ЧТО ВО СТЕПИ-ТО СТЕПИ ВО САРАТОВСКОЙ…

Что во степи-то степи во Саратовской,
во Саратовской
Нет ни кусточку, нет ни прутичку
нет ни прутичку.
Из-за гор-то гор, пригор, гор высокиих,
гор высокиих,
Что не пыль, пыль пылит, не туман валит,
не туман валит -
Бегут, бегут злы киргизушки,
злы киргизушки,
Киргизушки-басурманушки,
басурманушки.
Как отец да дочь там стога вершат,
там стога вершат,
Там стога вершат, все на степь глядят,
все на степь глядят.
"Ты родимый мой, родный тятенька,
родный тятенька,
Ты бросай, бросай стоговы вилы,
стоговы вилы,
Ты беги, беги в камыш-травку,
в камыш-травку,
А мне горькой, как Бог велит,
как Бог велит".
Подбегают же злы киргизушки,
злы киргизушки,
Ко тому ко стогу несвершенному,
несвершенному.
"Ты слезай, ты слезай, красна девица,
красна девица.
Коль не слезешь ты, то мы стог зажжем,
то мы стог зажжем".
Как ответила красна девица,
красна девица:
"Вы подайте мне волосяной аркан,
волосяной аркан,
А я слезу к вам,
а я слезу к вам".

Как слезала же красна девица,
красна девица,
С того ли стога несвершенного,
несвершенного.
Посадили же ее, красну девицу,
красну девиц,
Красну девиц на добра коня,
на добра коня,
На добра коня позади седла,
позади седла.
Повезли ее, красну девицу, ко себе в аул,
ко себе в аул.
Привезли ее, красну девицу, к своему хану,
к своему хану.
Начали делить ее по своим рукам,
по своим рукам.
Доставалась красна девица самому хану,
самому хану.
Они год жили, они два жили,
они два жили,
И на третьем году дитя прижили,
дитя прижили.
Как сказал-то хан своему киргизину,
своему киргизину:
"Ты поезжай, поезжай во дикую степь,
во дикую степь,
Ты найди, найди нянюшку,
найди нянюшку".
Как побежал же злой киргизушка,
злой киргизушка,
И нашел же он русску бабушку,
русску бабушку.
Как привез ее ко себе в аул,
ко себе в аул.
Как качала она, приговаривала,
приговаривала:
"Ты, качу, баю, мое дитятко,
мое дитятко;
Ты по матушке - крови русской,
крови русской,
А по батюшке - крови басурманской,
крови басурманской".
Как за дверью дочь подслушала,
дочь подслушала.

Растворяла же она двери киргизские,
двери киргизские;
Выходила она к родной матери,
к родной матери,
И кидалась она на шею матери,
на шею матери:
"Ты родимая, родна маменька,
родна маменька,
Ты не знала, где твоя доченька,
твоя доченька".
Как сказала же княгиня самому хану,
самому хану:
"Отвезите родну мою маменьку на свою сторонушку,
на свою сторонушку".
Назначает же злой ханушка своего киргизушку,
своего киргизушку
Отвезти ее родну маменьку на свою сторонушку,
на свою сторонушку.
"Ты прости, прощай, моя маменька,
моя маменька,
Ты дай мне свое благословеньице навеки нерушимое,
навеки нерушимое".
И наградил же хан свою тещу златом-серебром,
златом-серебром.
Отвез же злой киргизушка ее на свою сторонушку,
на свою сторонушку.
Пустил же он ее на свои резвы ноженьки,
на свои резвы ноженьки.
Как пришла родна маменька на свою родну сторонушку,
на свою родну сторонушку,
Как и стала же она объяснять о своей родной доченьке,
о своей родной доченьке,
О своей родной доченьке родному батюшке,
родному батюшке,
Как живет она во орде киргизской,
во орде киргизской,
Нажила она родных детушек,
родных детушек,
Как по матушке они - крови русской,
крови русской,
А по батюшке - крови киргизской,
крови киргизской.
Как насмотрелась я на жизнь доченьки,
на жизнь доченьки,
Как поит, кормит она своих детушек,
своих детушек.

Антология военной песни / Сост. и автор предисл. В. Калугин. - М.: Эксмо, 2006