ЧТО ЗАТУМАНИЛАСЬ, ЗОРЕНЬКА ЯСНАЯ…

Что затуманилась, зоренька ясная,
Пала на землю росой!
Что призадумалась, девица красная,
Очи блеснули слезой!

Жаль мне покинуть тебя одинокую,
Певень ударил крылом.
Скоро уж полночь… дай чару глубокую,
Вспень поскорее вином.

Время! Веди ты коня мне любимого,
Крепче держи под уздцы…
Едут с товарами в путь из Касимова
Муромским лесом купцы.

Есть для тебя у них кофточка шитая,
Шубка на лисьем меху;
Будешь ходить ты вся златом залитая,
Спать на лебяжьем пуху.

Много за душу твою одинокую,
Много я душ погублю;
Я ль виноват, что тебя черноокую
Больше, чем душу, люблю!

«Подарок любителям пения», М. 1877 г., № 230

Русские песни. Сост. проф. Ив. Н. Розанов. М., Гослитиздат, 1952


Фольклоризованный вариант песни разбойников «Что отуманилась, зоренька ясная...» из повести в стихах «Муромские леса» (1831) Александра Вельтмана. Там ее поют разбойники по просьбе героя повести Буривора. Это единственное стихотворение Вельтмана, ставшее народной песней. Музыку к нему писали Иван Иогель (опубл. 1832), Александр Варламов (1832, опубл. 1833), Александр Алябьев (1832, опубл. 1833 или 1834) и другие композиторы. Наиболее популярна мелодия Варламова. Песня вошла в лубок и народную "разбойничью" драму - см., например, драму "Черный Ворон". Входила в репертуар Лидии Руслановой.

Есть ее контаминации с блатными песнями XX века - см. "Ночка начинается, фонарики качаются".


ВАРИАНТЫ (2)

1. Моя черноокая


Жаль мне покинуть тебя, черноокую!
Ночь нас накрыла крылом.
Эх, да налейте мне чашу глубокую
Пенистым красным вином!

Есть у меня кофточка, скоком добытая,
Шубка на лисьем меху.
Будешь ходить ты вся золотом шитая,
Спать на лебяжьем пуху.

Знаю: за долю свою одинокую
Много я душ погубил.
Я ль виноват, что тебя, черноокую,
Больше, чем жизнь, полюбил?

Что ж затуманилась, зоренька ясная,
Пала на землю росой?
Что ж пригорюнилась, девица красная,
Глазки налились слезой?

Как мне покинуть тебя, черноокую!
Ночь нас накрыла крылом.
Эх, вы налейте мне чашу глубокую,
Пенистым красным вином.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


Приблатненный вариант.


2. Что затуманилась, зоренька ясная?

Что затуманилась, зоренька ясная?
Пала на землю роса?
Что прикручинилась, девица красная,
Очи блеснули слезой?

Сколько за жизнь я свою одинокую,
Сколько дешевок сгубил?!
Кто виноват, что тебя, черноокую,
Больше чем жизнь полюбил?

Есть для тебя у нас кофточка сшитая,
Шубка на лисьем меху.
Будешь ходить ты вся золотом осыпана,
Спать на лебяжьем пуху.

Уж полночь, уж полночь давно наступила,
Филин ударил крылом.
Налейте, налейте мне чару глубокую
С пенистым красным вином.

Пойдите, приведите коня мне вороного,
Крепче держите под уздцы.
Муромским трактом с города Орешного,
Едут богатые купцы.

Там на повороте, на той большой дороге,
Вышли три удалых молодца.
Купцов заштурмовали, червончики забрали,
А их похоронили навсегда.

Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярск: Производственно-издательский комбинат "ОФСЕТ", 1995.



АВТОРСКОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Александр Вельтман

Что отуманилась, зоренька ясная,
Пала на землю росой?
Что ты задумалась, девушка красная,
Очи блеснули слезой?

Жаль мне покинуть тебя, черноокую!
Певень ударил крылом,
Крикнул... Уж полночь!.. Дай чару глубокую,
Вспень поскорее вином!

Время! Веди мне коня ты любимого,
Крепче веди под уздцы!
Едут с товарами в путь из Касимова
Муромским лесом купцы!

Есть для тебя у них кофточка шитая,
Шубка на лисьем меху!
Будешь ходить ты, вся златом облитая,
Спать на лебяжьем пуху!

Много за душу свою одинокую,
Много нарядов куплю!
Я ль виноват, что тебя, черноокую
Больше, чем душу, люблю!

1831


Александр Фомич Вельтман (1800-1870)