ДУНЯ

Пошла Дуня в огород,
А за нею весь народ,
Э-э-эх, Дуня я,
Дуня - ягодка моя!

Повернула Дуня влево,
А за нею рота смело.

Повернула Дуня вправо,
А за нею рота браво.

Распустила Дуня косы,
А за нею все матросы.

Распустила Дуня ленты,
А за нею все студенты.

Распустила Дуня банты,
А за нею все курсанты,
Э-э-эх, Дуня я,
Дуня - ягодка моя!

Сказки, песни, частушки, присловья Ленинградской области, записанные Владимиром Бахтиным. Л., 1982. Волосовский р-н, д. Холоповицы. Солдатская. Припев после каждого двустишия.

Русская лирическая песня / Вступ. ст., сост. и подг. текста, примеч. В.С. Бахтина; Запись В.С. Бахтина и др. СПб.: Композитор, 2004. С. 332. №437.



"Дуня" - одни из наиболе популярных армейских куплетов начала XX в., включая период Гражданской войны (наряду с "Журавлем"). Если верить Борису Алмазову (Алмазов Б.А. Не только музыка к словам…. Мемуары под гитару. М., 2003. С. 345-347) "Дуня" исполнялись уже во времена русско-турецкой войны 1887-88 гг. Встречается мнение, что напев восходит к солдатской песне времен Отечественной войны 1812 г. "Братцы! Грудью послужите..." (там же см. ноты).

Вероятно, именно куплеты про Дуню упоминаются в мемуарах Владимира Трубецкого, служившего с 1911 г. в Лейб-гвардии Кирасирском Ее Величества полку («Синих кирасирах»). Вот его описание полковых учений лета 1912 года:

«Полковое учение заканчивалось двумя «безумными» кавалерийскими атаками в сомкнутом и разомкнутом строю под раскатистое «ура» всего полка, когда по команде «марш-марш!!» - мы ураганом летели с пиками наперевес и обнаженными шашками на так называемого «обозначенного противника», состоявшего из нескольких конных кирасир, державших в руках различные пестрые флажки. Флажки эти условно обозначали то или иное воинское соединение мнимого неприятеля. После атаки генерал обычно громогласно благодарил полк за «лихое ученье». Полк снова выстраивался в походный порядок и величавым шагом возвращался домой. Раздавалась команда: «Песельники, вперед!» - и в голову каждого эскадрона выезжали лихие песельники со своими голосистыми запевалами. Они услаждали нас веселыми или заунывными солдатскими песнями, в которых либо восхвалялась какая-то красавица Дуня, либо доблесть российского оружия, либо, наконец, - «Буль-буль-буль-бутылочка, любимая моя!» Песен этих было бесконечное множество, и некоторые из них были очень старинными. В песельники большей частью добровольно шли хохлы — большие любители всякой музыки. Хотя люди и пели по приказанию, но приказание это выполняли всегда с большой охотой».

(В. С. Трубецкой. Записки кирасира: Мемуары. М.: Россия, 1991. С. 110-111).



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: