ЗИМНЯЯ НОЧЬ, ВЬЮГА ДЛИТЦА..

Зимняя ночь, вьюга длитца...
На сердце мне злая тоска.
А лег бы я спать, и не спитца -
Все мысли уносятца в даль.
Туда, где родное селенье,
Туда, где подружки живуть,
Туда, где промчалося детство,
Туда меня что-то влекеть.
А дни провожал я с дружками,
А ноченьку с милой я был.
Теперь я закован цепями,
На каторгу жить я угодил.
А дни, что ни взор погасають,
А цепи с улыбкой идуть,
А кашель мне грудь надрываеть,
Знать скоро в могилу снесуть.
Лежу я в больнице болею,
А солнышко смотрить в окно.
А гроб мой из старого теса,
Гроб мой стоить на столе.
Гроб мой стоить на столе,
Труп мой положать в него.
Могила моя близь утесу,
Наверно зароють в нее.
Крестов нам никто не поставить,
Слезинки нихто не прольеть,
Цветов нам нихто не насадить,
Могила травой зарастет.

Текст записан т. Дмитриевым К.А. со слов т. Ковалева Ф.Я., 45 л., неграмотный, чл. Колхоза «Победитель», с. Б. Куналей, Тарбагатайского аймака, БМАССР, 1936 г.

Песня эта популярна в разных селах среди «семейских». В одном из вариантов, записанных т. Дмитриевым К.А., песня эта оканчивается словами:

Больше мне спать не придется
Ни зимних, ни летних ночей,
И так моя жизнь пронесется
Под звонких кандальных цепей.

(Песня записана от т. Ерофеева К.Н., 66 лет., неграмотный, единоличник, с. Б. Куналей, Тарбагатайского аймака, БМАССР, 1936 г.).

(Из материалов фольклорного архива, фольклорной секции Иркутского областного музея).

Гуревич А.В., Элиасов Л.Е. Старый фольклор Прибайкалья. Том первый. Улан-Удэ, 1939. С. 10, 449. Раздел «Бродяжьи тюремные песни», №14.



  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: