Ященко Вячеслав Григорьевич, кандидат филологических наук, краевед

БУРНЫЙ ОТПУСК КОМБРИГА КОЛЕСОВА


В конце зимы 1921 года Иван Петрович Колесов, командир кавалерийской бригады Первой конной армии прибыл отбывать свой «отпуск по ранению» в родной хутор Ширяевский Иловлинского уезда Царицынской губернии. Иван Петрович был широко известен в крае как один из первых организаторов красных партизанских отрядов и храбрый защитник власти Советов. Заслуги Колесова были многократно отмечены властями. На его груди красовались три ордена Боевого Красного Знамени. Иван Петрович был человеком деятельным и справедливым, но крайне вспыльчивым, видимо, поэтому отдохнуть в тылу ему так и не удалось.

В начале марта в Царицынскую губЧК стали поступать многочисленные жалобы из Иловлинского уезда на то, что Колесов в хуторе «ведет себя не достойно»: «не разобравшись в политической обстановке [он – В.Я.] встал на защиту недовольных продразверсткой кулаков». Говоря по-простому, Иван Петрович занимался рукоприкладством: бил «ненавистных тыловиков» по лицу, вершил таким простым и доступным способом свой самосуд.

Для устранения бесчинств Колесова из Иловли в хутор Ширяевский был направлен «спецотряд» особого назначения, состоящий из коммунистов и комсомольцев Царицына и Иловли. Целью чоновцев было препровождение смутьяна в губернский центр для судебного разбирательства. Спецотряд благополучно прибыл в хутор и расположился на ночлег в одном из домов. Узнав о цели прибытия отряда, Колесов собрал группу товарищей и ночью напал на безмятежно спящих чоновцев. Четыре чекиста были тут же расстреляны. Остальных отпустили. Этими действиями Иван Петрович окончательно поставил себя вне закона. Мятеж набирал обороты.

Утром следующего дня Колесов с группой вооруженных казаков прибыл в Иловлю и направился в Нардом. Здесь проходил съезд председателей хуторов. Обсуждалась проблема своевременного выполнения продразверстки. Войдя в помещение, Колесов выстрелом в упор убил председателя округа Василия Васильевича Брехова, с которым у него были давние счеты. Председателя ревкома Андрея Ивановича Авилова повстанцы вывели на улицу и там расстреляли. Позже тела убитых совработников были преданы земле в центре станицы в братской могиле1.

Колесов попытался поднять восстание в родном округе. В районе хутора Ширяевский и ст. Липки он производил мобилизацию казаков от 18 до 40 лет, реквизировал имущество советских хозяйств. К 11 марта в рядах повстанцев насчитывалось до 150 конных и пеших бойцов2. Вероятно, в штабе повстанцев могли оказаться также и бывшие сослуживцы Колесова3. Лозунг восставших был не оригинален. Он почти дословно повторял требования вакулинцев: «Долой коммуну! Да здравствует Советская власть и свободная торговля!» Необходимо отметить, что в то же самое время в тех же местах действовала партизанская группа Карпова, «работающая подпольно с лозунгом чисто белогвардейского характера»4. Объединять свои усилия с белогвардейцем Карповым бывший красный командир Колесов, видимо, брезговал.

Колесовцы попытались совершить налет на ст. Липки, но были отбиты. Воевать с бронепоездами такими силами было просто не мыслимо, поэтому повстанцы направляются на восток к реке Иловля подальше от железной дороги. Пройдя через с. Солодча, они идут вверх по течению реки и 12 марта занимают с. Каменный брод. В этом селе повстанцы, вероятно, встретили радушный прием: месяц назад здесь приключилось бескровное восстание жителей «на почве продовольственной работы». Тогда бунт был быстро подавлен силами милиции5.

13 марта колесовцы врываются в Ольховку6. Бой на улицах деревни длился около 5 часов. Повстанцам противостоял отряд ЧОН, состоящий из местных коммунистов (45 человек) и комсомольцев (10 бойцов). В ходе боя было убито 4 мятежника, 11 – ранено. Среди убитых был брат Колесова. Чоновцы не выдержали напора и без потерь отступили к селу Гусевка7.

14 марта красноармейцы выбивают повстанцев из Ольховки. Около 50 колесовцев погибло. Несколько партизан взято в плен8. Из Ольховки мятежники двинулись в северном направлении вверх по течению реки Ольховка. После неудачного боя с правительственными частями у с. Гурово они отступили с потерями к деревне Попково (Попки). В ходе боев отряд партизан потерял больше половины бойцов. В прочем, в районе х. Нижние Коробки повстанцев ждало пополнение.

После непродолжительного отдыха колесовцы вновь меняют направление и движутся на восток в сторону Камышина, последовательно занимая деревни Коростино и Петрушино. 19 марта 40 всадников Колесова по хрупкому льду перешли на левый берег Волги (между деревнями Кислово и Солодушино) и направились на юго-восток в район Александровки9. По другим сведениям переправа состоялась 16 марта10. Начальник Донской областной рабоче-крестьянской милиции поспешил к руководству с докладом. Он отрапортовал, что банда Колесова ликвидирована и «снята с учета»11 .

Другое мнение было у военспецов оперативного управления Заволжского военного округа. Опасения начальника управления о том, что мятежный комбриг попытается соединиться с партизанами Носаева и Еркина, подтвердились12. В конце марта произошло слияние отрядов Колесова и Носаева. При этом Колесов «принял общее командование носаевскими бандами»13.

С приходом в заволжские степи Колесова, прославленного и опытного командира, действия носаевцев становятся более решительными, частыми и продуманными. До прихода отряда Колесова носаевцы нападали в основном на мелкие населенные пункты. Под началом же бывшего комбрига объединенные силы партизан планируют нападения на волостные и уездные центры. Так, первой совместной операцией объединенного отряда Колесова - Носаева стал налет на село Старый Эльтон. Утром 3 апреля 60 всадников при двух пулеметах ворвались в село, разоружили поселковую милицию и красноармейцев, сожгли канцелярию волостного Совета. Уже спустя два дня, совершив рейд в 110 километров, они неожиданно штурмуют Быково. Здесь партизаны произвели «полный разгром»: были разграблены райпродком и совучреждения, взят телеграфный аппарат, увезен инвентарь совучреждений. В погромах участвовали также и Быковские обыватели. Они с большим энтузиазмом расхищали керосин и прочие товары Райпродукткома и Единого потребительского общества (ЕПО). В селе повстанцев ждал богатый улов. Ими была «захвачена почта, перевозившая 500 млрд. рублей». Эти деньги мятежники затем разбрасывали по улицам села. Правда, за проявленную степными партизанами щедрость селянам пришлось расстаться с сотней голов КРС.

Быковская милиция засела в подвале своего управления и упорно отстреливалась. Им удалось убить двух бандитов. Повстанцы забросали их «бомбами» и подожгли карасином дверь. Как отмечали очевидцы, «среди бандитов есть 50-ти летние старики – жители степей».

6 апреля носаевцы покинули Быково, прихватив с собой 7 коммунистов и совработников. В плену у повстанцев оказались также захваченные милиционеры, служащие почты и конвой, сопровождавший почту с деньгами. Двух коммунистов партизаны расстреляли в Быково, еще четверых в х. Паничкин. Уходя из Быково, носаевцы ворвались в коммуну «Правда», расположенную в 12 верстах восточнее Верхних Балыклей. У коммунаров были изъяты скот, семена, земледельческие орудия и одежда. Избив коммунаров, партизаны ушли на восток в сторону Солдатских хуторов. 7 апреля в Быково из Царицына прибывает рота курсантов (150 штыков и 15 сабель при трех пулеметах), но носаевцев уже и след простыл14.

Вскоре под знамена Колесова и Носаева вступают отряды Маслова, Еркина и Солохина. К партизанам присоединяются местные крестьяне. Группировка достигает численности в 2000 бойцов. Утром 12 апреля они ведут наступление на станцию Кайсацкую. После четырехчасового боя поселок был взят, но продержаться в нем партизанам удалось лишь пол часа. Усилиями местного гарнизона и подоспевшей на помощь защитникам станции бронелетучки повстанцы были выбиты из Кайсацкой. Понеся большие потери (9 человек убитыми), они отступили в южном направлении15.

Неудачный захват Кайсацкой не убавил оптимизма Колесова. Объединенная группировка повстанцев начинает скапливаться вокруг Ленинска. Чуя большую добычу, к Ленинску устремляются вооруженные крестьяне. Из Новоузенского уезда на 10 подводах прибыли саратовские гости - отряд партизан под руководством Кандалова. «Между бандитами носится упорный слух: скоро будем в Ленинске», - сообщает секретно-оперативный отдел Царицынского ГубЧК. Играя на руку повстанцам, комбат воинских частей, дислоцированных в Ленинском уезде, снял охрану во многих волостях. В связи с этим, «бандиты участили свои грабежи в селах»16. «Ежедневно назойливо показывается бандитская конная разведка, - докладывал 18 апреля составитель оперативной сводки №74. – Бандиты задерживают и проверяют всех проезжающих в районе Ленинск – Заплавное – Средняя Ахтуба». «Ожидается налет на Ленинск», - значится в сводке17. 25 апреля один из отрядов носаевцев предпринял дерзкое нападение на село Колобовка, расположенное в 18 верстах восточнее Ленинска. Здесь были схвачены и убиты начальник городской милиции Ленинска Ермолаев и секретарь исполкома Соловьев18.

Одной из стратегических целей повстанцев был срыв «посевкомпании» в регионе. Мелкие группы носаевцев периодически производили грабежи семенного хлеба. Доходило до того, что мешки с хлебом партизаны отбирали у крестьян прямо на пашне19: «из степей возвращаются ограбленные бандой крестьяне, заявляя, что многие из них не засеют хлеб»20. При разгроме партизанских групп красноармейцы и милиция, как правило, передавали награбленный бандами хлеб и скот не крестьянам (видимо, было много мороки с учетом), а в совхозы21. Затем в совхозы вновь врывались повстанцы и забирали хлеб и скот обратно. Так и вращалось движимое крестьянское имущество между партизанами и совхозами.

Тучи сгущались над Ленинском, но планам его захвата так и не суждено было осуществиться. Неожиданно главные силы партизан уходят в киргизские (казахские) степи. Они появляются вновь в 50 верстах восточнее Николаевска в начале мая. Их ряды существенно пополнились киргизскими кочевниками. Другая часть носаевцев под командованием Маслова в это время оперирует в районе озера Эльтон: 4 мая они вновь разграбили кооператив в селе Старый Эльтон и сожгли дела сельсовета22.

Борьба продолжается, но уже без Ивана Петровича Колесова. В оперативных сводках о нем уже нет никаких сведений. Видимо, бурный отпуск лихого комбрига закончился где-то среди степных тюльпанов.

<2007>


1 См.: Воспоминания Бондаревой Е. В., 1900 г.р. (р.п. Иловля, ул. Пионерская) и Агеева А.П., 1920 г.р. (р.п. Иловля, ул. Южная, 3). Документ составлен 10.09.87. Л.Ф. Крюковой, ответственным секретарем райотделения ВООПИН / Паспорта на памятники Иловлинского района // Архив ОНПЦ по охране памятников истории и культуры.
2 См.: Крестьянское движение в Поволжье. 1919-1922 гг.: Документы и материалы/ Под. ред. В. Данилова и Т. Шанина. – М.: «РОССПЭН», 2002, С. 701.
3 См.: ГАВО. Ф. 153. Оп. 1. Д. 9. Л. 125.
4 См.: ГАВО. Ф. 161. Оп. 1. Д. 14. Л. 12.
5 См.: ГАВО. Ф. 153. Оп. 1. Д. 9. Л.16.
6 См.: Крестьянское движение в Поволжье. Указ. соч. Там же.
7 См.: ГАВО. Ф. 153. Оп. 1. Д. 9. Л. 34.
8 См.: ГАВО. Ф. 240. Оп. 1. Д. 31. Л. 31.
9 См.: Крестьянское движение в Поволжье. Указ. соч. Там же.
10 См.: ГАВО. Ф. 153. Оп. 1. Д. 9. Л. 61.
11 См.: ГАВО. Ф. 161. Оп. 1. Д. 14. Л. 12.
12 См.: Крестьянское движение в Поволжье. Указ. соч. Там же.
13 См.: ГАВО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 43. Л. 13.
14 См.: там же. Л. 15, 20.
15 См.: там же. Л. 19.
16 См.: там же. Л. 9.
17 См.: там же. Л. 10.
18 См.: там же. Л. 17.
19 См.: там же. Л. 13.
20 См.: там же. Л.21.
21 См.: там же.
22 См.: там же. Л. 18.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: