В.М. Брошеван, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры Автономной Республики Крым, член Национального союза журналистов Украины

«ДАЕШЬ ПЕРЕКОП И ЧОНГАР!»
(новые документы об участии военного инженера Д.М. Карбышева в разгроме войск Русской армии генерала барона Врангеля в Крыму осенью 1920 года)


Журнал "Историческое наследие Крыма", №9, 2005


Данная статья на основе изданной литературы и новых архивных данных приоткрывает ранее малоизвестную страницу в биографии легендарного человека, имя которого за вклад в защиту своей Родины, мужество, героизм и несгибаемую стойкость, проявленные в годы Великой Отечественной войны, навечно вписано в военную историю бывшего Советского Союза и его правопреемницы — Российской Федерации.

…21 сентября 1920 года в соответствии с решением Пленума ЦК РКП(б), состоявшегося 20—21 сентября, было подписано постановление Реввоенсовета Республики о формировании нового оперативно-стратегического объединения — Южного фронта РККА в составе 6-й и 13-й полевых и 2-й Конной армий. Командующим назначался М.В. Фрунзе, членом Реввоенсовета этого фронта — С.И. Гусев. В распоряжение М.В. Фрунзе с Юго-Западного фронта передавались связисты, часть сотрудников из всех управлений штаба фронта во главе с его начальником И.Х. Паукой, а также предназначенные фронту пополнения и технические средства [1].

Кроме того, Реввоенсовет Республики разрешил Михаилу Васильевичу выбрать себе помощников из числа известных ему военных специалистов. Вскоре вместе с Фрунзе в Харьков прибыли его соратники по Восточному фронту: А.К. Андрес — заместитель начальника штаба, П.П. Каратыгин — начальник оперативного управления, военный инженер А.Д. Малевский и др.

Еще 21 сентября телеграммой за подписью командующего Южным фронтом был вызван в штаб фронта и начальник управления инженеров 5-й армии Восточного фронта Д.М. Карбышев, которого Фрунзе также хорошо знал. Сам Дмитрий Михайлович позднее вспоминал, что «…вскоре после назначения Фрунзе командующим Южным фронтом я был срочно вызван телеграммой Фрунзе на должность начальника инженеров Южного фронта…» [2].

В этот период под личным руководством Дмитрия Михайловича проводились инженерные работы в 30-й и 35-й стрелковых дивизиях по укреплению Забайкальского плацдарма против японских интервентов и белогвардейских частей атамана Семенова [3].

О его неутомимой многопрофильной деятельности свидетельствует и найденный мною в Центральном госархиве Российской армии документ: «Инспектору инженеров Республики. Рапорт. При сем представляю “Положение о временной школе инженерного дела в дивизиях…”, выработанное помощником командира 30-го инженерного батальона и исполненное в Управлении начальника инженеров 5-й армии». Подписал этот документ 16 сентября 1920 года в Иркутске начальник Управления инженеров армии военный инженер Д. Карбышев [4].

Чтобы удостовериться в правильности полученной от Фрунзе телеграммы, Карбышев телеграфирует в Москву: «Начальнику инспекторов инженеров РВСР Шошину. Иркутск, 25 сентября 1920. Телеграммой начштаба Реввоенсовета Республики № 5479 по приказанию Главкома предписано меня срочно откомандировать в распоряжение Фрунзе.

Прошу сообщить, на какую должность я предназначаюсь. Имеется ли на месте управление, предвидится ли формирование управления и частей, не понадобятся ли сотрудники и имущество. Для переговоров прошу командировать ответственного сотрудника завтра, 26 сентября… к правительственному аппарату, который должен вызвать начинжарма—5. № 0737. Начинж—5 военный инженер Карбышев» [5].

Заинтересованность Фрунзе в Карбышеве как специалисте военно-инженерного дела была столь велика, что 28 сентября из Харькова в Иркутск с грифом «военная, срочная» вновь была отправлена телеграмма, в которой говорилось: «Начальнику управления инженеров 5-й армии военному инженеру Карбышеву. Выезжайте в Харьков со старшими сотрудниками до делопроизводителя включительно. Младших сотрудников не требуется. № 12». Подписали телеграмму командующий Южным фронтом М. Фрунзе, член Реввоенсовета С. Гусев и начальник Управления инженеров фронта Ю. Рустейко [6].

Уже через два дня, 30 сентября, в телеграмме начальнику инспекторов Управления инженеров Полевого штаба РВСР Д.М. Карбышев докладывал: «Сего числа должность начальника управления инженеров 5-й армии сдал по приказанию Реввоенсовета армии бывшему начальнику 54-го военно-полевого строительства Восточного фронта военному инженеру Никуличеву» [7].

На следующий день в Полтаву на имя командующего Южным фронтом М.В. Фрунзе и в Москву начальнику инспекторов инженерного Полевого штаба РВСР вновь отправлена телеграмма следующего содержания: «Из Иркутска. 1.X.1920. №71/1118. С военным инженером Кучеревским, инженером-фортификатором Крисановым и шестью ответственными сотрудниками в Ваше распоряжение отбыл. Начальник управления инженеров 5-й армии Карбышев, военком Кожевников» [8].

В Харьков, где размещался штаб Южного фронта, Д.М. Карбышев прибыл 25 октября [9], когда управление начальника инженеров фронта было сформировано, а должность начальника управления оказалась занятой. «Переезд из Иркутска в Харьков, — писал Дмитрий Михайлович в статье “На фронтах гражданской войны”, — занял около месяца. Ко времени моего прибытия в штаб Южного фронта должность начальника инженеров фронта оказалась занятой. Фрунзе оставил меня заместителем начальника инженеров Южного фронта» [10].

О том, какую же в действительности должность занимал Д.М. Карбышев по прибытии на Южный фронт в Управлении начальника инженеров фронта, видно из найденного мною в ЦГАРА документа «Именной список военных инженеров и их должности управления начальника инженеров Южного фронта, представленный инспектору инженеров Полевого штаба Республики». Он был подписан начальником управления инженеров Южного фронта Ю. Рустейко 30 октября 1920 года. В документе под порядковым номером 2 в графе «занимаемая должность» в управлении начальника инженеров Южного фронта Карбышев Дмитрий Михайлович значился: «помощник начальника инженеров Южного фронта по технической части» [11]. (Ранее во всех изданиях о Карбышеве в годы гражданской войны слова «по технической части» не указывались. — В.Б.).

Уже на следующий день по прибытии на Южный фронт Д.М. Карбышев активно включился в выполнение текущих задач. Командующий фронтом М.В. Фрунзе нашел возможность лично принять и побеседовать с прибывшими с Восточного фронта военными инженерами во главе с Д.М. Карбышевым.

«Он коротко обрисовал им обстановку, — пишет А.А. Шарипов в книге “Генерал Крисанов”, — а в заключение сказал: “Прежде всего вам надо будет активно включиться в разработку двух особо важных операций: Перекопа и Чонгара. Вы мне, товарищ Карбышев, лично доложите план инженерного обеспечения завершения ликвидации Врангеля и освобождения Крыма”» [12].

Именно с этого времени Д.М. Карбышев лично «руководит инженерным обеспечением боевых действий войск под Перекопом и Чонгаром» [13], где впервые за годы гражданской войны противнику удалось создать значительную тактическую плотность огня на 1 км фронта: 125—130 штыков и сабель, 5—10 орудий и 15—20 пулеметов [14].

Сказанное выше развенчивает утверждение отдельных авторов о том, что Д.М. Карбышев по приказу командующего Южным фронтом М.В. Фрунзе летом—осенью 1920 года принимал активное участие в оборудовании Каховского плацдарма «как несокрушимого бастиона обороны и как исходного района для наступления главной ударной группировки Южного фронта РККА против Русской армии Врангеля».

Например, Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян в книге «Великого народа сыновья» одну из глав назвал «Д.М. Карбышев». В ней он, в частности, пишет: «Осенью 1920 г. 5-й армии пришлось расстаться с начальником инженерных войск… Карбышев был назначен помощником начальника управления инженеров Южного фронта. Получив от Фрунзе в Харькове напутствие и конкретные установки, он вскоре отправился на знаменитый Каховский плацдарм, захваченный нашими войсками 7 августа 1920 года…

Дмитрий Михайлович руководил здесь созданием глубоко эшелонированной позиционной обороны с противотанковыми и минированными преградами… 8 октября, когда главные силы Врангеля переправились у Хортицы на правый берег Днепра, Дмитрий Михайлович находился на плацдарме» [15].

В статье «Каховский плацдарм», помещенной в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР», говорится, что «…с 8 августа началось инженерное оборудование Каховского плацдарма под руководством военного инженера Д.М. Карбышева, которое продолжалось до 13 октября…». Почти аналогичное об этом пишется и в энциклопедическом справочнике «Великий Октябрь и гражданская война на Украине» [16].

Можно приводить еще источники, в которых освещается участие Д.М. Карбышева в инженерном оборудовании Каховского плацдарма летом и осенью 1920 года [17].

Не подтверждается факт пребывания Карбышева на Каховском плацдарме с 8 августа по 13 октября 1920 года еще и потому, что 26 октября (буквально на другой день по прибытии из Сибири) на станции Апостолово в салон-вагоне после совещания руководящих лиц фронта и армии М.В. Фрунзе, а также назначенный 25 октября членом РВС фронта начальник ПУРа, член РВСР И.Т. Смилга и начальник Полевого штаба фронта П.П. Каратыгин подписали приказ о переходе войск Южного фронта в общее наступление.

Седьмой пункт этого приказа М.В. Фрунзе написал собственноручно. В нем говорилось: «В случае неудачи попытки овладения Перекопом с налета, командарму 6 немедленно приступить к подготовке артиллерийской и инженерной атаки перешейков» [18]. (Ответственным от управления инженеров фронта был назначен военный инженер Д.М. Карбышев).

Командованием Южного фронта принимались все меры для успешного выполнения намеченной операции по разгрому Врангеля. Так, инженерные части и подразделения фронта получили пополнение из 1000 обученных саперов из запасных инженерных частей Екатеринбурга и Казани.

К началу операции в подчинении начинжюжфронта было: командного состава — 861 человек, красноармейцев — 12965 человек, лошадей — 2110 [19]. На вооружении имелось 3957 винтовок. В распоряжении саперов было 900 пудов пироксилина, прорезиненная ткань, шпагат, 5 тыс. ножниц для резки проволочных ограждений,18 тыс. пудов колючей проволоки, 10 пудов скоб [20].

Карбышев при подготовке инженерного обеспечения операции и в ходе ее руководит только в полосах 6-й и 4-й полевых армий фронта действиями 2-х армейских и 12-ти дивизионных инженерных батальонов, 13-ти саперных эскадронов, 40-а отдельных рот, 2-х минно-подрывных и одной маскировочной роты, 8-ми рабочих бригад, батальонов, дружин, 5-ти военно-полевых строительств (только в трех из них: в 11-м, 26-м и 27-м — насчитывалось 312 человек командного состава, 3869 человек рядового состава, на вооружении которых было 1502 винтовки, а также имелось 272 лошади. Им же были приданы соответственно 1-й, 6-й и 7-й инженерно-военные рабочие батальоны) [21].

Именно в этот ответственный период Дмитрию Михайловичу, оставшемуся вместо начальника управления инженеров фронта, неоднократно приходилось подписывать руководящие документы: приказы, распоряжения и др. При этом он подписывался следующим образом: помощник начальника инженеров фронта, зам. начальника инженеров фронта, заместитель начальника инженеров фронта, временно исполняющий должность начальника инженеров фронта, и даже начальник инженеров фронта [22].

16 ноября 1920 года командующий Южным фронтом М.В. Фрунзе доложил председателю СНК В.И. Ленину: «Сегодня нашей конницей занята Керчь. Южный фронт ликвидирован». Огромный вклад в разгром Русской армии в Крыму в ноябре 1920 года внес и личный состав инженерных частей, проявив высокое боевое мастерство и изобретательность, продемонстрировав отвагу и мужество.

Находясь в первых рядах частей, штурмовавших Перекопские и Чонгарские укрепления, саперы способствовали тому, что красноармейцы и командиры только 10 стрелковых полков, удостоенных боевых наград Советской Республики, по моим подсчетам, захватили у противника бронепоезд, около 60 орудий разных калибров, 40 вагонов с военным имуществом, свыше 1200 винтовок, 115 пулеметов и 1500 пленных белогвардейцев [23]. Большая заслуга в этом была и помощника начальника управления инженеров Южного фронта по технической части военного инженера Д.М. Карбышева.

С окончанием боевых действий в Крыму осенью 1920 года перед высшим военным руководством Советской Республики встала задача разработки плана обороны Крымского полуострова и всего Черноморского побережья. Основанием для этого явилась телеграмма Главкома всеми вооруженными силами республики С.С. Каменева № 681/on 1557/м от 19 ноября 1920 года, направленная командующему Южным фронтом РККА М.В. Фрунзе. В ней говорилось: «Прочно закрепить за собой Крымский полуостров, а также организовать оборону Черноморского побережья и Крыма» [24].

А на следующий день командюжфронта отдал приказ начальнику управления инженеров фронта Ю. Рустейко образовать военно-техническую комиссию по обследованию Крымского побережья с целью проведения рекогносцировки Керченских, Севастопольских и Перекопских позиций; выработки плана обороны Крыма, включавшего:

— создание Севастопольского укрепленного района с восстановлением Севастопольской крепости;

— создание Керченского укрепрайона с преграждением Керченского пролива и восстановлением крепости Керчь;

— преграждение минным заграждением и огнем батарей входа в Перекопский залив как подступа к Перекопскому перешейку.

Вскоре такая комиссия была создана. В состав ее вошли: Н.И. Чайковский — помощник начальника Управления инженеров Южного фронта, Д.И. Нечаев — начальник строительно-хозяйственного отдела Управления, Сахаров и Неклашев — военные инженеры от инспекции инженерного и артиллерийского Управления Полевого штаба РВСР. В их распоряжение были выделены речной минный дивизион, маскировочная и две прожекторные роты и отпущено более 35 млн рублей. Координировал деятельность комиссии заместитель начальника Управления инженеров Южного фронта военный инженер Д.М. Карбышев.

По сделанным им расчетам, для производства работ по созданию береговой обороны полуострова Крымревкому (председатель — Бела Кун) требовалось выделить только рабочих из мобилизованных ополченцев на станцию Таганаш (Перекопско-Сивашский укрепрайон) — 400 человек, в крепость Керчь (Керченский укрепрайон) — 500, в крепость Севастополь (Севастопольский укрепрайон) — 500 человек, причем плотников не менее 200 человек.

К середине января 1921 года военно-техническая комиссия представила Акт, гласивший, что «для обороны Крыма, Азовского моря и Перекопа необходимо создать оборонительный рубеж, на котором оборудовать артиллерийские позиции, установив в них до 100 единиц (45-мм и 100-мм) орудий, в том числе: в Перекопском районе — до 16, Евпаторийском — до 12, Севастопольском — до 40, в Феодосийском — до 12, Керченской крепости — до 15 орудий» [25].

Для проведения оборонительных работ на побережье Черного моря в Крыму были созданы, согласно телеграмме инспектора инженеров Полевого штаба РВСР от 12 декабря 1920 года, 64-е, 65-е и 26-е военно-полевые строительства. Последнее, в частности, было направлено вместе с приданным ему 6-м инженерно-военным рабочим батальоном в распоряжение начальника Морских сил Азово-Черноморского флота для создания Севастопольского и Керченского морских укрепрайонов.

Кроме того, к работам по инженерной подготовке побережья Черного и Азовского морей были привлечены еще 5 других военно-полевых строительств: военно-полевое строительство (дислоцировалось в Крыму) 4-й полевой армии, 2-е (прибыло из-под Кременчуга с приданным ему инженерно-военным рабочим батальоном в 1000 человек), 9-е (было переброшено из района Харькова с приданными ему тремя инженерно-военными рабочими батальонами по 1000 человек в каждом), 20-е, 12-е (вело работы на фронте в 179 километрах; в его состав входило 4 отдела, расположенных в городах Очакове, Николаеве, Одессе и Одесском уезде, 2 инженерно-военных рабочих батальона, отдельная маскировочная рота и военная дорожно-мостовая рота). Правительством на эти работы отпущено свыше 360 млн рублей.

Таким образом, в решении только этой важной государственной задачи принимали участие 8 военно-полевых строительств и 10 инженерно-военных рабочих батальонов из 12-ти военно-полевых строительств и 37-ми военно-строительных и военно-дорожных формирований, дислоцировавшихся на территории Советской Украины и насчитывавших в своем составе 13060 человек.

К этому времени они выполнили большой объем работы, в частности: построили узкоколейные железные дороги протяженностью 4250 погонных саженей, железнодорожных веток широкой колеи 1250 погонных саженей, отремонтировали 4821 версту грунтовых и шоссейных дорог, построили и отремонтировали свыше 900 объектов необоронительного характера.

В это число вошли: постройка радиостанции и двух 400-метровых мачт для нее в г. Харькове, оборудование противопожарными устройствами артсклада в г. Купянске, ремонт более 200 различных помещений штаба и войсковых частей Южного фронта, заготовка 2100 колод из бревен крепежного леса.

Нельзя сбрасывать со счетов и другую, не менее важную задачу, которая легла в этот период на военно-строительные формирования, — это участие в лесозаготовках. Исходя из того, что площадь государственного лесного фонда УССР составляла в 1919 году 3905058 десятин, ЦК партии и РВСР потребовали от Реввоенсоветов Юго-Западного и Южного фронтов уделить этому вопросу самое пристальное внимание. Так, по распоряжению РВС Юго-Западного фронта для руководства топливными работами создается специальный орган — Комитет по топливу на железных дорогах Юго-Западного фронта («Железкомюгзап»). На территории дислокации Южного фронта был образован Революционный комитет по топливу Южного фронта («Ревтопюж»), возглавляемый членом РВС фронта С.И. Гусевым.

Этим комитетам было поручено: «В чрезвычайно короткие сроки заготовить дров — 111207 саженей кубических и лесоматериалов — 25089 саженей кубических». Нужно сказать, что только в декабре 1920 года личным составом военно-полевого строительства 4-й армии Южного фронта, штаб которой дислоцировался в Симферополе, было заготовлено 40 тысяч саженей кубических, из которых 12 тысяч отпущено воинским частям.

По распоряжению командующего фронтом М.В. Фрунзе в разрешении топливного кризиса участвовали также личный состав 11-го военно-полевого строительства, 3-х военно-трудовых лесозаготовительных дружин по 1826 человек в каждой, 78-й и 61-й военно-дорожные отряды и другие части.

Руководство военно-полевыми строительствами в годы гражданской войны и приобретенный при этом большой личный опыт позволили Дмитрию Михайловичу направить на имя члена РВС Южного фронта еще в декабре 1920 года доклад «Об использовании воинских частей в трудовых заданиях», в котором он, в частности, писал: «Военно-полевые строительства служат для технического руководства большими массами чернорабочих на однохарактерных валовых работах: при этом, как правило, строительства должны быть обеспечены рабочей силой постоянно, для чего им должны придаваться в достаточном числе рабочие части».

После разгрома белогвардейских войск на юге Украины и в Крыму, входившем в тот период в состав Советской России, Д.М. Карбышев в течение трех лет продолжает военную службу на ответственных должностях в штабе вооруженных сил Украины и Крыма и Украинского военного округа [26].


Список использованной литературы

1. Гражданская война в СССР. — Т. 2. — М.: Воениздат, 1986. — С. 296.

2. Герой Советского Союза Д.М. Карбышев (1880—1945 гг.): биографическая и библиографические справки. — М.: Военно-инженерная академия, 1956. — С. 11—12; Фрунзе М.В. Воспоминания друзей и соратников. — М., 1965. — С. 168.

3. Герой Советского Союза Д.М. Карбышев (1880—1945 гг.): биографическая и библиографические справки. — С. 11—12.

4. Центральный госархив Российской Армии (далее — ЦГАРА). — Ф. 6. — Оп. 6. — Д. 180. — Л. 12.

5. Там же. — Д. 168 (1). — Лл. 82—83.

6. Познанский В.С. Д.М. Карбышев: Историко-биографический очерк. — Изд. 2-е, испр. и доп. — Новосибирск, 1985. — С. 136.

7. ЦГАРА. — Ф. 6. — Оп. 6. — Д. 168 (2). — Л. 107.

8. Там же. — Л. 106.

9. Карбышев Д.М. Избранные научные труды. — М.: Воениздат, 1962. — С. 646.

10. Д.М. Карбышев на фронтах гражданской войны // Вестник военно-инженерной академии РККА им. В. В. Куйбышева: Юбилейный сб. — М. : ВИА, 1939. — С. 180.

11. ЦГАРА. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 371. — Л. 53.

12. Шарипов А.А. Генерал Крисанов. — Пермь, 1963. — С. 12.

13. Герой Советского Союза Д.М. Карбышев (1880—1945 гг.): биографическая и библиографические справки. — С. 11—12; Основные даты жизни и деятельности Д.М. Карбышева // Карбышев Д.М. Избранные научные труды. — М.: Воениздат, 1962. — С. 646.

14. Брошеван В. Участвовал ли Д.М. Карбышев в инженерном оборудовании Каховского плацдарма в Украине в 1920 году? // Пилигримы Крыма. Осень 2000. Путешествия по Крыму, путешественники о Крыме. V Крымская Международная научно-практическая конференция. — Симферополь. 7—8 октября 2000 г. — В 2-х томах. — Т. 1. — Симферополь, 2001. — С. 58—63.

15. Баграмян И.X. Великого народа сыновья. — М.: Воениздат, 1984. — С. 308.

16. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. — М.: Воениздат, 1983. — С. 254.

17. Гражданская война в СССР. — Т. 2. — М.: Воениздат, 1986. — С. 278; История Украинской ССР. — Т. 6. Великая Октябрьская социалистическая революция и гражданская война на Украине (1917—1920). — К.: Наукова думка, 1984. — С. 550; Родина советская. 1917—1987: исторический очерк. 5-е изд., доп. — М.: Политиздат, 1987. — С. 76; Военная профессия — строитель. — М.: Молодая гвардия, 1985. — С. 65; Кондратьев Н.Д. Маршал Блюхер. — М.: Воениздат, 1965. — С. 183—185.

18. Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.). — Т. 3. — М.: Воениздат, 1974. — С. 485.

19. ЦГАРА. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 371. — Лл. 65.

20. Там же. — Ф. 189. — Оп. 4. — Д. 212 (2). — Л. 138.

21. Инженерные войска в Советской Армии. 1918—1945 гг. — М.: Воениздат, 1985. — С. 61.

22. ЦГАРА. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 371. — Л. 89; Ф. 182. — Оп. 4. — Д. 214. — Л. 16.

23. Боевые подвиги частей Красной Армии (1918—1922 гг.). Сборник документов. — М.: Воениздат, 1967.

24. Брошеван В.М. Укреплять оборону Крыма. О жизненном пути Д.М. Карбышева, вписавшего свое имя в историю России, Крыма и Украины // Крымская правда. — 1995. — 31 октября.

25. Брошеван В.М. На защите южных морских рубежей. 1921—1941 гг. Книга-хроника в документах и материалах о возрождении, развитии и становлении Черноморского флота — оперативно-стратегического объединения ВМФ СССР в межвоенный (1921—1941 годы) период. — Симферополь, 2001.

26. Брошеван В. Военные строители на защите завоеваний социалистической революции (1918—1920 гг.): Учебное пособие. — Симферополь, 1989.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: