Песни семиреченских казаков

ПО ДИКИМ СТЕПЯМ ЗАБАЙКАЛЬЯ

Неизвестный автор

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащился с сумой на плечах.

Бежал из тюрьмы темной ночью,
За правду он долго страдал –
Бежать больше не было мочи,
Пред ним простирался Байкал.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбацкую лодку берет,
И грустную песню заводит,
Про родину чтой-то поет.

Бродяга Байкал переехал.
Навстречу родимая мать.
«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, мамаша,
Здоров ли отец мой и брат?»

«Отец твой давно уж в могиле
Сырою землею зарыт,
А брат твой далеко в Сибири,
Давно кандалами звенит.

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащился с сумой на плечах.

Расшифровка фонограммы Андрея Макаревича, альбом «Песни, которые я люблю», Sintez Records, 1996.

Аналогичный вариант с незначительными расхождениями – в репертуаре Жанны Бичевской (альбом "Старые русские народные деревенские и городские песни и баллады", Часть 1, ZeKo Records, 1996):

ст. 8. «Пред ним расстилался Байкал»
ст. 12. «О родине что-то поет»
ст. 18. «Землею сырою зарыт»
ст. 19. «А брат твой в далекой Сибири»



Песня стала широко известна с начала 1900-х годов, но в тюремной среде в Сибири бытовала еще в 1880-е годы. Авторство достоверно не установлено. Обычно публикуется как песня неизвестного автора. В кн.: Очи черные: Старинный русский романс. М.: Изд-во Эксмо, 2004. - в дискографии исполнителей начала XX века эта песня под заглавием "Бродяга" дается с авторством слов И. К. Кондратьева (См.: Очи черные: Старинный русский романс. – М.: Изд-во Эксмо, 2004., стр. 112-113, 174, 249):

Бродяга (Из песен каторжан), пластинка фирмы "Пате", Москва, 1908 г., 26721, исп. Надежда Плевицкая.
Бродяга (Из песен каторжан, сл. И. Кондратьева), пластинка фирмы "Бека Рекорд", Москва, 1909 г., 45657, исп. Надежда Плевицкая.
Бродяга (Из песен каторжан, сл. И. Кондратьева), пластинка фирмы "Патэ", 1912 г., 26721, исп. Нина Дулькевич.
Бродяга (Песня каторжан на стихи И. К. Кондратьева), пластинка фирмы "Электрекорд", Бухарест, 1944-45 гг., WHR1303, исп. Петр Лещенко.


И. Кондратьев, поэт из суриковского кружка, - автор нескольких популярных песен, в том числе "Очаровательные глазки". Искусствовед Борис Алмазов вероятным автором называет поэта с "псевдонимом П. К. (Павел Кондратьев?)" (Алмазов Б. А. Не только музыка к словам… М.: ЗАО Центрполиграф: ООО «МиМ-Дельта», 2003. - с. 443). Здесь какая-то путаница, так как Кондратьев не "П", а "И".

Есть "ковбойская" переделка Виктора Баранова - "По дитким степям Аризоны..."


ВАРИАНТЫ (5)

1. По диким степям Забайкалья


По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащился с сумой на плечах.

Идет он густою тайгою,
Где пташки одни лишь поют,
Котел его сбоку тревожит,
Сухие коты ноги бьют.

На нем рубашонка худая
Со множеством разных заплат,
Шапчонка на нем арестанта
И серый тюремный халат.

Бежал из тюрьмы темной ночью,
В тюрьме он за правду страдал –
Идти дальше нет больше мочи,
Пред ним расстилался Байкал.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбацкую лодку берет
И грустную песню заводит -
Про родину что-то поет:

«Оставил жену молодую,
Оставил я малых детей,
Теперь я иду наудачу,
Бог знает, увижусь ли с ней!»

Бродяга Байкал переехал,
Навстречу родимая мать.
«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, мамаша,
Здоров ли отец, хочу знать?»

- «Отец твой давно уж в могиле,
Сырою землею зарыт,
А брат твой давно уж в Сибири,
Давно кандалами гремит.

Пойдем же, пойдем, мой сыночек,
Пойдем же в курень наш родной,
Жена там по мужу скучает,
И плачут детишки гурьбой».

1880-е годы

Русские песни и романсы / Вступ. статья и сост. В. Гусева. - М.: Худож. лит., 1989. - (Классики и современники. Поэтич. б-ка).


Коты - короткие теплые сапожки из войлока или сукна. В других вариантах фразу "сухие коты" заменили на более понятные: "сухарики с ложками", "сухарики с плошками" и т. д.


Близкие варианты:

По диким степям Забайкалья


По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащится с сумой на плечах.

Идет он густою тайгою,
Где пташки одни лишь поют,
Котел его сбоку тревожит,
Сухие коты ноги бьют.

На нем рубашонка худая
И множество разных заплат,
Шапчонка на нем арестанта
И серый тюремный халат.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбачью он лодку берет,
Унылую песню заводит -
Про родину что-то поет:

«Оставил жену молодую,
И малых оставил детей,
Теперь я иду наудачу,
Бог знает, увижусь ли с ней!»

Бродяга Байкал переехал,
Навстречу родимая мать.
«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, мамаша,
Здоров ли отец, хочу знать?»

«Отец твой давно уж в могиле,
Сырою землею зарыт,
А брат твой давно уж в Сибири,
Давно кандалами гремит.

Пойдем же, пойдем, мой сыночек,
Пойдем же в курень наш родной,
Жена там по мужу скучает
И плачут детишки гурьбой».

Песня стала широко известна с начала 900-х годов. Однако в тюремной среде Сибири она бытовала еще в 80-е гг. XIX в. (см. И.П. Белоконский, "По тюрьмам и этапам", Орел, 1887, стр. 209-210). Один из песенных вариантов (записано А.М. Новиковой в 20-е гг. в Тульской области).

Русские народные песни. Вступ. статья, сост. и примеч. А.М. Новиковой. М., Государственное издательство художественной литературы, 1957. С. 441.



По диким степям Забайкалья

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащился с сумой на плечах.

Идет он густою тайгою,
Где пташки одни лишь поют,
Котел его сбоку тревожит,
Сухие коты ноги бьют.

На нем рубашонка худая
Со множеством разных заплат,
Шапчонка на нем арестанта
И серый тюремный халат.

Бежал из тюрьмы темной ночью,
В тюрьме он за правду страдал, –
Идти дальше нет больше мочи,
Пред ним расстилался Байкал.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбацкую лодку берет
И грустную песню заводит -
Про родину что-то поет:

«Оставил жену молодую,
И малых оставил детей,
Теперь я иду наудачу,
Бог знает, увижусь ли с ней!»

Бродяга Байкал переехал,
Навстречу - родимая мать.
«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, родная,
Здоров ли оте мой и брат?»

«Отец твой давно уж в могиле,
Сырою землею зарыт,
А брат твой давно уж в Сибири,
Давно кандалами гремит.

Пойдем же, пойдем, мой сыночек,
Пойдем же в курень наш родной,
Жена там по мужу скучает,
И сын твой стал уж больной».

Русский шансон / Авт.-сост. И. Банников. М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА. - (1000 советов от газеты «Комсомольская правда»), с. 21.


2. По диким степям за Байкалом

По диким степям за Байкалом,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащится с сумой на плечах.

Шел он густою тайгою,
Где птички одни лишь поют,
Кошель его сбоку тревожит,
Сухарики с ложками бьют.

Шапчонка на нем арестанта
И старый тюремный халат,
Рубашонка на нем изорвана,
Из множества старых заплат.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбачью он лодку берет,
Унылую песню заводит,
Про родину что-то поет.

«Оставил жену молодую,
Оставил я малых детей,
Теперь я иду наудачу,
Бог знает, увижусь ли с ней».

Бродяга Байкал переехал,
Навстречу родимая мать.
«Здравствуй, здравствуй, мамаша,
Жив ли отец мой и брат?»

«Отец твой давно уж в могиле,
Давно он землею зарыт,
А брат твой давно уж в Сибири,
Давно кандалами гремит.

Пойдем же, пойдем же, сыночек,
И родимый курень наш родной,
Жена там по мужу скучает,
Детишки там плачут гурьбой».

С не существующего ныне сайта Александра Кантемировского "Узелочек".


3. По диким степям Забайкалья

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащится с сумой на плечах.

Идет он густою тайгою,
Где пташки одни не поют,
Котел его сбоку тревожит,
Сухарики с ложками бьют.

...
...
Шапчонка на нем арестанта
И серый тюремный халат.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбачью он лодку берет,
Унылую песню заводит,
Про родину что-то поет.

...
...
Теперь я иду наудачу.
Увижусь ли, нет ли я с ней».

Бродяга Байкал переехал.
Навстречу родимая мать.
«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, мамаша.
Здоров ли отец мой и брат?»

«Отец твой давно уж в могиле,
Сырою землею зарыт,
А брат твой давно уж в Сибири,
Давно кандалами гремит.

Пойдем же, пойдем же, сыночек,
Пойдем же в курень наш родной,
Жена там по мужу скучает,
И птички все плачут гурьбой».

С не существующего ныне сайта Александра Кантемировского "Узелочек".


4. По диким степям Забайкалья
(Из песен каторжан)

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащился с сумой на плечах.

На нем рубашонка худая
Со множеством разных заплат,
Шапчонка на нем арестанта
И серый тюремный халат.

Бежал из тюрьмы темной ночью,
В тюрьме он за правду страдал,
Идти дальше нет уже мочи,
Пред ним расстилался Байкал.

Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбацкую лодку берет,
И грустную песню заводит,
Про родину что-то поет!

А ветер ему отвечает:
«Напрасно, бродяга, бежишь,
Ведь бедное сердце не чует,
Что нету родных уж в живых».

Бродяга Байкал переехал,
Навстречу родимая мать.
«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, родная,
Здоров ли отец мой и брат?»

«Отец твой давно уж в могиле,
Землею сырою зарыт,
А брат твой давно во Сибири.
Давно кандалами гремит».

Из репертуара Надежды Плевицкой (1884-1941)

Очи черные: Старинный русский романс. – М.: Изд-во Эксмо, 2004.



Здесь есть редкий куплет - "А ветер ему отвечает...". Первая строка этого варианта встречается также в ред. "В пустынных степях Забайкалья" (Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярск, 1995). А вторая строка последнего куплета - в ред. "Землей призасыпан, лежит".

Этот же вариант с нотами, с добавлением еще одного куплета, и с подписью: "Слова И. КОНДРАТЬЕВА (?)" - в сб.: Ах, зти черные глаза. Сост. Ю. Г. Иванов. Муз. редактор С. В. Пьянкова. Смоленск: Русич, 2004:

...Пойдем же, пойдем же, сыночек,
Пойдем же в курень наш родной,
Жена там по мужу скучает,
И плачут детишки гурьбой».






Этот же вариант с нотами (немного иными), без куплета про ветер и без подписи авторов - в сб.: Такун Ф. И. Славянский базар. М., «Современная музыка», 2005:





5. Бродяга к Байкалу подходит

Бродяга к Байкалу подходит,
Где золото роют в горах,
Бродяга судьбу проклинает,
Тащится с сумой на плечах.
Идет он густою тайгою,
Где пташки одни лишь поют.
Зачем ему душу тревожат?
Сухарики плошкою бьют.
Бродяга к Байкалу подходит,
Рыбацкую лодку берет,
Унылую песню заводит –
Про Родину что-то поет:
«Оставил жену молодую,
Оставил я малых детей,
Теперь я иду наудачу,
Не знаю, увижусь ли с ней!»
Бродяга Байкал переехал,
Навстречу родимая мать,
«Ах, здравствуй, ах, здравствуй, родная,
Здорова ль семья, хочу знать?»
«Отец твой давно уж в могиле,
Давно уж землею зарыт,
А брат твой давно во Сибири,
Давно кандалами гремит.
Пойдем же, пойдем, мой сыночек,
Пойдем же да в домик родной,
Жена там по мужу скучает
И плачут детишки твои».

Записана от Бутиной М. Я., г. Каскелен, в 1977 г. Два других варианта записаны в том же году в с. Чемолган См.: "Песни и романсы русских поэтов", серия "Библиотека поэта", М.-Л., 1965, № 655. Песня неизвестного автора середины XIX - начала XX вв.

Багизбаева М. М. Фольклор семиреченских казаков. Часть 2. Алма-Ата: «Мектеп», 1979, № 298.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: