного орудия есаула Антонова было лишь три снаряда, броневик сотника Григорьева33 сломался и попал в руки красных, казаки и добровольцы заметно устали. Отряды осетин стали больше грабить, чем воевать. Этот факт отмечен во многих источниках34. Но, кроме этого, на стороне большевиков выступили ингуши.

Как было сказано выше, Г.К. Оpджоникидзе отбыл в Беслан, оттуда направился в Ингушетию и призвал ингушей поддержать советы, за что они могли получить земли казачьих станиц по Сунже. Ингушам такие слова пришлись по нраву и четыре сотни ингушских всадников под командованием бывшего полковнике Муссы Саутиева и полного георгиевского кавалера Хизира Орцханова двинулись на Владикавказ. Сотни Саутиева и Орцханова, наступавшие на вокзал и слободку Шалдон, были отбиты, так как ингуши были плохо обучены уличным боям. Но еще более значительные сиво ингушей стали окружать станицы Сунженскую, Тарскую, Воронцово-Дашковскую и Фельдмаршальскую. Последний факт стал решающем в падении Владикавказа. Казаки стали покидать город и отправляться на защиту родных станиц. Видя, что казаки уходят, упал боевой дух отрядов самообороны и Добровольческого отряда.

На помощь красным из Грозного прибыл отряд рабочих (300 человек) под командованием бывшего офицера Генштаба М. Левандовского. Стали подходить отряды керменистов (осетинских большевиков) из селений Заманкул (400 человек) и Зальги (400 человек). Вновь вернулся бронепоезд Г.K. Орджоникидзе, который с боем занял владикавказский вокзал. Кроме этого, еще один бронепоезд стал обстреливать станицу Архонскую, создавая впечатление, что на нее готовится наступление. Это вынудило и архонцев уходить из города. Ситуация стала критической, удержать город возможности не было.

4 (17) августа, ночью, все участники Владикавказской операции во главе с временным Исполкомом покинули город. Так печально закончились одиннадцатидневные бои во Владикавказе, получившие позднее название Августовских событий. Главная масса ушедших с оружием в руках казаков, офицеров и добровольцев отошла в станицу Архонскую, недалеко от Владикавказа.

Сейчас трудно судить об общем числе погибших. Известно лишь, что архонские казаки потеряли убитыми 100 человек. Погибло несколько десятков казаков из станицы Ардонской. Было убито 22 осетина (в т.ч. поручик Алексей Дзампаев, подпоручик Александр Дзахсоров, прапорщик Цалоев). Из погибших также следует отметить полковника Александра Иванова, подъесаула Вячеслава Изюмского, надворного советника Ивана Бычкова. Немало было жертв и среди мирных жителей города. Красноармейцы стреляли из гаубиц с одной улицы на другую. Чтобы выбить противника из домов последние поджигали. Таким образом, выгорели целые улицы (остовы некоторых домов стояли до середины 1930-х гг.).

Среди жертв были иностранные Граждане. 15 августа одной из шальных (а может и нет) пуль был убит глава английской миссии полковник Д. Пайк35.

Но главная трагедия для жителей Владикавказа началась, когда казаки и добровольцы покинули город. Начались поиски и аресты всех подозреваемых в мятеже. Председатель Терской ЧК К. Цинцадзе писал: «Было расстреляно несколько десятков главарей контрреволюционного восстания»36. Кто был среди этих «десятков главарей», сказать трудно, потому что все, кто был замешан в восстании, ушли из Владикавказа, остались лишь те, кто не чувствовал за собой вины. К. Цинцадзе сам говорит об этом: «Следует отметить, что почти все меньшевики и эсеры из состава Терского правительства убежали вместе с контрреволюционерами». Это естественно, видные контрреволюционеры, конечно же, не ждали, пока их арестуют. Все организаторы мятежа во Владикавказе остались живы и в дальнейшем участвовали в Белом движении. Это полковники Иван Беликов, Степан Соколов, Николай Рошупкин, Алексей Данильченко, Борис Литвинов, Михаил Иванов, Константин Горшков, Павел Золотарев и другие. Владикавказ покинули все, кто опасался мести большевиков. После городских боев опустели целые улицы, жители которых покинули Владикавказ. Так на улице Тифлиссской опустели 28 домов, на Владимирской — 27, на Ардонской -12...37

Расстрелы за Госпитальным кладбищем, которые начались во время Августовских событий, продолжались. В дневнике «Полгода во Владикавказе» анонимный автор писал: «16 сентября - ...в кукурузе валяются трупы убитых людей, еле присыпанных землей так, что видны конечности. 18 ноября - Сегодня, говорят, расстреляно 13 человек-контрреволюционеров. На завтра приговорено к смерти еще 60. 19 ноября - трупы 16 расстрелянных валялись за Алагирским заводом (ныне «Электроцинк» — Ф.К.). 2 декабря - расстреляно не 13 казачьих офицеров, а 167.»38

При приближении частей Добровольческой армии к Владикавказу расстрелы усилились. А когда белые заняли город, начались массовые похороны. В церковных книгах читаем: дата смерти - 24 июля, 1, 2, 4, 5, 6 августа, а дата погребения - 16 февраля, 24 февраля, 1 марта, 18 апреля 1919 г. Такова ситуация и по городу, и по станице Архонской. Это еще одна из загадок Августовских событий. Если арестованные были расстреляны еще в августе 1918 г., то почему их тела родственники стали спешно хоронить в феврале 1919 г., когда белые уже почти заняли город. А если они были расстреляны только в начале 1919 г. (что объясняет торопливость в похоронах), то почему в датах смерти указаны дни Августовских событий. Во всем этом еще предстоит разобраться.

Августовские события были большой трагедией, но один из организаторов Терского восстания, полковник Николай Букановский39 так сказал: «Я считаю, что владикавказские события принесли много горя. Они, может быть, на 80 процентов ухудшили дело, но я ни минуты не сомневаюсь, что полковник Соколов, полковник Данильченко поступили так, как должны были поступить»40. Сейчас мы понимаем, что он был прав. Необходимо было бороться за свои права.

Говоря о причинах неудачи Владикавказской операции, можно отметить, в первую очередь, слабую организованность и плохую координацию всех задействованных в операции сил, отсутствие единоначалия и конкретного плана действий после занятия Владикавказа у восставших. Наконец, восставшие не были едины, поскольку среди них были, с одной стороны, сторонники левых взглядов (Бичерахов, Семенов, Полюхов и другие), а с другой — казачье офицерство, желавшее соединиться с Добровольческой армией.

Совершенно верно причины неудачи Владикавказской операции отметил один из участников Терского восстания 1918 г. Г. Горбач:41 «С первого же дня стало ясным, что операция принимает затяжной характер и это - благодаря причинам, приведшим в конечном итоге и к полной нашей неудаче. Осетины оказались слабыми союзниками, ибо не считались ни с какими распоряжениями начальников, не проявляли большого порыва, а по ночам даже уходили с позиций. Казаки тоже не сознавали как будто всей важности предпринятой операции. Энергия их падала с каждым днем и, как только распространился слух (оказавшийся верным) о нападении ингушей на станицы Тарскую и Сунженскую, потянулись защищать свои дома даже и те, на чьи станицы никто и не нападал, бросая по недомыслию своему так блестяще начатое дело. Вся тяжесть борьбы легла на плечи добровольцев, главным образом офицеров, вышедших с оружием в руках при первых же выстрелах. С первых же дней боев они выполняли задачи, которые никому нельзя было поручить, неизменно проявляя выдающиеся мужество и самоотверженность»42.

На наш взгляд, Владикавказская операция и Терское восстание в целом продемонстрировали недальновидность и пассивность основной массы казачества, а также мужество и героизм тех, кто не побоялся выступить против попрания своих прав.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 АГОЕВ ВЛАДИМИР КОНСТАНТИНОВИЧ - казак станицы Черноярской, православный. Род. 4 апреля 1885 г. Окончил реальное училище приюта принца Ольденбургского и Алексеевское военное училище по 1 разряду. Хорунжий (с марта 1906 г.). Служил в 1-м Горско-Моздокском полку Тер ского казачьего войска (далее - ТКВ). Подъесаул с октября 1913 г. переведен в 1-й Волгский полк ТКВ и назначен командиром 3 сотни. Участник Первой мировой войны. С ноября 1916 г. войсковой старшина, помощник командира полка. В 1917 г. произведен в полковники. Один из организаторов Терского восстания. С июня 1918 г. командовал войсками Пятигорской линии. В бою под станицей Марьинской был тяжело ранен. Осенью с отрядом казаков отступил на Кубань для соединения с Добровольческой армией. Назначен командиром бригады. 19 июня 1919 г. произведен в генерал-майоры. С 28 июля 1919 г. начальник 1-й Терской казачьей дивизии. С июля 1920 г. начальник 1-й конной дивизии. Погиб в конной атаке у села Агайман в Северной Таврии 18 августа 1920 г.

2 ГАЖЕЕВ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ - казак станицы Новоосетинской ТКВ, православный. Род. 6 января 1886 г. Окончил Воронежский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище по 1 разряду. Хорунжий с июня 1907 г. Служил в 1 Волгском полку ТКВ младшим офицером. 5 октября 1910 г. произведен в сотники. Участник Первой мировой войны. С октября 1914 г. подъесаул. С 1915 г. командир 5 сотни. За боевые отличия произведен в есаулы, затем в войсковые старшины. Награжден Георгиевским оружием. С 1917 г. полковник, помощник командира полка, один из организаторов восстания терских казаков против Советской власти в 1918 г. Командовал отрядами на Пятигорской линии. Впоследствии начальник Зольского, затем с 7 октября - Боргустанского отрядов. В Боргустане заболел тифом и осенью 1918 г. скончался.

3 БИЧЕРАХОВ ГЕОРГИЙ ФЕДОРОВИЧ - казак станицы Новоосетинской ТКВ, православный. Род. В 1878 г. окончил реальное училище в Петербурге и высшее техническое училище. С 1902 г. состоял в революционных кружках Москвы. Участник Первой мировой войны. 1 мая 1916 г. окончил ускоренные курсы Оренбургского казачьего училища, произведен в прапорщики и зачислен в Кизляро-Гребенскую запасную сотню. Заведующий авиационно-автомобильными мастерскими Юго-Западного фронта. С июня 1918 г. председатель Казачье-Крестьянского Совета. В ноябре 1918 г. после поражения Терского восстания бежал в Дагестан. В 1920 г. арестован большевиками в Баку и расстрелян.

4 ВЕРТЕПОВ ГРИГОРИЙ АБРАМОВИЧ - казак станицы Прохладной ТКВ, православный. Окончил Ставропольскую гимназию. Учился в Харьковском университете. Редактор газеты "Терские ведомости". Начальник 1 отделения Терского областного правления. Надворный советник. С начала 1918 г. редактор газеты "Терский казак". С июня 1918 г. заместитель председателя Казачье-Крестьянского Совета, затем управляющий отделом финансов Временного Терского правительства. С ноября 1918 г. в Дагестане. Весной 1919 г. скончался от тифа.

5 КАРАУЛОВ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ — казак станицы Тарской ТКВ, православный. Род. 3 ноября 1878 г. Окончил Екатеринодарскую гимназию и Санкт-Петербургский университет. Сдал офицерский экзамен при Николаевском кавалерийском училище. 2 сентября 1902 г. произведен в хорунжие. Участник русско-японской войны в рядах 1-го Сунженско-Владикавказского полка. 5 октября 1910 г. произведен в подъесаулы. Состоял в комплекте полков ТКВ. Видный общественный и политический деятель, журналист и историк. Депутат 2-й и 4-й Государственных Дум. Участник Первой мировой войны. Добровольцем поступил в 1-й Кизляро-Гребенской полк. С осени 1914 по весну 1915 г. командовал 4 сотней, затем вернулся в Государственную Думу. 12 марта 1917 г. избран Войсковым атаманом ТКВ. 13 декабря 1917 г. убит на станции Прохладной. Похоронен во Владикавказе.

6 ВДОВЕНКО ГЕРАСИМ АНДРЕЕВИЧ - казак станицы Государственной ТКВ, православный. Род. 4 марта 1867 г. Учился во Владикавказском реальном училище. Окончил Ставропольское казачье училище по 1 разряду. Хорунжий с 23 декабря 1889 г. Служил в 1-м Кизляро-Гребенском полку. Участник русско-японской войны. 8 сентября 1905 г. за боевые отличия произведен в есаулы. С 1909 г. служил в 1-м Волгском полку. 6 мая 1914 г. произведен в войсковые старшины. Участник Первой мировой войны. С июля 1914 г. помощник командира полка. С 11 декабря 1914 по январь 1915 гг. командовал полком. Награжден Георгиевским оружием. 27 апреля 1915 г. произведен в полковники. 31 марта 1916 г. назначен командиром 3-го Волгского полка. С 22 февраля 1917 г. командовал 2-й бригадой 4-й Кубанской казачьей дивизии. В марте 1918 г. вернувшись с бригадой в Кубанскую область, на станции Армавир был аретован советскими властями. Освободившись, прибыл на Терек и принял самое активное участие в Терском восстании. Был начальником Моздокской линии и Прохладненского отряда. С осени 1918 г. в Добровольческой армии, произведен в генерал-майоры. 28 февраля 1919 г. на Большом Войсковом Круге ТКВ избран Войсковым атаманом. 19 марта 1919 г. произведен в генерал-лейтенанты. С ноября 1920 г. в эмиграции. Проживал в Югославии. В 1945 г. арестован и вывезен в СССР, где погиб.

7 УРЧУКИН ФЛЕГОНТ МИХАЙЛОВИЧ - казак станицы Щедринской ТКВ, православный. Родился 8 апреля 1870 г. Окончил Владикавказское реальное и Михайловское артиллерийское училище по 1-му разряду. Хорунжий (с 4 ав-густа 1892 г.). Служил в 1, затем во 2 Терских казачьих батареях. Участник русско-японской войны. Есаул с 1 июня 1905 г. 28 февраля 1909 г. произведен в войсковые старшины и назначен командиром 2-й Кубанской казачьей батареи. Затем командовал 2-м Кавказским казачьим конно-артиллерийским дивизионом. Произведен в полковники. Участник Первой мировой войны. В декабре 1914 г. временно командовал 3-м Волгским полком. С 7 марта по апрель 1915 г. временно командовал 3-м Кизляро-Гребенским полком. С 8 февраля 1916 г. командир 1-го Запорожского полка Кубанского казачьего войска. Участник Терского восстания и Белого движения. С июля 1918 г. командовал Кизлярским фронтом и отрядом. В 1919 г. инспектор артиллерии 3-го Кубанского конного корпуса. Произведен в генерал-майоры. С 1920 г. в эмиграции. Скончался в Югославии.

8 ДОЛГОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ - сын офицера, казак станицы Слепцовской ТКВ, православный. Род. 3 ноября 1880 г., Окончил Воронежский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище по 1 разряду. Хорунжий (с 9 августа 1900 г.). Служил в 1-м Сунженско-Владикавказоком полку. 9 августа 1903 г. переведен в Императорский Конвой. 6 декабря 1908 г. произведен в подъесаулы. 3 января 1913 г. - в есаулы и назначен командиром Лейб-гвардии 3-й Терской сотни Императорского Конвоя. Участник Первой мировой войны. 1 октября 1915 г. произведен в полковники и переведен в 1-й Сунженско-Владикавказский полк, помощник командире полка. С марта по сентябрь 1917 г. командир этого полка. Активный участник Терского восстания. С июля 1918 г. начальник Сунженской линии. В ноябре 1918 г. по болезни эвакуирован в Баку, где скончался.

9 ДАНИЛЬЧЕНКО АЛЕКСЕЙ ДЕНИСОВИЧ - казак станицы Ардонской ТКВ, православный. Род. 12 февраля 1883 г. Окончив Оренбургское казачье юнкерское училище по 2 разряду. Хорунжий (с 24 марта 1906 г.). Служил в 1 Сунженско-Владикавказском полку. 5 октября 1910 г. произведен в сотники. Участник Первой мировой войны. С6 августа 1914 по 10 октября 1916 г. командир 4 сотни 2 Сунженско-Владикавказского полка. 5 октября 1914 г. произведен s подъесаулы. Есаул с 23 сентября 1915 г. С 7 февраля по 17 марта и с 18 апреля по 6 июня 1916 г. и.д. помощника командира полка по хозяйственной части. 10 мая 1916 г. произведен в войсковые старшины. С 10 октября по 3 ноября 1916 г. помощник командира 2 Кизляро-Гребенского полка, затем командир этого полка. В 1917 г. произведен в полковники. Активный участник Терского восстания и Белого Движения. С июля по ноябрь 1918 г. командовал Владикавказской линией, затем командовал полком в Добровольческой Армии. С феврале 1919 г. командир бригады 3-й Терской казачьей дивизии. 20 октября 1919 г. в бою под с. Сержень-Юрт в Чечне тяжело ранен и в ночь с 4 на 5 ноября 1919 г. скончался. Похоронен в своей станице.

10 МИСТУЛОВ ЭЛЬМУРЗА АСЛАНБЕКОВИЧ — казак станицы Черноярской ТКВ, магометанин. Родился 16 сентября 1869 г. Окончил Ставропольское казачье юнкерское училище по 1 разряду. Хорунжий (с 25 января 1891 г.). Служил в 1 Сунженско-Владикавказском полку. 1 июня 1903 г. произведен в подъесаулы. Участник русско-японской войны в составе Терско-Кубанского полка. За боевые отличия награжден орденом Св. Георгия 4-й ст., Георгиевским оружием и произведен в есаулы. С 1913 г. командир 2 Сунженско-Владикавказского полка. 6 мая 1914 г. произведен в полковники. Участник Первой мировой войны. С 31 марта 1916 г. командир 1 Кавказского полка Кубанского казачье-го войска. С 20 декабря 1916 г. командир 2 бригады 1 Кубанской казачьей дивизии. В январе 1917 г. произведен в генерал-лейтенанты. С сентября 1917 г. командир бригады 3 Кубанской казачьей дивизии. Активный участник Терского восстания. С 8 июля 1918 г. командующий войсками ТКВ. 12 июля 1918 г. тяжело ранен в бою под ст. Прохладной. 17 октября 1918 г. вновь вступил в должность командующего. 9 ноября 1918 г. застрелился в станице Прохладной.

11 БЕЛОГОРЦЕВ ВЛАДИМИР ФЕДОРОВИЧ - казак станицы Ардонской ТКВ, сын полковника, православный. Род. 19 сентября 1879 г. Окончил Тифлисский кадетский корпус и Николаевское инженерное училище. Служил в 14 саперном батальоне. В 1909 г. окончил академию Генерального штаба и назначен в штаб 4 Сибирской стрелковой дивизии. С декабря 1912 г. служил в штабе III Кавказского армейского корпуса. Участник Первой мировой войны. Награжден Георгиевским оружием. С марта 1915 г. и.д. начальника штаба 7 пехотной дивизии. С июня 1915 г. и.д. начальника штаба 24 пехотной дивизии. 6 декабря 1915 г. произведен в полковники. С февраля 1917 г. командовал 150-м пехотным Таманским полком. С 8 марта по 8 ноября 1917 г. командир 149-го пехотного Черноморского полка. Активный участник Терского восстания против Советской власти в 1918 г. С июня по ноябрь 1918 г. начальник штаба войск на территории TKB. Затем в Добровольческой армии занимал штабные должности в 3-м армейском корпусе. В 1919 г. начальник 2 Терской пластунской бригады, произведен в генерал-майоры. С 1920 г. в эмиграции. Проживал в Сербии, затем во Франции. В годы Второй мировой войны служил в Русском корпусе. Скончался 22 февраля 1955 г. в Ганьи под Парижем.

12 СОКОЛОВ СТЕПАН АВГУСТОВИЧ - казак станицы Горячеводской ТКВ, православный. Родился 7 августа 1877 г. Окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское учипище по 1 разряду и акаемию Генерального штаба. Хорунжий (с 13 августа 1897 r). Служил в 1 Сунженско-Владикавказском полку. 7 мая 1907 г. произведен в есаулы. С 26 ноября 1909 г. старший адъютант штаба II Сибирского армейского корпуса, затем старший адъютант штаба 2-го Кавказского армейского корпуса. Произведен в подполковники. Участник Первой мировой войны. С декабря 1914 г. начальник штаба Кавказской гренадерской дивизии. С 7 сентября 1916 г. командир 2 Кубанского казачьего полка. Произведен в полковники. В 1917 г. и.д. генерал-квартирмейстера 1 армии, затем начальник штаба Гренадерского корпуса. Участник Терского восстания и Белого Движения, С июля 1918 г. командовал войсками Владикавказской линии. Затем командовал отрядом, полком, бригадой. С осени 1919 г. командир 1 бригады 2 Терской казачьей дивизии. В 1920 г. произведен в генерал-майоры. В эмиграции проживал в Болгарии. Скончался 7 июня 1927 г. в г. Шумен.

13 БЕЛИКОВ ИВАН НИКОЛАЕВИЧ - род. в 1878 г., из крестьян. Окончил учительскую семинарию, Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище, академию Генштаба. Офицер 81 пехотного Апшеронского полка. Участник Первой мировой войны. Кавалер Георгиевского оружия. С 1916 г. служил по Генеральному штабу. Полковник. В конце 1917 г. вернулся во Владикавказ и стал начальником Владикавказского гарнизона и руководителем городской самообороны. В этой должности он пробыл до марта 1918 г., когда был назначен начальником охраны железной дороги Беслан-Владикавказ.(В должности начальника гарнизона его сменил полковник Георгий Алексеевич Кибиров). Один из организаторов восстания во Владикавказе в июле 1918 г. Затем в Добровольческой армии. В сентябре-октябре 1919 г. начальник штаба Кабардинской конной дивизии, в 1919-1920 гг. начальник штаба 2 кавалерийской дивизии. В Русской армии в прикомандировании к отделу генерал-квартирмейстера штаба Главнокомандующего до эвакуации Крыма. Умер в эмиграции.

14 ИВАНОВ МИХАИЛ СЕМЕНОВИЧ - из осетин Владикавказа. Род. 22 мая 1873 г. Офицер с 1899 г. Некоторое время был владикавказским полицмейстером, затем на той же должности в Ростове-на-Дону. С 6 мая 1916 г. подполковник. В 1917 г. назначен командиром батальона Осетинской пешей бригады. За бои в июле 1917 г. награжден солдатским Георгиевским крестом 4-й ст. Произведен в полковники. Один из организаторов Владикавказской операции в июле 1918 г. В 1919 г. во ВСЮР.

15 ГОРШКОВ КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВИЧ - офицер 81 пехотного Апшеронского полка. В 1914 г. - капитан. Участник Первой мировой войны. В 1917 г. - полковник. В феврале 1918 г., назначен начальником самообороны Осетинского района г. Владикавказа. Участник Терского восстания и Владикавказской операции. Затем во ВСЮР. С весны 1919 г. - командир 3-й Терской пластунской бригады.

16 КИБИРОВ ГЕОРГИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ - казак станицы Черноярской ТКВ, православный. Участник русско-японской войны. За боевые отличия награжден Георгиевскими крестами 4 и 3 ст. Произведен в подпоручики. Служил в Дагестанском конном полку. 5 октября 1910 г. произведен в поручики. С 24 июня 1914 г. штабс-ротмистр. Участник Первой мировой войны. Переведен во 2 Дагестанский конный полк. С ноября 1915 г. - ротмистр. С 1916 г. прикомандирован к Ингушскому конному полку. С апреля 1917 г. прикомандирован в 1 батальону Осетинской пешей бригады. 19 июля 1917 г. произведен в подполковники, затем в полковники. С марта 1918 г. начальник гарнизона Владикавказа. Участник Терского восстания и Белого движения. С августа 1918 г. начальник отряда. С октября 1918 г. командир 1 Терского пластунского батальона. В феврале 1919 г. погиб в бою.

17 ЛИТВИНОВ БОРИС НИЛОВИЧ - род. 18 октября 1872 г. в Костроме. Окончил Казанское реальное училище. Казанское пехотное юнкерское училище (1893). Член-корреспондент Академии художеств. Полковник Туркестанского стрелкового полка, командир 1 Закавказской запасной бригады. Георгиевский кавалер. Участник Терского восстания летом 1918 г. Во Владикавказской операции - ко-мандир офицерского отряда. В ноябре 1918 г. присоединился к Добровольческой армии. Во ВСЮР - командир Туркестанского отряда, начальник Сводно-Закаспийской стрелковой дивизии, командующий войсками Закаспийского фронта. В Русской армии до эвакуации Крыма. Генерал-майор. В эмиграции в Югославии (Белград). В 1945 захвачен и вывезен в СССР. Скончался 4 марта 1948 г. в лагере Потьма (Мордовия).

18 Отряд полковника Литвинова состоял из офицеров, кадетов и добровольцев-неказаков, всего около 200 человек. После Владикавказской операции отряд воевал на Прохладненском фронте, затем соединился с Добровольческой армией. В боях во Владикавказе отряд потерял убитыми полковника Костелянова, подполковника Захаренко, сестру милосердия Юлию Александровну Кадилову (дочь генерала), кадетов Шоколи, Анатолия Матегорина и других.

19 САГАЙДАКОВ ИВАН ИВАНОВИЧ - казак станицы Архонской ТКВ, православный. Родился 19 сентября 1896 г. Окончил 1 Владикавказское реальное училище. 1 февраля 1917 г. окончил ускоренные курсы Ташкентского военного училища, произведен в прапорщики и зачислен в Терскую пешую запасную сотню. С 28 мая 1917 г. во 2 Терском пластунском батальоне. Про- изведен в хорунжие. Участник Терского восстания и Белого движения. С февраля 1919 г. адъютант 2 Сунженско-Владикавказского пластунского батальона. 5 декабря 1919 г. произведен в сотники.

20 Во Владикавказской операции принимали участие три брата Сагайдаковы: два офицера, один кадет. За это их отец был арестован большевиками и семь суток провел под арестом, пока 15 августа 1918 г. не сбежал.

21 САВЧЕНКО НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ — казак станицы Ардонской ТКВ, православный. Родился 6 апреля 1887 г. Окончил Ардонскую духовную семинарию и Оренбургское казачье училище. 12 июля 1914 г. произведен в хорунжие. Участник Первой мировой войны. При мобилизации в июле 1914 г. зачислен во 2 Кизляро-Гребенской полк. Со 2 марта 1915 г. командир 2 сотни. С 1 мая по 8 сентября 1915 г. командовал 3 сотней. 22 сентября 1915 г. произведен в сотники. С 17 декабря 1915 г. - начальник пулеметной дивизионной команды. С 11 апреля 1916 г. подъесаул. 18 сентября 1916 г. по апрель 1918 г. командир 3 сотни. 28 января 1917 г. произведен в есаулы. С 25 июня 1917 г. войсковой старшина. Участник Терского восстания и Белого движения. С августа 1918 г. помощник командира 1 Владикавказского полка. С ноября 1918 г. - командир конной партизанской сотни. С 20 января 1919 г. командир 1 Сунженско-Владикавказского полка. Произведен в полковники.

22 Гражданская война в Северной Осетии по воспоминаниям участников. Орджоникидзе, 1965. С. 10.

23 ХЕЛМИЦКИЙ ПАВЕЛ ЛЮДВИГОВИЧ - командовал Закаспийской казачьей бригадой, произведен в генерал-лейтенанты. С 5 июля 1910 г. начальник 3 Кавказской казачьей дивизии. Участник Первой мировой войны. С 1917 г. в отставке.

24 Отдел рукописного фонда Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований (ОРФ СОИГСИ). Ф. 21. Оп. 1. Д. 196. Л. 32.

25 СЕРИКОВ АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ - казак станицы Сунженской ТКВ, православный. Родился 9 марта 1880 г. Окончил Владикавказское реальное училище и Московское военное училище по 1 разряду. Хорунжий (с 9 августа 1901 г.). Служил в 1 Волгском полку. 6 мая 1909 г. произведен в подъесаулы. 5 июля 1910 г. уволен в отставку. Участник Первой мировой войны. 10 сентября 1914 г. принят на службу в 1 Волгский полк. Командовал 2 сотней. Награжден орденом Св. Георгия 4 ст. В 1916 г. есаул. Во время августовских событий 1918 г. во Владикавказе арестован красноармейцами как заложник и расстрелян.

26 ЗОЛОТАРЕВ ПАВЕЛ ХАРИТОНОВИЧ - сын офицера, казак станицы Карабулакской ТКВ, православный. Род. 3 марта 1878 г. Окончил Воронежский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище по 1 разряду. Хорунжий (с 8 августа 1898 г.). Служил в 1 Сунженско-Владикавказском полку. Подъесаул с 1 июня 1906 г. Участник Первой мировой войны. С 8 января 1914 г. командир 5-й сотни. 23 января 1916 г. произведен в есаулы. С 3 июля 1916 г. войсковой старшина. С 25 декабря 1916 г. помощник командира своего полка. С 20 января 1917 г. временный командир 6 Армянского стрелкового батальона. С 25 марта 1917 г. помощник командира своего полка. С 24 июля 1917 г. временный командир 3 Армянского стрелкового батальона (затем полка). С 8 ноября 1917 г. командир 2 Ассирийского стрелкового батальона. С 31 декабря 1917 г. командир Особого Армянского конного полка. Со 2 июня по 10 июля 1918 г. командир 2 батальона 3 Русского стрелкового полка. 13 июля 1918 г. произведен в полковники. Активный участник Терского восстания и Белого движения. В 1918 г. командир 1 Владикавказского пешего батальона. В 1919-1920 гг. командир 3, затем 1 Сунженско-Владикавказских полков.

27 РОЩУПКИН НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ казак станицы Сунженской ТКВ, православный. Родился 4 декабря 1882 г. Окончил Ставропольскую гимназию и Киевское военное училище по 1 разряду. Хорунжий (с 22 апреля 1905 г.). Служил в 1 Волгском полку. 5 октября 1912 г. произведен в подъесаулы. Участник Первой мировой войны. При мобилизации в июле 1914 г. зачислен во 2 Волгский полк, командир 4 сотни. 7 июня 1915 г. произведен в есаулы. Награжден Георгиевским оружием. С 26 ноября 1916 г. войсковой старшина. С 1 февраля 1917 г. командир стрелкового дивизиона 1 Терской казачьей дивизии. С 10 апреля по май 1918 г. командир 1 Сунженско-Владикавказского полка. Участник Терского восстания и Белого движения. С августа 1918г. командовал отрядом, затем председатель Казачье-крестьянского совета. Произведен в полковники. Со 2 марта 1919 г. атаман Сунженского отдела ТКВ. С 1920 г. в эмиграции.

28 АНТОНОВ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ - казак станицы Ардонской ТКВ, православный. Род. 11 июля 1882 г. Окончил Воронежский кадетский корпус и Константиновское артиллерийское училище по 1 разряду. Хорунжий (с 10 августа 1902 г.). Служил в 1 Терской казачьей батареи. 5 октября 1909 г. произведен в подъесаулы. С 1 января 1911г. 2-й старший офицер батареи. Участник Первой мировой войны. 15 июля 1916 г. произведен в есаулы. 28 октября 1916 г. назначен 1-м старшим офицером 3 Терской казачьей батареи. Участник Терского восстания против Советской власти в 1918 г. Во время боев во Владикавказе в июле-августе командовал артиллерией. В Добровольческой армии командовал 1 Терским конно-артиллерийским дивизионом, произведен в полковники.

29 Дарьял. 1992. №4. С. 43-61.

30 ЛАВРОВ ФЕДОР ЕФИМОВИЧ - казак станицы Терской ТКВ, православный. Родился 3 февраля 1873 г. Окончил Ставропольское казачье юнкерское училище по 2 разряду. Хорунжий с 10 января 1899 г. Служил в 1 Сунженско-Владикавказском полку. Участник русско-японской войны. Затем в закавказской полицейской страже. Произведен в ротмистры. Участник Первой мировой войны. 30 мая 1915 г. зачислен во 2 Терский пластунский батальон, командир 1 сотни. В 1916 г. ранен и эвакуирован. С 5 ноября 1916 г. в Терской пешей запасной сотне. 8 декабря 1916 г. произведен в войсковые старшины. С 1 февраля 1917 г. вновь командир 1 сотни своего батальона. Произведен в полковники. Участник Терского восстания и Белого движения. В 1919 г. служил в 1 Терской пластунской бригаде.

31 МОРОЗОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ - казак станицы Екатериноградской ТКВ, православный. Родился 19 февраля 1882 г. Окончил Владикавказское реаль- ное училище и Кие
вское военное училище по 1 разряду. Хорунжий (с 10 августа 1903 г.). Служил в 1 Горско-Моздокском полку. 5 октября 1910 г. произведен в подъесаулы. С 3 марта 1913 г. офицер-воспитатель Владикавказского кадетского корпуса. В 1914 г. капитан. Участник Первой мировой войны. С 10 июля 1915 г. в 1 Терском пластунском батальоне. С сентября 1915 г. командир 1 сотни. 30 ноября 1916 г. произведен в войсковые старшины. В 1917 г. командир 2 Терского пластунского батальона. С 18 мая 1917 г. в распоряжении атамана Моздокского отдела ТКВ. С 13 сентября 1917 г. в 1 Сунженско-Владикавказском полку. Участник Терского восстания. Командовал Екатериноградским пешим батальоном. 22 сентября 1918 г. убит в бою под станицей Государственной.

32 Бюллетень газеты "Терский казак". 1918. 16 августа. №5.

33 ГРИГОРЬЕВ ИВАН АРТЕМЬЕВИЧ - казак станицы Сунженской ТКВ, православный. Род. около 1890 г. Служил в 1-м Сунженско-Владикавказском полку ТКВ. Участник Первой мировой войны. Окончил 2-ю Тифлисскую школу прапорщиков. Прапорщик с 15 мая 1915 г. С мая по август 1915 г. в Кизляро-Гребенской запасной сотне. Затем младший офицер 1-го Кизляро-Гребенского полка. В 1917 г. произведен в сотники. Участник Терского восстания. Погиб осенью 1918 г.

34 Об этом говорил и полковник В. Гамалий, который, оказавшись в это время во Владикавказе, принял участие в боях за город. Выступая на заседании Чрезвычайной рады Кубанского края с рассказом о Владикавказской операции, он, в частности, сказал: "Осетины в этот период времени проявили большую склонность к грабежам, что и послужило поводом к неудачам" — Стенографический отчет заседаний Чрезвычайной рады Кубанского края. Екатеринодар, 1918. С. 805.

35 ОРФ СОИГСИ, Ф. 21. Оп. 1. Д. 372. Л. 12.

36 Гражданская война в Северной Осетии по воспоминаниям участников. Орджоникидзе, 1965. С. 129.

37 Терский трудовой казак. 1918. №1. 04.09.

38 Полгода во Владикавказе. Отрывки и анонимного дневника 1918-1919 гг. //Дарьял. 2000. №2. С.185.

39 БУКАНОВСКИЙ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ - сын офицера ТКВ, казак станицы Екатериноградской, православный. Род. 7 декабря 1892 г. Окончил Владикавказский кадетский корпус и Киевское военное училище. 6 августа 1912 г. произведен в хорунжие и выпущен в 1 Сунженско-Владикавказский полк ТКВ. Участник Первой мировой войны. За боевые отличия произведен в сотники. 29 июля 1915 г. награжден Георгиевским оружием. С октября 1915 г. начальник конно-пулеметной команды 4 Кавказской казачьей дивизии. В июне 1916 г. произведен в подъесаулы, в 1917 г. в ecayлы. В 1918 г. председатель казачьей фрак. ции в Терском Народном Совете, один из организаторов Терского восстания. Oceнью 1918 г. председатель Казачье-Крастьянского Совета, затем через Грузию проехал на Кубань в Добровольческую Армию. В 1919 г. депутат Большого Круга ТКВ. Произведен в полковники и назначен командиром 1 Горско-Моздокского полка. Погиб в бою 13 мая 1919 г. в районе станицы Великокняжеской Донской области.

40 Отчет о заседаниях Терского Войскового Круга. Владикавказ, 1919, С. 50.

41 Горбач А. Белое движение в Терской области //Сопротивление большевизму 1917-1918 гг. М., 2001. С. 457.

42 ГОРБАЧ АЛЕКСАНДР ИЛЬИЧ - Окончил Симбирский кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище. Офицер 21 артиллерийской бригады. В Добровольческой армии и ВСЮР; с 20 августа 1919 г. в 1 Кавказской отдельной батарее. В Русской армии в тяжелой артиллерии до эвакуации Крыма. Полковник. Галлиполиец. На 18 декабря 1920 г. в управлении 5 артиллерийского дивизиона. Осенью 1925 г. в составе того же дивизиона во Франции. Председатель объединения 5-го артдивизиона, сотрудник журнала "Военная Быль". Умер 13 сентября 1977 г. в Париже.


Войсковой атаман Терского казачьего войска, генерал-майор Г.А. Вдовенко
Войсковой атаман, генерал-майор Г.А. Вдовенко (фото предоставлено А.В. Ганиным)


Здание, где в 1918 г. располагался штаб повстанцев во Владикавказе
Здание, где в 1918 г. располагался штаб повстанцев во Владикавказе


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: