Сергей Мальков, сотник Великого войска Донского, г. Пенза

ИЗОБИЛЬНЕНСКОЕ ДЕЛО (ВОССТАНИЕ ИЛЕКСКИХ СТАНИЦ ОРЕНБУРГСКОГО КАЗАЧЕСТВА)

Газета "Казачий взгляд", №5 (101), май 2006.


Февраль 1918 г. Оренбургские степи. В январе пал Оренбург, большевистские войска упорно теснили немногочисленные казачьи отряды атамана А. И. Дутова на восток, к Тургаю.

В оставленные станицы пришла "власть рабочих и крестьян". Начались кровавые расправы, грабежи, разбой. Угоняли скот, вывозили хлеб. Все станицы, независимо от участия в борьбе против большевиков, обложили налогами и денежными контрибуциями. Несколько станиц вовсе сожгли дотла.

Большевики всех казаков считали врагами и потому не церемонились. Много офицеров, чиновников, казаков и даже казачек было расстреляно; ещё больше арестовано и посажено в тюрьму. Такие действия быстро отрезвили тех казаков, кто ещё верил в "нейтралитет" (особенно - фронтовики). Из линейных станиц, расположенных по реке Илеку (приток Урала), первый сигнал к восстанию подала станица Изобильная. В 20-х числах февраля в неё прибыла из Оренбурга группа красных матросов (20 человек) для взимания налогов с казачьего населения, что превратилось в подлинный грабёж.

Казаки побили весь отряд, тела спустили под лёд Илека. Прекрасно понимая, что последует жестокая кара, по окрестным станицам были посланы гонцы с призывом о помощи. Станичные отряды стали стягиваться в район станиц Изобильной и Буранной, командиром повстанцев избран есаул Сукин, его заместителем - подъесаул Донецков.

На подавление восстания из Оренбурга и Соль-Илецка выступил отряд "красной гвардии" силой в 800 штыков при пушках и пулемётах. Командовал карателями известный оренбургский комиссар Самуил Моисеевич Цвиллинг.

Первая стычка произошла под станицей Мертвецовской (ныне село Трудовое), казачья лава была отбита и большевики заняли Мертвецовскую, а следом и Ветлянскую станицы.

Казаки пошли на военную хитрость: сделали засаду и создали видимость отступления. Когда цепи красных бойцов втянулись в станицу Изобильную, неожиданно раздался выстрел бомбомёта, следом ружейный залп. Обходя с флангов, вынеслась казачья конница. Орудийные и пулемётные расчёты пали под ударами шашек и пик казаков, самого Цвиллинга срубил хорунжий Орлов - казацкий клинок развалил голову сыну парикмахера. Лишь небольшой группе большевиков удалось спастись бегством.

Трофеями казаков были 4 пушки, 12 пулемётов, 700 винтовок, патроны, снаряды. Священный чин на поле боя отслужил благодарственный молебен. Эти события получили название "Изобильненского дела", и боевой дух оренбургского казачества вновь поднял на борьбу вольных сынов Урала и Илека.

Примерно в это же время (начало апреля 1918 г.) укрывавшиеся по станицам и хуторам офицеры подняли восстание в верхних станицах 1-го округа (по рекам Уралу и Самаре, выше Оренбурга). Командовал восставшими войсковой старшина Лукин - он организовал поход на Оренбург. Вначале дела шли хорошо, комиссары из станиц были изгнаны, Советы уничтожены. 4-го апреля после жаркого боя был взят повстанцами Оренбург, но плохо вооружённые и организованные станичные дружины не смогли удержать город в своих руках и отступили.

Стоит отметить наиболее стойкие в борьбе с большевизмом станицы: Карагайская, Петропавловская, Краснинская, Кассельская, Остроленская, а также те, которые большевикам помогали: Арсинская, Краснохолмская и Верхне-Уральская. Как отмечал Иван Акулинин (помощник Войскового Атамана, командир казачьих корпусов), "очень часто большие и богатые станицы если и не держали открыто сторону большевиков, то всеми способами уклонялись от борьбы с ними, и наоборот, - небольшие и бедные станицы проявляли к большевикам крайнюю ненависть и при первой возможности готовы были драться с ними".

События на Оренбуржье не менее драматичны, чем на Тихом Дону. К чести оренбуржцев, выдачи офицеров на расправу большевикам здесь не было. 15-й Оренбургский казачий полк, бывший на Юго-Западном фронте, чтобы не отдавать большевикам оружия, прибыл в Войско походным порядком, пройдя через всю южную и юго-восточную Россию.

Партизанское движение оренбургского казачества до конца не изучено, но известны такие вожди казаков-партизан, как войсковой старшина Мамаев, подъесаулы Бородин, Михайлов, Енборисов. Последний - Енборисов, - следуя примеру Тараса Бульбы, не пощадил своего сына-офицера, ушедшего к большевикам "служить трудовому народу"! Впрочем, и сами большевики "отблагодарили" таких вождей "красного казачества", как, например, командарма Николая Каширина (бывший подъесаул) в 1937 году. Девятью граммами свинца...


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: