А. Брославская

ТРОИЦКОЕ ВОССТАНИЕ

"Провинциальная газета", приводится по перепечатке в газете "Казачий взгляд", №4 (100), апрель 2006 г.


Это была одна из самых драматических страниц в истории Лабинского казачества. Нашему архивариусу Дине Халуевой, которая работала с архивными материалами 1917-1924 гг. удалось установить, что 5 июня 1918 года в ст. Лабинской погибли 147 человек, в том числе солдат 93 человека, казаков 17, одна медсестра, 24 мирных жителя. 110 человек захоронены в трех братских могилах около Свято-Успенской церкви. А всего во время Троицкого восстания погибло боле 500 казаков станиц Лабинской, Чамлыкской, Владимирской, Вознесенской, Упорной.

Революция, свершившаяся в октябре 1917 года, на Кубани была встречена довольно спокойно. Казаки, болезненно пережившие отречение государя Российского Николая II, можно сказать, с удовлетворением отнеслись к тому, что правительство Керенского было изгнано. Ведь именно казаки пострадали от "демократического" правительства, которое посягнуло на их имущественные и социальные права и разрушило вековой патриархальный уклад жизни. Но и свое отношение к Советской власти казаки не спешили определять. Тем более, что в Советах большей частью были иногородние, бедняки, которых считали бездельниками. В Лабинской и окрестных станицах происходили бесконечные митинги: собираются, начинают обсуждать нужна советская власть им или не нужна, спорят, ругаются до хрипоты, и все заканчивается дракой. Казаки между собой рассуждали примерно так: что это за Советы все равно не поймешь, лишь бы новая власть землю не отобрала, да семью не обидела.

Но с новой властью пришла в станицы и новая жизнь, непонятная казаку. Головы подняли те, кто еще недавно считался станичной голытьбой, которой представился случай свести счеты с зажиточными казаками, казнить и миловать по собственному усмотрению. А тут еще новые, неслыханные слова "контрреволюция", "экспроприация", "ЧК", "трибунал". Сидят казаки по хатам и вроде как не хозяева своему добру, потому что в любой момент могут нагрянуть из Совета и объявить о "революционной экспроприации". И пошли казачьи волнения.

В январе-феврале 1918 года происходит первое выступление казаков ст. Лабинской, к которому присоединилось казачество других станиц Лабинского отдела. Но выступление было стихийным - без руководителя, без определенных целей. Просто решили двинуться к Армавиру, чтобы изгнать большевиков из административного центра и крупного железнодорожного узла. Но на подступах к Армавиру казаки натолкнулись на превосходящие силы красных, которые заставили их отступить и рассеяться. После этого последовали аресты и репрессии в отношении казаков.

В феврале 1918 года произошло восстание казаков ст. Вознесенской. Они отказались признать Советскую власть и призвали на станичном сборе поддержать Раду, войскового атамана, а также вооружаться и с оружием в руках защищать свои права. Казаки восстановили станичное правление, которое продержалось считанные дни. Уже 1 марта красные при поддержке артиллерии заняли станицу, и казачье население всех возрастов было арестовано. Арестантами были забиты все подвалы в станице.

Однако с приходом Добровольческой армии на Кубань под командованием генерала Л. Г. Корнилова казаки Лабинского отдела окончательно определяют свое место. Верные присяге и долгу, они вливаются в части Добровольческой армии. При штурме Екатеринодара погибает генерал Корнилов и начинается отход Добровольческой армии, которую возглавил генерал А. И. Деникин, к Дону, где воевали донские казаки. Вместе с ней уходит в донские степи Кубанская армия, возглавляемая генералами Покровским и Шкуро.

В мае 1918 года Добровольческая армия выступила во второй "кубанский" поход. Вот тогда-то в станицах Лабинского отдела вновь поднимаются казаки.

В ст. Чамлыкской организатором освободительного движения казачества стал подхорунжий Комаревцев. Ему удалось объединить станичных казаков в боеспособные отряды. Казаки станиц Чамлыкской, Владимирской и Константиновской должны были подступить к Лабинской и при поддержке лабинских казаков овладеть ею. В Лабинской имелись арсеналы, два десятка пулеметов, находившиеся в распоряжении местного гарнизона, и пушки. Далее казаки ст. Вознесенской должны обезоружить местный гарнизон и быстро маршем идти в ст. Чамлыкскую. Сюда должно было подойти подкрепление из ст. Родниковской и, получив сообщение из ст. Лабинской, выступить в направлении к Армавиру. По дороге к ним присоединяются казаки из Упорной.

Организаторы выступления рассчитывали в случае успеха центр боевых действий перенести под Армавир, в случае неудачи - отступить через Владимирскую и Зассовскую в горы. Но этим планам не суждено было осуществиться.

Накануне праздника Святой Троицы чамлыкские казаки были готовы выступить. Но почему-то не подошли казаки из Вознесенской. Не было никаких известий от константиновских казаков. Связавшись с владимирцами, все же решили двинуться к Лабинской. Наступление повели в двух направлениях: чамлыкцы в районе вокзала, владимирцы - с юго-восточной стороны. Казаки ворвались в станицу и успели захватить пушки, но вывезти их было не на чем. Да и помощи со стороны казаков Лабинской не получили. Наступавшим казакам оказалось не под силу справиться с гарнизоном красных численностью до семи тысяч человек. Не смогли они захватить и оружейные склады, расположенные на Тюремной площади (ныне микрорайон "Черемушки"). Отсюда по казакам ударили пулеметы, и они вынуждены были отступать. Налетевшая конница врезалась между чамлыкцами и владимирцами, заставила их отступать в чистое поле за железнодорожным полотном. Бой был жестокий и кровавый. Здесь погиб организатор восстания подхорунжий Комаревцев. С этого момента можно считать, что восстание провалилось. Казаки в места боя уходили небольшими группами и в одиночку, рассчитывая, что вновь соберутся в родной станице, все еще надеялись на помощь вознесенцев и урупцев. Но ни те, ни другие так и не подошли.

А местная власть незамедлительно стала принимать меры. Густые цепи красноармейцев окружили лесок, где укрывались казаки, и переловили почти всех. Многие были расстреляны тут же. Некоторых доставили в станицу, чтобы судить военным трибуналом. Все, кто принимал участие в восстании, были приговорены к смертной казни. Связанных казаков выводили из подвала и на глазах родных и близких рубили шашками. За три дня были казнены 940 человек. Погибли казаки, которые воевали в составе Кавказской армии белых, и о действиях которых с высокой похвалой отзывался генерал П. Н. Врангель.

Впрочем, чамлыкские казаки тоже глубоко уважали своего командира и выбрали его почетным казаком станицы Чамлыкской. Будучи в изгнании в Югославии, но оставаясь Главнокомандующим Русской армии, генерал П. Н. Врангель чувствовал себя, как в родной семье среди своих станичников - казаков ст. Чамлыкской и Константиновской.

Восстание казаков в июне 1918 года, которое получило название Троицкого, имело весьма трагические последствия не только для чамлыкских казаков. Море крови пролилось в ст. Упорной, Лабинской, Зассовской, Владимирской, Вознесенской. Убивали в основном старых казаков, ведь молодые были на фронте. Только в ст. Упорной казнены более ста человек. В Вознесенской во время похорон комиссара А. И. Гурского его братья по оружию прямо на гробах, покрытых кумачом, рубили головы казакам. В день похорон Гурского казнили 90 человек, среди казненных был и священник А. Ивлев.

После неудачного Троицкого восстания 68 лабинских казаков были арестованы и отправлены в тюрьму Пятигорского ЧК. Среди арестованных был есаул Георгий Федоров со своим братом. В первую годовщину октября все 68 человек были зверски изрублены у кладбища. Имена обоих братьев оказались в списках казненных, но они были единственными, кто смог спастись, исчезнув в сумерках и суматохе. Прорвавшись через фронт, они присоединились к Кубанскому войску.

Троицкое восстание стало еще одним свидетельством того, что казачество не могло смириться с тем, что были разрушены вековой уклад жизни, порядок и устои целого народа, не могли согласиться с теми идеями, которые вносили раскол и делили людей на друзей и врагов, не понимали, что означает классовая борьба и зачем она нужна. Они не принимали таких идей, ради которых нужно убивать 900 жителей Чамлыкской, 100 упорненцев, 90 вознесенцев.

После поражения Добровольческой армии в Крыму и отступления Кубанского войска через перевалы Кавказского хребта многие лабинские казаки оказались на чужбине.

В начале ноября 1920 года началась памятная эвакуация казаков из Крыма. Они оставляли оружие (за исключением холодного), своих коней и грузились на пароходы и военные корабли. Некоторое время они провели в Константинополе. В конце ноября 1920 года генералом Врангелем было принято решение переместить Донской и Кубанский корпуса на остров Лемнос в Эгейском море. Но часть казаков осталась в Константинополе, часть осела на севере Африки, в Сербии, Польше.

В апреле 1921 года партия казаков отбыла с острова в далекую Бразилию. Пароход "Рион" уносил на другой конец света 177 кубанцев.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: