Василенко Сергей Александрович, к. и. н., доцент Челябинского государственного педагогического университета

СОЗДАНИЕ МАССОВОЙ МИЛИЦИОННОЙ АРМИИ В УФИМСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ 1917 Г. — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1918 Г.

Гражданская война на Востоке России: Материалы Всероссийской научной конференции (г. Пермь, 25—26 ноября 2008 г.) / Пермский государственный архив новейшей истории. Пермь, 2008.


В начале ХХ века, в годы революционных потрясений, в России создавались многочисленные боевые милиционные формирования, которые имели различные функции. Теоретической основой их создания служили работы основателей марксизма и политических деятелей революционно-радикального толка. На Южном Урале милиционные формирования имели ряд особенностей, весьма важных с точки зрения развития демократических тенденций в регионе, впоследствии подавленных центральным советским руководством.

В начале ХХ века в России среди социалистов, как марксистов, так и последователей народнической традиции, была распространена идея всеобщего вооружения народа. Ещё К. Маркс и Ф. Энгельс являлись сторонниками милиционной армии, которая должна была стать не только основной военной силой революции, но также гарантом сохранения демократических свобод. Помимо чисто военных задач милиционная армия должна была выполнять целый ряд управленческих и социально-организующих функций, служить мостиком от капитализма к социализму (4, с.262).

Подобных же взглядов на вооруженные силы революции придерживался и В.И. Ленин. До 1917 г. и сразу после Февральской революции он трактовал всеобщее вооружение народа в классическом марксистском смысле, как способ привлечения широких масс к управлению, осуществлению народного самоуправления, делавшего ненужным старый государственный аппарат. Во всенародную милицию предполагалось включить даже представителей буржуазии. Однако, уже в ранних работах В.И. Ленина можно наблюдать определенный отход от принципа всеобщего вооружения народа. Это касалось прежде всего усиления руководящей роли партии и пролетариата во всеобщем вооружении народа. В результате В.И. Ленин сначала поддержал идею создания широкой рабочей милиции, а затем — более узкой и управляемой со стороны партии боевой организации — Красной гвардии (5, с.32). Но последняя в силу узости своей социальной базы не могла обеспечить защиту социалистического государства и революционных преобразований. Поэтому В.И. Ленин был вынужден взять курс на создание сначала добровольческой, а затем и мобилизационной Красной Армии. В 1920 г. В.И. Ленин прямо высказался против идеи всеобщего вооружения народа (6, с.173). Таким образом, по мере нарастания остроты борьбы за власть взгляды В.И. Ленина и руководства РСДРП (б) все дальше уходили от тех демократических положений, которые были заложены в концепции милиционной армии.

В программных документах партии эсеров также присутствовала идея всеобщего вооружения народа и ставилась задача создания Народной боевой милиции с целью подготовки всенародного восстания. Она должна была стать передовым боевым ядром вооруженного народа. Однако, для решения тактических задач борьбы с царским правительством эсеры использовали террористическую деятельность. С этой целью предусматривалось создание небольших по численности, хорошо законспирированных дружин.

В истории вооруженных формирований особое место занимают Боевые организации народного вооружения (БОНВ), действовавшие в основном на территории Уфимской губернии. Боевые организации возникли ещё в годы первой русской революции, и уже тогда их создателям, братьям Эразму и Михаилу Кадомцевым удалось убедить Уфимский комитет РСДРП (б) не просто сформировать боевую дружину при партийной организации, а создать ядро будущей милиционной армии. Поэтому уже в Уставе Боевых организаций, принятом в 1906 г., можно найти те принципы организации и строительства, которые легли в основу БОНВ в 1917 — 1918 гг. Однако, в условиях спада революции Боевые организации превратились в хорошо организованные и законспирированные партийные дружины. В апреле 1917 г. Боевые организации были воссозданы с санкции Уфимского комитета РСДРП (б) и Уфимского Совета. Очень важно отметить, что Уфимская партийная организация была в то время объединенной, а Совет в Уфе находился в руках меньшевиков и эсеров. В то же время руководители БОНВ П.И. Земцов, Э.С. Кадомцев и другие были большевиками, стоявшими в военном вопросе на позициях классического марксизма (1; О.1. Д.161. Л.20).

Уже с самого начала в Боевых организациях было много крестьян, допускались туда представители всех социалистических партий. Такая политическая ориентация БОНВ становится понятной, если проанализировать взгляды руководителей организации на принципы боевого строительства. Их выступления на съездах БОНВ и воспоминания показывают, что являлись сторонниками последовательного воплощения в жизнь принципа всеобщего вооружения народа (2; О.4. Д.420. Л.8).

Все вышесказанное позволяет говорить о том, что БОНВ нельзя рассматривать как вариант партийных дружин. Многие исследователи полагали, что БОНВ подчинялись исключительно партийным комитетам. Однако факты опровергают этот тезис. Очень скоро после своего возрождения БОНВ начали сотрудничать с Советами. А от сотрудничества они перешли к прямому выполнению их распоряжений. Наконец, когда в Советах победили большевики, БОНВ объявили себя исполнительным органом Советов (2; О.4. Д.420. Л. 2–3). Так, на протяжении 1917 г. роль Советов в делах БОНВ растет, а роль партийных комитетов падает.

Но даже и осенью 1917 г. БОНВ были значительно более самостоятельной, независимой от Советов организацией, чем, например, Красная гвардия. С Советами, так же как и с партийными комитетами, БОНВ были связаны системой взаимного представительства, оставлявшей значительный простор для самостоятельности (2; О.4. Д.420. Л.3). И это не случайно. Отстаивая концепцию всеобщего вооружения народа, руководители БОНВ стремились придать своей организации социально-организующие функции.

В ходе своей эволюции в 1917 – 18 гг. БОНВ все более приближались к милиционной народной армии. Основополагающей вехой на этом пути стал Первый съезд БОНВ (декабрь 1917 г.), на котором был принят новый Устав организации. Устав закрепил четырехступенчатую структуру организации, позволявшую, с одной стороны, привлекать широкие слои населения к общественной жизни и защите Советской республики, а с другой, — иметь постоянное ядро милиционной армии из хорошо обученных и вооруженных бойцов и командиров (2; О.4. Д.420. Л.3). Это определило и численность Боевых организаций. В июне 1918 г. количество бойцов в них достигало 20 тысяч человек, то есть больше, чем красногвардейцев во всех других губерниях Урала вместе взятых (3, с.18).

После выхода декрета СНК о формировании сначала добровольческой, а затем и мобилизационной Красной Армии между руководством БОНВ, с одной стороны, и Уральским военным комиссариатом, с другой, назревал конфликт. Уфимское руководство отстаивало путь создания милиционной армии не только как эффективный в военном отношении. Оно настаивало на защите интересов крестьянства, составлявшего к лету 1918 года большую часть личного состава БОНВ. А поскольку последние, в отличие от Красной гвардии, были не только военной, но и политической организацией, основанной на демократических принципах, то их руководство не могло игнорировать мнение большинства делегатов съездов БОНВ.

Таким образом, на Южном Урале был создан особый вид пролетарской милиции, наиболее полно отвечавший концепции всеобщего вооружения народа, воплотивший в жизнь такие его черты как массовость, социальная и политическая широта при руководящей роли пролетариата, массовость, демократизм, широкие социальные функции.


Примечания:


1. Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). ФП-596.
2. Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАООРБ). Ф.1832.
3. Кадомцев Э. С. О Боевых организациях народного вооружения Южного Урала в 1917–18 гг. / Э.С. Кадомцев. На Южном Урале. Воспоминания участников гражданской войны. М., 1958.
4. Маркс К. Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов / Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т.7. С.262.
5. Ленин В. И. О пролетарской милиции / В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т.31. С.32.
6. Ленин В.И. Речь при обсуждении законопроекта СНК «О мерах укрепления и развития крестьянского сельского хозяйства» на фракции РКП (б) VIII съезда Советов 27 декабря 1920 г. / В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т.42. С.173.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: