Сергей Филь

ПОЛЯКИ В ИШИМСКОЙ ССЫЛКЕ: ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX ВЕКА

Коркина слобода. Краеведческий альманах. Выпуск 4 Ишим: Изд-во ИГПИ им. П.П. Ершова, 2002. С. 9-14.


Римско-католическому храму в Ишиме повезло меньше других костелов Тобольской губернии (Тобольск, Курган, Тюмень). Не сохранилось ни самого здания, ни даже открытки или фотографии с его изображением. Не найдены и документы, связанные с его возведением, или какие-либо костельные бумаги: метрические книги, протоколы, списки и т.п. Копия утраченного подлинника фотографии ишимских детей у входа в костел, его рисунок-схема по памяти, данные справочных изданий второй половины XIX - начала XX столетий по Западной Сибири и Тобольской губернии, несколько документов РГИА, воспоминания детей расстрелянных в 1937 г. прихожан, сведения переписей католиков России (1914 г.) и СССР (1923 г.), а также Архива Тюменского регионального управления ФСБ РФ - вот тот исходный материал, на котором основано повествование о последнем римско-католическом храме Тобольской губернии.

Строительство костела всегда консолидировало колонию поляков в любом городе вне родной земли. А именно поляки и были практически единственными носителями римско-католической веры в Урало-Сибирском регионе как на начало XX в., период активного возведения католических святынь, так и вплоть до их закрытия и арестов прихожан в 1937-1938 гг.

Построив храм, они получали созданный своими силами религиозный и культурный центр, в котором становились возможны не только отправление на польском языке всех религиозных обрядов, но и совместная встреча праздников в плебании у ксендза, чтение польской художественной литературы и периодической печати в костельной библиотеке.

Если согласиться с тем, что возведение римско-католической церкви - кульминация консолидации польской колонии, то его истоки - в самом формировании этой колонии, входившей длительное время в созданный в середине XIX в. тобольский приход, а впоследствии ставшей самостоятельной общиной.

Ишим повидал за свою историю немало поляков. Здесь в 1771 г. отмечено пребывание барского конфедерата Грабовского, потом костюшковцев Понятовского и Войцеховского. Именно прибывшие из Ишима в Тобольск в марте 1814 г. пленные поляки из наполеоновских войск поручик Винценты Яворский и подпоручики Жозеф Соханьский и Томаш Лизовский возглавили неповиновение 99 солдат тобольского батальона, впоследствии амнистированных и вернувшихся домой.

Однако само образование польской колонии в Ишиме следует отнести к 1830-м гг. В этот период здесь зафиксировано более 20 ссыльных польского происхождения.

Дворяне, подполковник Северин Кшижановский (1787-1839) и майор Анзельм Ивашкевич (ок. 1786 - после 1856), были арестованы еще в 1826 г. Первый как один из руководителей, а второй как один из активных членов Патриотического Общества. За плечами С. Кшижановского на момент ареста было участие в боевых действиях на стороне Наполеона в 1808-1814 гг., за что еще в 1811 г. он был награжден кавалерским крестом Virtuti Militari по представлению верховного главнокомандующего войсками Варшавского княжества князя Юзефа Понятовского. Член польских конспиративных организаций с 1815 г., он был одним из тех, кто вел переговоры с представителями Южного общества Михаилом Бестужевым-Рюминым и Сергеем Муравьевым-Апостолом о совместных действиях в случае выступления против царя. Отказавшийся спастись бегством после поражения восстания 14 декабря 1825 г., С. Кшижановский был арестован в результате свидетельств его участников. А. Ивашкевич, обвиненный в переписке с бунтовщиками и хранении их писем, также знал декабристов. Поэтому оба были вывезены для перекрестных допросов с ними в Санкт-Петербург, где содержались в Петропавловской крепости.

В Тобольской губернии С. Кшижановский оказался вначале в Березове (18 февраля 1830 г.) в результате изменения приговора с бессрочного пребывания в крепости на поселение в Сибири. Как и все польские повстанцы и заговорщики 1820-х - 1830-х гг., отправленные в сибирскую ссылку, при этом он был лишен чинов и, как многие из них, имевшие "дворянское достоинство", - дворянства. Затем, в начале 1832 г., по состоянию здоровья, подорванного следствием и ссылкой, С. Кшижановского перевели в Ишим. За год до смерти с параличом ног и признаками умопомешательства он был вывезен в Тобольск под присмотр властей.

Иначе сложилась судьба А. Ивашкевича, приговоренного 24 февраля 1828 г. к 8 годам поселения в Сибири. В Ишиме он оказался раньше С. Кшижановского и, по отбытии в нем полного срока, в 1837 г. был переведен в Пермь, а в 1841 г. вернулся на родину.

Вслед за "декабристами" в ишимскую ссылку "пожаловали" участники Ноябрьского восстания 1830-1831 гг. Биография части из них может быть прослежена достаточно полно, а некоторых - не известна совсем: их фамилии встречаются только в письмах товарищей по несчастью.

Каспер Бабский, участник Ноябрьской ночи, пролога восстания 1830-1831 гг., был сослан в Тобольскую губернию и в 1835 г. уже находился в Ишиме, где пробыл до 1841 г. В этот период здесь пребывали на поселении Томаш Кициньский и Липский, о которых больше сообщить пока не представляется возможным: о них упорно молчат как российские, так и польские источники.

Князь Циприан Воронецкий, раненный в Подолии, был приговорен к поселению в Сибири 10 декабря 1831 года. Вскоре после оглашения приговора он оказался в Ишиме. Дворянин Циприан Городецкий был арестован в 1831 г. раненным и с оружием в руках, в битве под Владимиром на Волыни. На поселение в Ишим он был сослан в мае 1832 г. Грохольские Леон (умер в 1841 г.) и Миколай (ок. 1799 - после 1855), дворяне и землевладельцы из-под Овруча на Волыни, были арестованы в родных местах в 1831 г. за участие в битвах, вооружение своих крестьян-бунтовщиков и недоносительство. 11 февраля 1832 г. по решению суда Леон был определен в Сибирский корпус. В 1835 г. он служил солдатом в Ишиме, где спустя шесть лет и умер. Миколай же по Конфирмации верховного главнокомандующего I Армии, утвержденной Николаем I 29 января 1832 г., отправлялся в Ишим на поселение, где в 1834 г. и ... был освобожден. Таким образом, проведя в Сибири 2,5 г., М. Грохольский вернулся к прежней жизни со своей семьей, но только под тайным надзором полиции.

В 1831 г. в Москве были арестованы за попытку бегства в повстанческие отряды в Литве дворяне: корнет Ингерманландского полка гусар Павел Цеплиньский (ок. 1812 - после 1856), выпускник медицинского факультета Московского университета Каспер Шанявский (ок. 1812 - после 1855) и поручик Аренсбурского батальона внутренней охраны Михал Морачевский (ок. 1805 - после 1859). По Высочайшей Конфирмации от 24 декабря 1831 г. все трое были отправлены в Ишим, традиционно лишившись "чинов и дворянского достоинства". При этом К. Шанявскому не дали возможности получить диплом об образовании, хотя он прошел полный курс обучения в университете и сдал все экзамены. В Ишиме П. Цеплиньский пробыл до 1841 г., затем служил в Омске, откуда 1 марта 1845 г. вернулся домой. К. Шанявский прожил здесь тоже до 1841 г., перебравшись в Тобольск, откуда возвратился на родину лишь в 1854 г. М. Морачевский, женившись на богатой вдове, переехал с ней в Тобольск, где с 1841 г. стал служить в канцелярии губернатора. Только в 1859 г. с женой и сыном он покинул Сибирь.

Валерий Ваксман (род. около 1804 или 1810 (в 1855 ему - 45 лет, в 1865 - 61 год) - после 1866), дворянин Звенигородского уезда Киевской губернии, бывший канцелярист, также провел несколько лет в Ишиме в середине 1830-х гг. Участник Ноябрьского восстания, по Конфирмации от 24 марта 1832 г. он был приговорен к поселению в Сибири с лишением гражданских прав и конфискацией имущества.

В феврале 1832 г. В. Ваксман находился уже в Тобольской губернии: вначале в Таре, потом - в Ишиме. В 1841 г., получив позволение вступить на гражданскую или военную службу в границах Сибири, он стал служить в Тарском земском суде. В Таре же и женился. В 1857 г. с женой, сыном и двумя дочерями В. Ваксман вернулся в Сквирский уезд после оглашения Манифеста 1856 г.

В 1834 г. по решению военного суда в Ишиме оказались дворяне Юзеф Новак (1783 - после 1841) и Евгений Лемпицкий (ок. 1811 - после 1863). Унтер-офицер 3 полка пехоты армии Царства Польского Юзеф Новак был, несомненно, опытным и храбрым военным: участником кампаний 1809 и 1812 гг., отмеченным крестом Virtuti Militari в период Ноябрьского восстания. Во время штурма Варшавы он потерял ногу, что, однако, не смягчило наказания. Отданный под суд 29 октября/10 ноября 1833 г., в 1834 г. по его приговору он был отправлен в сибирскую ссылку "за дерзкие слова о царе" и публичное признание, что готов первым "выстрелить ему в голову из пистолета". Ю. Новак оставался в Ишиме и после 1841 г. Дальнейшая его судьба не известна. Е. Лемпицкий участвовал в восстании в 18 полку пехоты, только что закончив учебу в Пултуске и Плоцке. Спустя полгода после ареста он был освобожден по состоянию здоровья. Но в ноябре 1833 г. за помощь партизанам едой и одеждой его арестовали вновь. В Ишиме Е. Лемпицкий пробыл 8 лет, до 1842 г., после чего ему было разрешено покинуть Сибирь.

В 1835 г. в Ишим прибыли выпускник Виленского университета и друг А. Мицкевича Адольф Янушкевич (1803-1857) и выпускник Варшавского университета Густав Зелиньский (1809-1881), оба отпрыски дворянских фамилий. А. Янушкевич, арестованный в марте 1831 г., спустя год оказался в Тобольске. В 1833 г. он был переведен в деревню Жилякова под Ишимом, а в сентябре 1835 г. - в Ишим. Здесь он купил дом, в котором создал библиотеку для ссыльных. В 1841 г. после амнистии А. Янушкевич переехал в Омск, затем в 1853 г. в Нижний Тагил, откуда в середине 1856 г., получив разрешение, отбыл в имение матери. Г. Зелиньский, участник Ноябрьской ночи и битвы под Варшавой, амнистированный весной 1832 г., в конце 1833 г. был арестован за помощь раненому. Приговоренный к поселению в Сибири 29 июля 1834 г., 1 сентября того же года он прибыл в Тобольск, а в конце июля 1835 г. уже находился в Ишиме, где близко сошелся с А. Янушкевичем. Пользуясь его библиотекой, Г. Зелиньский серьезно занялся самообразованием и продолжил занятия творчеством. Здесь им было написано лучшее произведение, поэма "Киргиз" (издана в Вильне братом А. Янушкевича в 1842 г.), и начата работа над поэмой "Степи". В 1842 г. Г. Зелиньскому было разрешено вернуться домой.

Некоторое время в Ишиме с середины 1830-х гг. проживали братья Хелмицкие Евстахий (умер в 1852) и Роман (около 1790 - после 1870). Рожденные в деревне Фабианки в Липновском округе около Влоцлавка, сыновья Тадеуша и Марианны из Карнковских были дворянами и землевладельцами. Евстахий, проживавший в своей деревне Витошин этого же округа, капитан войск Варшавского княжества и Войска Польского до 1821 г., был арестован в Варшаве в 1833 г. по обвинению в предоставлении своего дома для укрытия повстанцев Михала Волловича и Юзефа Яцкевича, отправке их на лошадях в деревню Винница Липновского округа и частые встречи с активным членом правления Патриотического Общества и партизаном Артуром Завишей, который посвящал его в свои планы. За контакты с участниками похода Юзефа Заливского, предоставление Артуру Завише и его товарищам убежища в своем доме, доставку им оружия и провианта, а также помощь при переправе на левый берег Вислы одновременно с братом был взят под стражу Роман Хелмицкий, в 1808 г. учившийся в Школе Права и Администрации в Варшаве.

На основании заключения Следственной Комиссии от 14/26 ноября 1833 г. оба были осуждены военным судом в 1834 г. к ссылке в Сибирь с "лишением гражданских прав". Евстахия направили в Нарым Томской губернии, а Романа - в Курган. Однако вскоре они уже были вместе в Нарыме, потом - в Ишиме, пока не попали в Курган. Из ссылки братья Хелмицкие вернулись в июле 1840 г.

В 1838 г. колония польских ссыльных в Ишиме пополнилась членами Общества Польского Народа. Поэт Кароль Балиньский (1817-1864), "поэт-пророк заговора", автор распространяемых от руки стихотворений "К певцу" и "Прощание", прибыл в Сибирь по приговору военного суда, который состоялся по решению наместника Царства Польского Ивана Паскевича от 1/13 ноября 1838 г. Ссылке предшествовали 5 месяцев пребывания в X павильоне Варшавской цитадели. В Ишиме он провел меньше 3 лет, вернувшись в Варшаву в 1841 г.

По тому же приговору, что и К. Балиньский, в Сибири оказался Александр Ратульд (ок. 1811 - после 1865), вольнонаемный врач, выпускник Краковского университета. Из Ишима он вернулся домой в 1840 г. благодаря жене Юлии из Мадалиньских. С письмом-просьбой об освобождении супруга она бросилась прямо под экипаж императора, что и повлияло на решение Николая I.

По всей видимости, последним ссыльным поляком Ишима 1830-х гг. стал дворянин Михал Лемпицкий (1817 - после 1882), выпускник Варшавской гимназии. Осужденный тем же военным судом, что и другие члены Общества Польского Народа, он прибыл в Ишим в 1839 г. без лишения чинов и дворянства. В 1840 г. М. Лемпицкий получил разрешение вернуться, которым воспользовался в 1841 г.

На смену ссыльным членам Патриотического Общества и участникам Ноябрьского восстания в Ишим прибыли польские заговорщики 1840-х - 1850-х гг.

Чуть меньше 10 лет провел в Ишиме Владислав Комар (род. в 1827 в Сувалках - после 1863), сын Игнатия, владельца поместья в Хожеле и президента Кредитного Земельного общества в Августове, и Юлии из Вольмеров. Ученик гимназии в Сувалках, он был калекой: одним глазом почти не видел, другим - очень слабо.

Несмотря на это, за написание и расклеивание по городу возмутительных стихов, а также планирование ареста администрации Августовской губернии и ее принуждения к передаче оружия и денег участникам грядущего восстания В. Комар был арестован и препровожден в Варшавскую цитадель.

В соответствии с заключением Следственной Комиссии от 4/16 марта 1848 г. он оказался в Сибирском корпусе, из которого вскоре был переведен в инвалидную команду в Ишиме. Только в 1857 г., после издания Коронационного манифеста 1856 г. он получил разрешение вернуться и в 1859 г. прибыл в Сувалки.

Манифест 1856 г. сделал свободным еще одного польского ссыльного Ишима, ксендза Юзефа Плешковского (род. около 1818; в 1855 ему - 37 лет), рожденного в деревне Оборы Варшавского уезда в семье счетовода Бальтазара (умер в 1825) и Марианны из Жегоцких. После окончания школы пияров, семинарии Св. Яна (в 1832) и Духовной академии (1836-1840) в Варшаве он стал учителем в уездной школе в Ленчице, а с 1844 г. - профессором семинарии Св. Яна в Варшаве.

За связи с членами т.н. Организации 1848 г., демократические проповеди и декламацию антиправительственных стихов 8/20 марта 1851 г. кс. Ю. Плешковский был заключен в Варшавскую цитадель. По распоряжению наместника Царства Польского И. Паскевича от 6/18 марта 1852 г. его ссылают на житье в Тобольскую губернию. С 10 мая 1852 г. по 17 января 1856 г. он пробыл в Ишиме, живя на ежегодное пособие в размере 132 рублей. После оглашения Манифеста 1856 г. и получения разрешения на выезд он вернулся в Варшаву.

6 лет провел в Ишиме Юзеф Сплешиньский (1808-1879), евангелический священник, суперинтендант Евангелически реформированного костела в Царстве Польском, За участие в политическом заговоре в 1850 г. он был сослан в Ишим, где его освободил Манифест 1856 г. Из ссылки кс. Ю. Сплешиньский возвратился в Варшаву.

Помимо самого Ишима польские ссыльные 1830-х - 1850-х гг. размещались также и в Ишимском округе. Так Захариаш Буневич (род. около 1782; в 1855 ему - 73 года), неподтвержденный дворянин Белицкого уезда Могилевской губернии, участвовавший в Ноябрьском восстании на Виленшчизне в районе Тракая в отряде Матусевича, был определен на поселение в Жиляковскую волость Ишимского округа Тобольской губернии в июле 1833 г.

Арестовали его еще в 1830 г. и по Конфирмации верховного главнокомандующего действующей армии И. Паскевича, утвержденной 29 января 1831 г. императором Николаем I, приговорили к каторжным работам, но по состоянию здоровья смягчили приговор. С 21 октября 1841 г. З. Буневич проживал в Локтинской волости Ишимского округа, постоянно находясь под надзором полиции. Известно, что в 1855 г. уже в Ишиме, женившись и обзаведясь дочерью и сыном, он занимался сапожным ремеслом. В феврале 1856 г. в отношении З. Буневича снова велось следствие. Однако чего оно касалось и чем завершилось неизвестно.

В 1855-1857 гг. в Ишимском округе, а потом и в Тобольске (до 1862 г.) находился ссыльный Юзеф или Алоизий Глэмбоцкий, представлявшийся ксендзом-капуцином. Все это время его опекал настоятель Тобольского римско-католического прихода кс. Антоний Анкудович, безрезультатно старавшийся добиться для него финансовой помощи в Министерстве внутренних дел.

Приведенный выше список имен поляков 1830-х-1850-х гг. в ишимской ссылке не является окончательным и постоянно пополняется. Находившийся в 1834-1850 гг. в ссылке недалеко от Енисейска Игнатий Орпишевский (1811 - после 1881) в переписке с Г. Зелиньским упоминал некоего Терпиньского, ссыльного в Ишиме, который в 1841 г. был переведен в один из городов Центральной России. Ничего пока неизвестно об ишимском ссыльном Носовиче, портрет которого акварелью и тушью в 1835 г. написал Ю. Краевский (хранится в фондах Музея литературы им. А. Мицкевича в Варшаве), о поляке Воликовском, сосланном в Тобольск и умершем в Ишиме, и Владиславе Царанкевиче, наделенном в 1845 г. 15 десятинами казенной земли в Ларихинской волости Ишимского округа.

Не все названные ссыльные поляки Ишима находились в городе одновременно и длительное время. Многие, за редким исключением, отбывали ссылку без жены и детей, даже в том случае, если имели их до приезда в Сибирь. Условия, в которых они жили, хоть и не были каторжными, но тяжелыми, без сомнения, могут быть названы. Мало кто из упомянутых польских ссыльных нашел себя в новых условиях, как, например, Г. Зелиньский или А. Янушкевич. К. Балиньский почти ничего не писал, С. Кшижановский сошел с ума и был парализован, а Л. Грохольский и Воликовский умерли в Ишиме. И все же именно с 1830-х гг., именно с этого времени можно начинать говорить о польской колонии Ишима, которая уже не исчезнет, а будет расти за счет ссыльных, чиновников и переселенцев.

До сих пор в Ишиме и его окрестностях живут потомки Людвика Шаде - сына Альфонса (род. около 1822 ( в 1855 ему - 33 года) - после 1860) в 4-м - 7-м поколениях. Основоположник ишимских Шаде родился в деревне Калиши Варшавского округа. Он был 16-летним подмастерьем пекаря, когда в 1848 г., тайно выехав за границу, вступил в ряды познаньских повстанцев. После поражения восстания его арестовали и выслали во Францию. В 1850 г. Л. Шаде прибыл в Гамбург, откуда выехал в Царство Польское, где и был заточен в Варшавскую цитадель.

Заключения Следственной Комиссии от 26 августа/7 сентября 1850 г. направить
Л. Шаде в Оренбургский корпус наместник Царства Польского И. Паскевич не утвердил, подписав 11/23 сентября того же года распоряжение предать его военному суду. В марте 1851 г. Л. Шаде продолжал фигурировать в списке лиц, убежавших за границу и взываемых к возвращению под угрозой вечного изгнания и лишения гражданских прав.

После ареста его приговорили к телесному наказанию (500 палок) и двум годам тяжких работ на заводах. Приговор он отбывал на Екатерининском винокуренном заводе под Тарой Тобольской губернии. С 1853 г. Л. Шаде находился на поселении в Логиновской волости Тарского округа. В Сибири он женился на Паулине Корсак - дочери Людвика, от которой имел 6 детей, двое из которых умерли в детстве. В 1856 г. вместе с семьей Л. Шаде был переведен в деревню Ужурское Ачинского округа Енисейской губернии. Конкретного занятия он не имел и получал пособие из казны в 17 рублей 72 копейки серебром ежегодно. В 1857 г. он получил разрешение на выезд на основании положений Коронационного манифеста 1856 г., но решил остаться в Сибири, обосновавшись с семьей в Ишиме, где его жена получила известность как портниха, две дочери вышли замуж за местных купцов (см. дальше), одна за старшего приказчика, а сын заведовал бакалейным магазином в одной из окрестных деревень.

(Продолжение следует).*


Филь Сергей Генрикович, заведующий отделом польской культуры ТОКМЦ - НКиНТ, заслуженный деятель культуры Республики Польша. Автор сценариев документальных фильмов и создатель музея о поляках Тюменского края. Основная тема исследований - 400-летняя история поляков в Сибири.


*) В действительности продолжения об ишимских ссыльных не последовало: в следующих номерах Сергей Филь начал другую тему. - прим a-pesni.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: