Ольга Ожгибесова

НЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА 1921 ГОДА. ВОПРОС О ВЛАСТИ РЕШАЛСЯ В СИБИРИ?

«Аргументы и факты» в Западной Сибири», №26(585), июнь 2006 г.


Малоизвестные страницы истории и повстанченско-партизанского движения в Западной Сибири обсуждали в Ишиме на Международной конференции, посвященной Западно-Сибирскому крестьянскому восстанию, в котором, по самым скромным подсчетам историков, за оружие взялись около 100 тысяч человек. Об этом не написано ни в одном учебнике истории.

Гражданская война прокатилась по югу Западной Сибири в 1918-м — 19-м годах и ушла дальше на восток. В Ишимском уезде, как и по всей Тюменской губернии, наступил зыбкий мир. А в конце января 1921 года в ряде деревень вспыхнуло восстание крестьян. С ним не могли сравниться ни Кронштадтский мятеж, который поддержали двадцать семь тысяч солдат и матросов, ни Тамбовское восстание. В Сибири, по самым скромным подсчетам историков, за оружие взялись не менее ста тысяч крестьян. По приблизительным данным, за несколько месяцев 1921 года погибло более 50 тысяч человек. Тех, кто уцелел тогда, уничтожили в тридцать седьмом.

Ни в одном учебнике истории вы не найдете ни строчки об этой страшной, кровавой эпопее, которую официальные идеологи Советской власти называли кулацко-эсеровским мятежом, старательно избегая разговора и о причинах, которые его вызвали, и о последствиях.

«Уничтожайте железной рукой»

ЛЕТО в 1920 году выдалось засушливым, неурожайным. Но тем же летом Совет народных комиссаров издал Декрет об изъятии хлебных излишков в Сибири.

В Тюменской губернии с августа 1920 по январь 1921 года были введены 34 вида развёрстки. Только хлеба и зернофуража нужно было сдать 3,3 и 4,9 миллиона пудов! Две трети задания пало на Ишимский уезд.

Сделать это было невозможно - у крестьян не было такого количества зерна. Но в конце октября 1920 года Тюменский губисполком издал директиву — выполнить 60 процентов разверстки к 1 декабря 1920 года: «Будьте жестоки и беспощадны ко всем, кто способствует невыполнению продразвёрсток. Уничтожайте целиком хозяйства тех лиц, кои будут потворствовать невыполнению развёрстки. Уничтожайте железной рукой...»

В Ишимском уезде, по словам работавшего там члена губпродколлегии Я.З. Мавреса, «был и весь хлеб забран, не осталось даже для обсеменения одной десятины». Зато к 6 января 1921 года задание Наркомпрода по хлебофуражу было выполнено на 102 процента.

Одной из первых восставших стала деревня Травное Ишимского уезда. На подавление мятежа были брошены части Красной Армии. Деревню пытались взять не единожды. С третьего раза удалось.

Арестованных после подавления восстания травнинских мужиков, тех, кто не успел скрыться, собрали в колонну и в сопровождении отряда красноармейцев отправили в Ишим. До города, впрочем, они не дошли. В Синицынском бору, в семи километрах от уездного центра, на высоком берегу маленькой речушки со смешным названием Дятель установили пулеметы. Крестьян, а по свидетельствам очевидцев, их было больше ста человек - поставили на противоположном берегу...

По архивным данным, в бою за село Травное погибло более 200 красноармейцев... А за двадцать пять дней февраля в Ишимском уезде погибли 3 тысячи повстанцев. И не удивительно: красноармейские отряды, по сути, превратились в отряды карательные.

Приказ №9 Ишимского уисполкома от 9 февраля 1921 года гласил:

"За произведение убийства коммунистов и советских работников в тех обществах, где таковые произойдут, за каждого одного расстреливать 10 человек местных крестьян".

Мятеж

ПЛАМЯ мятежа разгоралось с невероятной быстротой и силой. 31 января - 1 февраля оно охватило Чуртанскую и Челноковскую волости Ишимского уезда, 3 февраля - Ингалинскую и Емуртлинскую волости Ялуторовского уезда, 3-4 февраля - Тобольский, 5 февраля - Туринский, 8 февраля - Тюменский уезды.

Ярость восставших, сражавшихся против продразверстки и Красной Армии, перекинулась на тех, кто, по мнению мятежников, «продался коммунистам»: на коммунаров, советских работников, активистов сельсоветов, милиционеров, на членов их семей. Только Ишимская организация РКП (б) на 20 апреля 1921 года потеряла 406 человек убитыми и пропавшими без вести. Члены РКП(б) Прытков и Смирнихин сообщали о том, что одиннадцать арестованных локтинских коммунистов доставили в штаб Народной армии, раздели донага, кололи пиками, а в ночь с 12 на 13 января посадили на подводы и увезли. При этом сопровождавшие коммунистов мятежники кричали: «Будете или нет Бога признавать?!».

В аналитическом докладе командира 85-й бригады ВНУС Н.Н. Рахманова отмечалось: «В Омутинском районе повстанцы подвешивали взрослых и детей, у беременных женщин разрезали животы, и все это затем, чтобы в корне истребить семя коммуны». В докладе помглавкому по Сибири сообщался и такой ужасающий факт: «200 трупов крестьян были найдены в селе Ильинском... которые там валялись повсюду ... в искалеченном виде, причем было видно, что погибшие были даже не расстреляны, а убиты палками и вилами, и среди них даже были мальчики и девочки до 15-летнего возраста».

Повстанцы, которые первое время действовали стихийно, разрозненно, быстро осознали необходимость единого командования. Уже через месяц после начала боевых действий была образована Ишимская народная армия, в состав которой входило две дивизии. Один из крупнейших отрядов, входивших в Ишимскую дивизию, возглавил «генерал» Петр Семенович Шевченко. У него в подчинении находилось около тысячи крестьян, вооруженных, по свидетельству очевидцев, пиками, палками и холодным оружием.

Восстание в основном было подавлено уже к апрелю 1921 года, однако последние очаги сопротивления были потушены лишь в сентябре - октябре.

Опасность для Советской власти

ПО МНЕНИЮ исследователей тех трагических событий, крестьянское восстание в Западной Сибири представляло исключительную опасность для Советской власти. Оно отрезало европейскую Россию от основного источника продовольственного снабжения, каким в начале 1921 г. являлась Сибирь, поставив тем самым коммунистический режим на край голодной пропасти. Возникла уникальная в российской истории ситуация, когда вопрос о судьбе власти в стране решался не в столице, а в далекой сибирской провинции.

Казалось бы, возникновение Западно-Сибирского мятежа, в ходе которого десятки тысяч тружеников, кормильцев с оружием в руках поднялись против коммунистического режима, лидеры РКП(б) должны были оценить как свое частичное поражение или ошибку. Однако этого не произошло.

Мятеж был квалифицирован как антисоветский, а его подавление вылилось в волну насилия и террора по отношению к крестьянству, привело к гибели тысяч людей. Соотношение убитых повстанцев с павшими красноармейцами составляло пятнадцать к одному.

Кстати: В синицинском бору на месте расстрела крестьян из деревни Травное установлен памятный знак «Жертвам крестьянского восстания 1921 года».


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: