СКАЗАНИЕ О ДВЕНАДЦАТИ РАЗБОЙНИКАХ

Музыка Николая Маныкина-Невструева
Слова Николая Некрасова

Было двенадцать разбойников,
Был Кудеяр атаман.
Много разбойники пролили
Крови честных христиан!

Господу Богу помолимся, древнюю быль возвестим!
Так в Соловках нам рассказывал инок честной Питирим.

Много добра понаграбили,
Жили в дремучем лесу.
Сам Кудеяр, из-под Киева
Вывез девицу красу.

Господу Богу помолимся, древнюю быль возвестим!
Так в Соловках нам рассказывал инок честной Питирим.

Днём с полюбовницей тешился,
Ночью набеги творил.
Вдруг у разбойника лютого
Совесть Господь пробудил.

Господу Богу помолимся, древнюю быль возвестим!
Так в Соловках нам рассказывал инок честной Питирим.

Бросил своих он товарищей,
Бросил набеги творить;
Сам Кудеяр в монастырь ушёл
Богу и людям служить!

Господу Богу помолимся, древнюю быль возвестим!
Так в Соловках нам рассказывал сам Кудеяр – Питирим!

С сайта http://gm731.narod.ru - под загл. «Кудеяр»


Песенная обработка сказа «О двух великих грешниках» (1876) из неоконченной поэмы Николая Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» (1863-1877) (сказ приведен в конце страницы). Входила в репертуар Федора Шаляпина.

Сказ основан на фольклорных легендах о Кудеяре-атамане. Смысл стихотворения Некрасова и первоначальной легенды в песне не сохранен. И в легенде, и у Некрасова герой выступает как народный мститель: бросив разбой, он становится паломником и отшельником, живет в лесу один (а не уходит в монастырь), но молитвы ему не помогают. Искупление грехов приходит, как только Кудеяр своим старым разбойничьим ножом убивает помещика, который «мучит, пытает и вешает холопов». Также в некрасовском оригинале нигде нет упоминания о том, что инок Питирим и Кудеяр – одно лицо. Вероятно, что данная песня – не стихийная народная обработка, а результат деятельности какого-то автора из церковной среды.

Легенды о Кудеяре-атамане связаны с районом Волги. В Жигулевских горах есть Кудеярова гора, а также иные названия, доставшиеся в память о волжских разбойниках - село Отважное, село Обшаровка, Молодецкий курган, Воеводино урочище, Воровское городище и др. Но вообще, легенда о двух великих грешниках - очень распространенная у разных народов, особенно она популярна у восточных славян; в данном случае герой назван Кудеяром, но это не обязательно. Вместо помещика может выступать надзиратель, купец, поп и т. д. Чаще всего для прощения грехов бывший разбойник должен поливать обгорелую головешку, пока она не прорастет (у Некрасова герой режет дуб), но затем герой встречает и убивает еще большего грешника, мучителя народа, и головешка прорастает сама.




ВАРИАНТЫ (2)

1. Было двенадцать разбойников


Слова Николая Некрасова

«Господу Богу помолимся!
Древнюю быль возвестим»,
Так в Соловках нам рассказывал
Инок честной Питирим.

- Было двенадцать разбойников,
Был Кудеяр-атаман.
Много разбойнички пролили
Крови честных христиан.

Много богатства награбили,
Жили в дремучем лесу.
Сам Кудеяр из-под Киева
Вывез девицу-красу.

Днем с полюбовницей тешился,
- Ночью набеги творил.
Вдруг у разбойника лютого
Совесть Господь пробудил.

Бросил своих он товарищей,
Бросил набеги творить.
Сам в монастырь пошел он
Богу и людям служить.

«Господу Богу помолимся!
Древнюю быль возвестим», -
Так в Соловках нам рассказывал
Сам Кудеяр-Питирим.

С сайта екатеринбургской православной епархии http://orthodox.etel.ru/2002/34/k_10mur.shtml


2. Жили двенадцать разбойников

Жили двенадцать разбойников,
Жил Кудеяр атаман.
Много разбойники пролили
Крови честных христиан!
Много разбойники пролили
Крови честных христиан!

Много богатства награбили,
Жили в дремучем лесу.
Вождь Кудеяр из-под Киева
Выкрал девицу-красу.

Днём он с любовницей тешился,
Ночью набеги творил.
Вдруг у разбойника лютого
Совесть Господь пробудил.

Бросил своих он товарищей,
Бросил набеги творить.
Сам Кудеяр в монастырь ушёл
Богу и людям служить!

Господу Богу он молится,
Будет ему он служить.
За Кудеяра мы будем все
Господа благодарить.
За Кудеяра мы будем все
Господа благодарить.

Расшифровка фонограммы Жанны Бичевской, альбом «Старые русские народные деревенские и городские песни и баллады», Часть 2, ZeKo Records, 1996 (запись 1994 г.)



ОРИГИНАЛЬНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

О двух великих грешниках

Из поэмы «Кому на Руси жить хорошо»

Николай Некрасов

Господу богу помолимся,
Древнюю быль возвестим,
Мне в Соловках ее сказывал
Инок, отец Питирим.

Было двенадцать разбойников,
Был Кудеяр-атаман,
Много разбойники пролили
Крови честных христиан,

Много богатства награбили,
Жили в дремучем лесу,
Вождь Кудеяр из-под Киева
Вывез девицу-красу.

Днем с полюбовницей тешился,
Ночью набеги творил,
Вдруг у разбойника лютого
Совесть господь пробудил.

Сон отлетел; опротивели
Пьянство, убийство, грабеж,
Тени убитых являются,
Целая рать – не сочтешь!

Долго боролся, противился
Господу зверь-человек,
Голову снес полюбовнице
И есаула засек.

Совесть злодея осилила,
Шайку свою распустил,
Роздал на церкви имущество,
Нож под ракитой зарыл.

И прегрешенья отмаливать
К гробу господню идет,
Странствует, молится, кается,
Легче ему не стает.

Старцем, в одежде монашеской,
Грешник вернулся домой,
Жил под навесом старейшего
Дуба, в трущобе лесной.

Денно и нощно всевышнего
Молит: грехи отпусти!
Тело предай истязанию,
Дай только душу спасти!

Сжалился бог и к спасению
Схимнику путь указал:
Старцу в молитвенном бдении
Некий угодник предстал,

Рек: «Не без божьего промысла
Выбрал ты дуб вековой,
Тем же ножом, что разбойничал,
Срежь его, той же рукой!

Будет работа великая,
Будет награда за труд,
Только что рухнется дерево –
Цепи греха упадут».

Смерил отшельник страшилище:
Дуб – три обхвата кругом!
Стал на работу с молитвою,
Режет булатным ножом,

Режет упругое дерево,
Господу славу поет,
Годы идут – продвигается
Медленно дело вперед.

Что с великаном поделает
Хилый, больной человек?
Нужны тут силы железные,
Нужен не старческий век!

В сердце сомнение крадется,
Режет и слышит слова:
«Эй, старина, что ты делаешь?»
Перекрестился сперва,

Глянул – и пана Глуховского
Видит на борзом коне,
Пана богатого, знатного,
Первого в той стороне.

Много жестокого, страшного
Старец о пане слыхал
И в поучение грешнику
Тайну свою рассказал.

Пан усмехнулся: «Спасения
Я уж не чаю давно,
В мире я чту только женщину,
Золото, честь и вино.

Жить надо, старче, по-моему:
Сколько холопов гублю,
Мучу, пытаю и вешаю,
А поглядел бы, как сплю!»

Чудо с отшельником сталося:
Бешеный гнев ощутил,
Бросился к пану Глуховскому,
Нож ему в сердце вонзил!

Только что пан окровавленный
Пал головой на седло,
Рухнуло древо громадное,
Эхо весь лес потрясло.

Рухнуло древо, скатилося
С инока бремя грехов!..
Слава творцу вездесущему
Днесь и во веки веков!

1876

Н. А. Некрасов. Полн. Собр. соч. и писем в 15-и томах. Т. 5. – Л., «Наука», 1982 (печатается по типографскому оттиску 1876 года с восстановлением по наборной рукописи фрагментов, измененных Некрасовым для печати)


В некоторых изданиях последняя строфа:

Рухнуло древо, скатилося
С инока бремя грехов!..
Господу богу помолимся:
Милуй нас, темных рабов!


Разница в текстах объясняется тем, что известно несколько вариантов главы «Пир на весь мир» поэмы «Кому на Руси жить хорошо»:

- наборная рукопись Некрасова 1876 года для журнала «Отечественные записки» за ноябрь 1876,
- сделанный на ее основе типографский оттиск 1876 года (с изменениями по цензурным соображениям),
- нелегальное издание Петербургской вольной типографии 1879 года,
- публикация в «Отечественных записках» за февраль 1881 (в урезанном и искаженном виде; вероятно, многие правки внесены редакторами).

«Правильным» авторским вариантом принято считать текст Петербургской вольной типографии – он воспроизводит текст оттиска 1876 года с восстановлением измененных фрагментов по наборной рукописи автора. В таком виде текст включен в Полное собрание сочинений Некрасова (1982).


Сказ о Кудеяре-атамане содержится в главе «Пир на весь мир» поэмы «Кому на Руси жить хорошо». Некрасов умер 8 января (по новому стилю) 1878 года, оставив поэму неоконченной. Автор не знал, каким должен быть финал, и не мог найти ответа на вопрос, кому на Руси хорошо жить.

Прототипом пана Глуховского мог быть реальный смоленский помещик середины 19 века Глуховский, который засек до смерти крестьянина, о чем сообщал «Колокол» Герцена от 1 октября 1859 года.

Главу «Пир на весь мир» тяжелобольной Некрасов пытался опубликовать в «Отечественных записках» за ноябрь 1876, а затем за январь 1877, но оба раза получил отказ цензуры. Глава напечатана посмертно в нелегальном издании Петербургской вольной типографии в 1879 году. В 1881 году искаженный и урезанный вариант был опубликован в февральском номере «Отечественных записок».

Выход главы совпал с пиком народовольческого террора, увенчавшегося в марте 1881 убийством Александра II.