ПОЭТЫ - АВТОРЫ РОМАНСОВ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА

Антология русского романса. Серебряный век. / Сост., предисл. и коммент. В. Калугина. - М.: Изд-во Эксмо, 2005.


АГНИВЦЕВ Николай Яковлевич (1883-1932) - поэт, драматург, детский писатель. Заметная фигура в среде дореволюционной петербургской богемы. Его песни и куплеты исполняли Н. Н. Ходотов и Александр Вертинский, сам поэт выступал в театрах-кабаре и литературно-артистическом ресторане "Вена". Выпустил несколько поэтических сборников. В январе 1907 года вместе с К. А. Марджановым и артистом Ф. Н. Курихиным создал в Петрограде театр-кабаре "Би-ба-бо". В 1921 году эмигрировал. Александр Вертинский вспоминал о пребывании его в Крыму: "Поэт Николай Агнивцев, худой и долговязый, с длинными немытыми волосами, шагал по городу с крымским двурогим посохом, усеянным серебряными монограммами - сувенирами друзей, и читал свои последние душераздирающие стихи о России:

Церкви - на стойла, иконы - на щепки!
Пробил последний, двенадцатый час!
Святый Боже, святый крепкий,
Святый бессмертный, помилуй нас!"

В 1923 году вернулся в Россию, где продолжал сотрудничать в сатирических журналах, выпустил более 20 книг для детей.



АМФИТЕАТРОВ Александр Валентинович (1862-1938) - прозаик, драматург, публицист, литературный и театральный критик, поэт. Его дореволюционное собрание сочинений составило почти сорок томов. В эмиграции вышли новые хроникальные повествования, продолжившие многотомную серию "Концы и начала". Сам Амфитеатров называл себя писателем "без выдумки" и умел, по словам В. В. Poзанова, вызывать словесный, общественный и политический "бум". Начинал свою многостороннюю литературную деятельность в 1882-1886 годах фельетонистом "Будильника", где познакомился с А. П. Чеховым. К этому же раннему периоду относятся и стихи, далекие от какой-либо злободневности. Поэтическое наследие Амфитеатрова ограничено одним тоненьким сборничком "Альбом", вышедшим в 1890 году в Тифлисе. Название его вполне соответствует содержанию. Но именно альбомные стихи Амфитеатрова привлекли внимание М. М. Ипполитова-Иванова как образцы камерной лирики.



АНДРЕЕВСКИЙ Сергей Аркадьевич (1847-1918) - поэт, критик. По образованию он был юристом и получил широкую известность своим отказом в 1876 году выступить обвинителем по делу Веры Засулич. В дальнейшем, по словам А. Ф. Кони, "занимал одно из виднейших по талантливости мест в адвокатуре". О его успехе на этом поприще свидетельствуют "Защитительные речи", выдержавшие пять изданий. А. П. Чехов, считавший его "неотразимым диалектиком", писал о "Речах": "В них я ищу, во-первых, художественных достоинств, искусства, и, во-вторых, - того, что имеет научное или судебно-практическое значение". Андреевский славился и своими выступлениями в Литературно-драматическом обществе и на "пятницах" Я. П. Полонского и К. К. Случевского, которые вошли в его неоднократно переиздававшуюся книгу "Литературные чтения" (1891). Острую полемику вызвала его статья "Вырождение рифмы" (1901). Лирика самого Андреевского была проникнута "нежной, чисто русской меланхолией" (К. Бальмонт), что и привлекло к ней внимание Н. А. Римского-Корсакова, А. С. Аренского, А. Н. Алфераки и других композиторов, создавших двенадцать романов на его стихи.



АННЕНСКИЙ Иннокентий Федорович (1855-1909) - поэт, критик, драматург, переводчик, педагог. Один из самых загадочных поэтов Серебряного века. "Он был преддверием, предзнаменованьем всего, что с нами позже совершилось", - писала Анна Ахматова. Но и это осознание особого значения поэзии Иннокентия Анненского, его двух сборников литературно-критических статей - "Книг отражений", придет значительно позже. У современников он не нашел понимания. Не только у поэтов, критиков, но и композиторов. "Неведомым толпе поэтом внутренней музыки" называл его Константин Бальмонт, сравнивая со Скрябиным, видя их родство в "музыке света, живописи музыки, красноречии молчания и недоговоренности". В качестве примера он приводил стихотворение "Смычок и струны". И все-таки одно стихотворение Иннокентия Анненского присутствовало именно в эстрадном репертуаре. Александр Вертинский многие годы исполнял романс "Моя звезда". Знаменитый шансонье весьма вольно обращался со стихами Блока, Гумилева, Бальмонта. Это был редкий случай, когда он изменил только название. Другие композиторы и исполнители обратились к поэзии Иннокентия Анненского в конце ХХ века.



АХМАТОВА Анна Андреевна (1889-1966) - поэт. "Наш бунт против символизма совершенно правомерен, потому что мы чувствовали себя людьми ХХ века и не хотели оставаться в предыдущем", - писала Ахматова о начальном "бунтарском" периоде своего более чем полувекового творческого пути. Ее первая поэтическая книга "Вечер" вышла в 1912 году, "Поэму без героя" она завершила в 1962. Между этими датами - самые трагические события ХХ века, нашедшие отражение в поэзии Ахматовой. Георгий Чулков писал о ее первой книге: "В наши торопливые дни, когда Бальмонт, Вячеслав Иванов, Блок и еще два-три соратника кажутся "старыми" поэтами, в дни, когда появилось немало молодых стихотворцев, искусных и даровитых, нелегко заметить нового настоящего поэта, но Ахматову нельзя не заметить: так странно звучит ее тихий голос и так загадочны ее слова". Эту "загадку" пытались разгадать многие. О. Мандельштам отмечал: "Ахматова применяла с исключительным упорством традиционные приемы русской, да и не только русской, а всякой вообще народной песни". "Таинственный песенный дар" - определяющая черта поэзии Анны Ахматовой.

Многие стихи Ахматовой получили музыкальное воплощение. Романсной классикой ХХ века стал цикл "Пять стихотворений А. А. Ахматовой", созданный С. С. Прокофьевым в 1917 году. Девять стихотворений из книги "Четки" положил на музыку А. С. Лурье (1919), ему же принадлежат десять романсов, созданных в 1914-1962 годах и музыка к "Поэме без героя" - "Заклинание" (1959). В первой четверти ХХ века к поэзии Ахматовой обращались М. Ф. Гнесин, С. М. Ляпунов, В. Г. Каратыгин, В. Я. Щебалин, Л. Н. Оборин, во второй половине века - Б. И. Тищенко, А. Н. Александров, С. М. Слонимский, В. Ф. Веселов, Е. П. Макаров, В. А. Гаврилин и другие композиторы. Три стихотворения, и среди них "Сероглазый король", входили в репертуар Александра Вертинского.



БАКАЛЕЙНИКОВ Владимир (1885-1953). В музыкальной культуре ХХ века известны несколько братьев Бакалейниковых, с именем которых связаны такие популярнейшие романсы и песни, как "Темно-вишневая шаль", "Ну, быстрей летите, кони", "Ах, зачем эта ночь", "Сарафанчик-растеганчик", "Ухарь-купец" и другие. Владимир Бакалейников, самый знаменитый из них, после окончания Московской консерватории по классу скрипки, по его словам, "выбрал легкий жанр": руководил эстрадными оркестрами, значительно пополнив их репертуар. На афишах его имя стояло рядом с Надеждой Плевицкой как автора музыки и слов ко многим песням из ее репертуара. В 1920-1924 годах был профессором Московской консерватории по классу альта. В 1927 году эмигрировал. В США дирижировал симфоническими оркестрами, всемирную известность получил как альтист.



БАКАЛЕЙНИКОВ Николай (1881-1957). Известен своими романсами на слова Н. А. фон Риттера. Как и брат, Владимир Бакалейников, он писал музыку и на собственные слова. После 1927 года судьбы братьев Бакалейниковых уже не пересекались. Владимир Бакалейников стал в США дирижером и альтистом с мировым именем, а Николай Бакалейников работал в Большом театре, затем многие годы был профессором Свердловской консерватории.



БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич (1867-1942) - поэт, прозаик, критик. Начинал как поэт "усталого" поколения 80-х годов, проникнутого "надсовщиной". В 90-е годы за ним закрепилась слава "стихийного гения". Был самым читаемым и почитаемым из символистов. "Вслушиваясь долго и пристально в разные звуки, - писал он, - всматриваясь любовно в отдельные буквы, я не могу не подходить к известным угадываниям, я строю из звуков, слогов и слов родной своей речи заветную часовню, где все исполнено углубленного смысла и проникновения". Его стихотворение "Чуждый чарам черный челн..." стало классическим примером звукоряда в поэзии. "Я показал, что может сделать с русским языком поэт, любящий музыку", - утверждал он.

Бальмонт приветствовал Февральскую революцию, вместе с Гречаниновым создал "Гимн Свободной России". О том, что было в дальнейшем, можно судить по воспоминаниям Гречанинова: "Но не долго продолжалось опьянение свободой, - показались признаки кровавой революции, приближался Октябрь. Наконец, он наступил, а вместе с ним пришли холод, голод и почти полное исчезновение духовной жизни". Вскоре оба они окажутся в Париже. Марина Цветаева скажет в 1936 году, обратившись с призывом оказать помощь больному поэту: "Если эмиграция считает себя представителем старого мира и прежней Великой России - то Бальмонт, одно из лучших, что напоследок дал этот старый мир. Последний наследник. Бальмонтом и ему подобными, которых не много, мы можем уравновесить того старого мира грехи и промахи".

Константин Бальмонт - одна из крупнейших фигур романсного Серебряного века. Ни один русский поэт не может сравниться с ним по количеству прижизненных романсов и песен - их более 280. Правда, из посмертных можно отметить лишь несколько, в том числе Георгия Свиридова "Русская природа", созданный на бальмонтовские стихи "Есть в русской природе усталая нежность..." в 1978 году. Большей популярностью пользовались детские песни на стихи Бальмонта из книги "Фейные сказки" (1905). Выдающимися вокальными произведениями стали кантата для мужского голоса, хора и оркестра Сергея Рахманинова "Колокольчики и колокола" по стихотворному переводу Бальмонта баллады Эдгара По, кантата для мужского хора и оркестра Игоря Стравинского "Звездоликий". К поэзии Бальмонта обращались А. Т. Гречанинов, С. В. Рахманинов, С. И. Танеев, М. М. Ипполитов-Иванов, Н. Н. Черепнин, Р. М. Глиэр, М. Ф. Гнесин, Б. В. Асафьев и другие композиторы-современники. С поэзии Бальмонта берет начало романсное творчестве Николая Мясковского и Сергея Прокофьева.



БАШКИН Василий Васильевич (1880-1909) - поэт, прозаик. При жизни вышло два сборника его стихов (1905, 1907). Трехтомник прозы (1909-1910) был уже посмертным изданием. Как в поэзии, так и в прозе преобладали гражданские мотивы, что позволило советским исследователям, следуя определенным идеологическим схемам, причислить Башкина к поэтам Первой русской революции. Иначе считал Александр Блок, писавший: "В бескрылых жалобах и общих местах об угрюмых людях, заводах и солдатах нет ничего гражданского". Но именно подобные общие места были характерны для многих, являясь, по определению критиков, пассивным протестом.

Все это в полной мере нашло отражение в лирике Башкина. Несколько мелодекламаций на стихи создал Е. В. Вильбушевич. К поэзии Башкина обращались и другие композиторы. Наибольшей известностью пользовался романс "Сосны" ("Хмурые сосны шумят под окном...").



БЕКЕТОВА Екатерина Андреевна (в замужестве Краснова) (1855-1892) - поэтесса, прозаик, переводчица. Александр Блок воспитывался в семье матери, принадлежавшей к старинному роду Бекетовых. Его дед, знаменитый ботаник, выборный ректор Московского университета (Блок родился в ректорском доме), основатель женских Бестужевских курсов Андрей Николаевич Бекетов еще в 1858 году опубликовал в "Русском вестнике" статью об аксаковской повести "Детские годы Багрова-внука", его научные книги "Беседы о земле, воде, воздухе и разных тварях" (1863-1864), "Из жизни природы и людей" (1870), "Беседы о зверях" (1885) отличались несомненным литературным даром. В архиве Бекетова сохранились его неопубликованные стихи, проза, воспоминания. Его жена Елизавета Григорьевна Бекетова (в девичестве Карелина) была известной переводчицей. Переводческой деятельностью занимались их дочери: Александра (мать Блока) и Мария, а дочь Екатерина, помимо переводов, публиковала рассказы и стихи. Наибольшую известность благодаря романсу С. В. Рахманинова получило стихотворение Екатерины Бекетовой "Сирень", навеянное одной из шахматовских достопримечательностей. Много позже в поэме "Возмездие" Александр Блок опишет те же самые "столетние кусты сирени, в которых тонет старый дом".

Стихотворения Екатерины Бекетовой были собраны и изданы отдельной книгой лишь в 1895 году. В 1897 году ей посмертно была присуждена "половинная" Пушкинская премия Императорской академии наук (вторую половину получила Мирра Лохвицкая). В журнальной рецензии отмечалось: "Эти стихотворения, составившие небольшой том, полны любви к природе, наполнены теплом и светом весеннего солнца и ароматом цветов... В стихотворениях Бекетовой нет ни демонической силы, ни блеска великих поэтов, но в них есть непритворство, искреннее чувство и скромная красота, чего и в помине нет у большинства молодых поэтов, особенно нового декадентского направления". К этому времени относятся "Отроческие стихи" ее племянника Александра Блока.

К стихотворениям Екатерины Бекетовой, помимо С. В. Рахманинова, обращались А. С. Аренский, В. Д. Золотарев, А. В. Щербачев и другие композиторы.



БЕЛОУСОВ Иван Алексеевич (1863-1930) - поэт, прозаик, переводчик. Заметная фигура в литературной жизни рубежа веков. Вместе со Спиридоном Дрожжиным он представлял писателей из народа, продолжателей поэтических традиций А. В. Кольцова, И. С. Никитина, И. З. Сурикова. Впервые выступил в печати в 1800-е годы. Вместе с молодым поэтом Максимом Леоновым, отец которого, Леонид Максимович Леонов (дед знаменитого прозаика), держал овощную лавку в Зарядье, объединил писателей-самоучек. В 1889-1891 годы вышли два сборника "Родные звуки". Впоследствии стал одним из руководителей Суриковского литературно-музыкального кружка. Известность этого кружка связана с именами Леонида Трефолева, автора одного из вариантов "Дубинушки" и "Песни о Камаринском мужике", Филиппа Шкулева, автора песни "Мы кузнецы, и дух наш молод...". Даже Сергей Есенин, ставший в 1912 году членом-соревнователем Суриковского кружка, написал стихотворение "Кузнец": "...Куй, кузнец, рази ударом, / Пусть с лица струится пот. / Зажигай сердца пожаром, / Прочь от горя и невзгод". В дальнейшем он не включал "Кузнецов" в свои сборники, а с писателями-самоучками расстался в том же 1912 году. Известность Ивана Белоусова как поэта тоже связана с песнями на его стихи. Композиторы (среди них Ц. А. Кюи, В. И. Ребиков, Р. М. Глиэр), создавшие более сорока песен на стихи Ивана Белоусова, выделили не социальные и крестьянские мотивы, а пейзажную лирику. Наряду с песнями на стихи Дрожжина, Аполлона Коринфского, пейзажной лирикой раннего Ивана Бунина, они представляют одно из ярких явлений романсно-песенного Серебряного века.



БЕЛЫЙ Андрей (Бугаев Борис Николаевич) (1880-1934) - поэт, прозаик, критик. Первый поэтический сборник восемнадцатилетнего Андрея Белого был, по его словам, "помесью Тургенева, Эдгара По со всем наилевейшим, наинепонятнейшим". Ко времени знакомства с Александром Блоком, в январе 1904 года, положившего начало их "мистической дружбе", он уже был автором двух "симфоний" - ритмизованной прозы, организованной по принципу музыкальных у композиций. Этот принцип симфонизма, синтеза прозы, поэзии и музыки станет основой всего его творчества. Большое значение имели его теоретические работы по стиховедению. Вошел в историю русской литературы как один из самых ярких символистов "второй волны".

В романсном наследии Серебряного века поэзия Андрея Белого занимает скромное место по количеству музыкальных интерпретаций, но особое - по их оригинальности. Необычность его музыкально-поэтических стихов нашла отражение в музыке Р. М. Глиэра, А. Т. Гречанинова, Н. К. Метнера, С. В. Рахманинова и других композиторов.


БЛОК Александр Александрович (1880-1921) - поэт. Он называл свою лирику песнями, сожалея о "бедности, о самой невозможности языка человеческого сказать все, что бессильно вырывается и не может прорваться". В этом стремлении выразить невыразимое он наиболее близок к А. А. Фету, которого называл своей путеводной звездой в молодые годы. Поэзия Блока пронизана духом музыки. Даже исторические события приобретают у него музыкальный смысл, он слушает музыку революции.

Музыкальную блоковиану открывает постановка "Балаганчика", осуществленная в 1906 году Всеволодом Мейерхольдом на сцене театра В. Ф. Комиссаржевской. Это был дебют двух поэтов - Блока и Михаила Кузмина. Но Кузмина - в качестве композитора. К этому же времени относятся первые вокальные произведения на стихи Блока композитора Семена Панченко - личности весьма примечательной в артистических кругах того времени. Сам Панченко принадлежал к поколению Бальмонта, Федора Сологуба, Брюсова, чьи стихи обретали в его романсах и песнях черты нового музыкального стиля. Из младосимволистов он выделил именно Блока, создав на его стихи "Колыбельную", детскую песню "У берега зеленого" и романс "Я был весь в пестрых лоскутьях", которые появились в отдельных нотных изданиях уже в 1906 году, то есть почти одновременно с журнальными публикациями и выходом первого поэтического сборника Блока. Широкое распространение получили и другие блоковские детские песни, в особенности "Вербочки" на музыку Р. М. Глиэра (1908), А. Т. Гречанинова (1910), Ц. А. Кюи (1915) и других композиторов. Из романсов в эти же годы популярность приобрели "Девушка пела в церковном хоре" на музыку С. Н. Василенко (1909), М. Ф. Гнесина (1915), "В голубой далекой спаленке" на музыку и в исполнении Александра Вертинского (1912), мелодекламация Ильи Саца (1913). В 1914 году зазвучали три песни из драмы "Роза и Крест" (музыка М. Ф. Гнесина). Постановка не состоялась, но песни вошли в эстрадный репертуар известных исполнителей. В 1916 году появился романс "Ночью в саду у меня" Блока - Рахманинова, которому тоже суждено было стать романсной классикой Серебряного века.

При жизни Блока музыкальное воплощение обрели более тридцати его поэтических произведений. Роковым 1921 годом датированы два романса С. Н. Василенко, пять романсов В. В. Щербачева, шесть романсов Н. Я. Мясковского, ставших реквиемом великому поэту.

В антологии представлены прижизненные и первые посмертные романсы и песни на стихи Блока, являющиеся неотъемлемой частью поэтического и музыкального наследия Серебряного века.



БРЮСОВ Валерий Яковлевич (1873-1924) - поэт, прозаик, драматург, критик, переводчик. В 1894-1895 годах вышли три брюсовских сборника "Русские символисты", ставшие, наряду с "Символами" Д. С. Мережковского, манифестом нового литературного направления. Брюсов писал о необходимости "выразить тонкие, едва уловимые настроения" и "рядом сопоставленных образов как бы загипнотизировать читателя", противопоставляя при этом "поэзию оттенков" "прежней поэзии красок". "Особенное значение обращают они, - писал Брюсов в 1893 году о своих единомышленниках, - на звуки слов, желая, чтобы поэзия сливалась с музыкой". Брюсов и Мережковский возглавили две ветви символизма - московскую и петербургскую. "Младшие" символисты (Александр Блок, Андрей Белый) признавали его своим учителем, "первым в России поэтом", преемником Пушкина "по прямой линии". Эти оценки явно преувеличены, тем не менее Брюсов был и остается одной из ключевых фигур Серебряного века русской поэзии. "Я первый протянул руку юношам ХХ века", - подчеркивал он.

На стихи Валерия Брюсова создано более шестидесяти романсов. Среди авторов музыки Н. К. Метнер, Р. М. Глиэр, В. И. Ребиков, С. В. Панченко, А. Г. Чесноков, С. В. Василенко, А. Т. Гречанинов, С. В. Рахманинов и другие композиторы.



БУДИЩЕВ Алексей Николаевич (1864-1916) - поэт, прозаик. Издал с десяток прозаических книг, в том числе психологических романов, основанных на детективных сюжетах, но признания как прозаик так и не получил. Иной оказалась судьба единственной поэтической книжечки, вышедшей в 1901 году, и единственного стихотворения, получившего необычайную популярность в качестве городского романса "Калитка" ("Только вечер затеплится синий..."). Стихотворение Будищева "Весна" из той же книжки легло в основу одной из самых популярных детских хоровых песен А. Т. Гречанинова. В нотных изданиях публиковались и другие романсы на его стихи: Б. В. Гродзского, Н. А. Соколова, М. А. Остроглазова, И. И. Корнилова, К. Н. Тидемана.



БУЛАНИНА Елена Алексеевна (1866-1944) - поэтесса, переводчица, педагог. Автор поэтического сборника "Раздумье" (М., 1901), одно из стихотворений которого, "Под впечатлением "Чайки" Чехова", послужило основой для популярного романса "Вот вспыхнуло утро...". В годы Первой мировой войны по образцу романса возникла солдатская песня "Вот вспыхнуло утро, и выстрел раздался...", а в годы Гражданской войны пелись ее варианты: "Вот вспыхнуло утро, мы Сретенск заняли..." и другие.



БУНИН Иван Алексеевич (1870-1953) - поэт, прозаик. Лауреат Нобелевской премии (1933). "В стихах Бунина, - отмечал философ Федор Степун, - нет "зауми", "невнятицы", нет хаоса, ворожбы и крутения мистически-эстетической хлыстовщины". Поэзия Бунина стала примером демонстративной ориентации на классические традиции, принципиального отрицания поэтического модернизма, любых попыток "изломать стих, внести "новшество" в него". Свою поэзию он никогда не отделял от прозы, отмечая: "И здесь, и там одна и та же ритмика - дело только в той или иной силе напряжения ее".

Ровно за двадцать лет до Нобелевской премии Бунин был удостоен самой престижной в России Пушкинской премии Императорской академии наук за перевод "Песни о Гайавате" Г. Лонгфелло и поэтический сборник "Листопад" (1901). Это был третий сборник Бунина, в котором современники (и прежде всего композиторы) отметили редчайшее чувство природы. О чем свидетельствует цикл вокальных пейзажей В. И. Ребикова. К лирике Бунина обращались А. Т. Гречанинов, Р. М. Глиэр, С. Н. Василенко и другие композиторы, создавшие более пятидесяти романсов и песен. Сближение в 1900 году Бунина с Сергеем Рахманиновым найдет воплощение в романсных шедеврах Серебряного века "Ночь печальная, как мои мечты..." (1906), "Я опять одинок..." (1906). Бунин вспоминал: "При моей первой встрече с ним в Ялте произошло между нами нечто подобное тому, что бывало только в романтические годы молодости Герцена, Тургенева, когда люди могли проводить целые ночи в разговорах о прекрасном, вечном, о высоком искусстве. Впоследствии, до его последнего отъезда в Америку, встречались мы с ним от времени до времени очень дружески, но все же не так, как в ту встречу, когда, проговорив чуть не всю ночь на берегу моря, он обнял меня и сказал: "Будем друзьями навсегда!"



БУХАРОВА Зоя Дмитриевна (1876-1923) - поэтесса. Первый и единственный сборник "Стихотворения Зои Бухаровой" вышел в 1903 году, хотя в периодической печати ее имя встречалось довольно часто. Поэзия Бухаровой интонационно близка как к классической лирике, так и к поэтике модернизма начала ХХ века. После 1912 года в газете "Россия" публиковались ее религиозно-мистические стихи, свидетельствующие о влиянии Владимира Соловьева. В 1923 году она писала в автобиографии: "Двенадцать" Блока перевернули все мое, уже подготовленное к таким выводам, мировоззрение - до основания... Тем не менее - христианская и даже церковная мистика осталась первенствующей в моей поэзии".

Известно десять романсов на стихи Зои Бухаровой на музыку Б. В. Гродзского. Особой популярностью в студенческой среде пользовался романс "Крики чайки белоснежной..." Б. В. Гродзского, Р. И. Мервольфа и других композиторов.



ВЕЛИЧКО Василий Львович (1860-1903) - поэт, прозаик, публицист. В молодые годы был близок к либеральным литературно-художественным кругам. Известность как поэту ему принес первый поэтический сборник "Восточные мотивы" (СПб., 1890, 1894). Критика отметила "несомненное и большое поэтическое дарование автора". Он вошел в перцовскую антологию "Молодая поэзия" (СПб., 1895). К этому же периоду относятся и большинство романсов композиторов на стихи из сборника "Восточные мотивы". Затем, как отмечал П. П. Перцов, "из космополита школы Стасюлевича он стал... националистом школы Каткова". Так в истории русской литературы оказалось два Величко: поэт-лирик, автор блестящих переводов из Омара Хайяма, А. Церетели, поэм и сказок на восточные темы, и одиозный публицист, автор серии статей "Русские речи", в которых, как отмечали современники, он пытался "сыграть роль спасителя отечества".

Известно двенадцать романсов на стихи Василия Величко. К его поэзии обращались Э. Я. Длусский (пять романсов), С. М. Ляпунов, А. Н. Алфераки, А. В. Таскин, М. А. Шишкин, Л. Л. Лисовский и другие композиторы.



ГАЛИНА (Эйнерлинг) Глафира Адольфовна (1873-1942) поэтесса, переводчица, детская писательница. Стихи первого сборника, вышедшего в 1902 году в Петербурге, оставались в рамках традиционной пейзажной и любовной лирики. Критики отметили в них "светлое, жизнерадостное настроение", музыкальность. Широкую популярность в начале ХХ века получили ее гражданские стихи. Одно из них, посвященное событиям англо-бурской войны 1899-1902 годов, послужило основой для песни "Трансваль, Трансваль, страна моя...". Другое, "Лес рубят - молодой, нежно-зеленый лес...", вызванное расправой над студенческой молодежью, распевалось и декламировалось на революционных сходках. В 1906 году вышел второй ее поэтический сборник "Предрассветные тени", но успеха не имел. Особенно суров в своих оценках был Валерий Брюсов, не оставлявший Галиной никаких надежд даже на самое скромное место в русской поэзии. Что и было, видимо, одной из причин ее отхода от литературной деятельности. Но композиторы не всегда прислушивались к вердиктам литературных мэтров, создав более пятидесяти романсов и песен на ее стихи. К поэзии Глафиры Галиной обращались С. В. Рахманинов, В. А. Золотарев, Б. В. Асафьев, Николай Ширяев и другие композиторы.



ГАРФИЛЬД (псевд. Гарин) Сергей Александрович (1873-1927) - поэт, прозаик, драматург, публицист. Многие его произведения связаны со флотом, в том числе роман "У дальнего моря" (М., 1915). Участвовал в революционном движении. В 1921 году был комиссаром обороны Черного и Азовского морей, в 1924 году - комиссаром морских сил Дальневосточной республики. Автор стихов, нескольких романсов, наибольшую известность приобрел романс "У камина", входивший в репертуар Нины Дулькевич и других исполнителей. В 1917 году режиссер П. Чардынин снял фильм "У камина" с Верой Холодной в главной роли. Этот романс Гарфильда-Пригожего стал одним из первых музыкальных "клипов".



ГЕРМАН Павел. Павел Герман - один из "последних могикан" городского романса, но сведения о нем, как и о большинстве других авторов этого жанра, крайне скудны. В поэтической книжечке, вышедшей в 1927 году в Париже, он писал: "Пусть опьянела голова / От терпкой близости Парижа, / В моей душе живет Москва - / Она мне ближе..." 1931 годом датирована песня "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью" (музыка Ю. Хайта), песня "Кирпичики" (музыка В. Кручинина) из репертуара Клавдии Шульженко, а такие романсные шлягеры, как "Дни за днями катятся" (музыка С. Покрасса), "Только раз бывают в жизни встречи" (музыка Бориса Фомина) и другие, входившие в репертуары Юрия Морфесси, Александра Вертинского, относятся к 20-30-м годам.

[В действительности сведения о нем не так скудны; Герман Павел Давидович (1894-1952) стал известным советским поэтом-песенником; в 1920 (а не в 1931) в Киеве он написал "Авиамарш" ("Мы рождены, чтоб сказку делать былью...", в 1924 - "Кирпичики" и затем в продолжение серию песен "нового быта": "Манькин поселок", "Шахта №3" и др. - прим. сайта a-pesni]



ГИППИУС Зинаида Николаевна (1869-1945) - поэт, прозаик, литературный критик. Ей, как и ее мужу Дмитрию Мережковскому, суждено было стать знаковой фигурой русского модернизма. Они встретились впервые на Кавказе в 1868 году, ему было 23 года, ей шел 19-й. Он уже издал первую книгу стихов и входил в круг друзей и поклонников умершего Надсона. Она тоже пережила свою "надсониаду", что и способствовало их сближению. С тех пор, вспоминала она, за 52 года совместной жизни, они "не разлучались ни на один день", являя собой "идеальную пару" как в жизни, так и в творчестве. Вскоре, благодаря Мережковскому, в печати появились ее первые стихи, и "надсовщину" они преодолевали вместе. Для Мережковского этапной стала поэтическая книга "Символы" (1892), положившая начало символизму и мистическим исканиям целого ряда поэтов. "Беспощадна моя дорога, / Она к смерти меня ведет. / Но люблю я себя как Бога, - / Любовь мою душу спасет", - напишет она в своих "скандальных" стихах, заняв особое место среди современных ей стихописателей. В предисловии ко второму сборнику (1903) она писала, выражая свое поэтическое кредо: "Я считаю естественной и необходимейшей потребностью человеческой природы - молитву. Каждый человек непременно молится или стремится к молитве, - все равно сознает он это или нет, все равно, в какую форму выливается у него молитва и к какому Богу обращена. Форма зависит от способностей и наклонностей каждого. Поэзия вообще, стихосложение в частности, словесная музыка - это лишь одна из форм, которую принимает в нашей душе молитва".

В начале ХХ века дом Мережковского и Зинаиды Гиппиус стал одним из центров литературной и религиозно-философской жизни Петербурга. Помимо пяти стихотворных книг, вышли сборники ее рассказов, критические исследования, книга мемуаров "Живые лица" (Париж, 1925).

Георгий Адамович писал в 1968 году, подводя итог многолетней творческой жизни Зинаиды Гиппиус: "Думаю, что в литературе она оставила след не такой длительный и прочный, не такой яркий, как принято утверждать. Стихи ее, при всем ее мастерстве, лишены очарования. "Электрические стихи", - говорил Бунин, и действительно, эти сухие, выжатые, выкрученные строки как будто потрескивают и светятся синеватыми искрами. Однако душевная единственность автора обнаруживается в том, что стихотворения Гиппиус можно без подписи узнать среди тысяч других. Эти стихи трудно любить - и она знала это, - но их трудно и забыть". Адамович отказывал ей в "музыке", подчеркивая: "Музыка была в нем, в Мережковском, какая-то странная, грустная, приглушенная, будто выхолощенная, скобческая, но несомненная". Тем не менее нашелся композитор, который услышал словесную музыку именно в стихах Зинаиды Гиппиус. Это был Н. Я. Мясковский, создавший в 1905-1908 и 1913-1914 годах 27 романсов на стихи Зинаиды Гиппиус, ставших одним из знаменательных явлений романсного Серебряного века.



ГОРОДЕЦКИЙ Сергей Митрофанович (1884-1967)
- поэт, прозаик, драматург, переводчик. Его первый поэтический сборник "Ярь" (1907) стал манифестом нового поэтического направления. "Мы ведь можем, можем, можем!" - воскликнул Велимир Хлебников, носивший "Ярь" за пазухой. Символизм его первого учителя Александра Блока приобретал почву "в переживаниях первобытного человека, души, еще близкой к стихиям природы" (В. Брюсов). Александр Блок писал: "Прошло немногим больше года с той поры, как на литературное поприще вступил Сергей Городецкий. Но уже звезда его поэзии, как Сириус, яркая и влажная, поднялась высоко. Эта звезда первой величины готова закончить свое первое кругосветное плавание". Столь же обнадеживающими были отзывы Вяч. Иванова, Максимилиана Волошина, Валерия Брюсова. Георгий Чулков отмечал: "Сер- гей Городецкий - плоть от плоти земли русской. Он пришел к нам из глубины древних полей во всем великолепии языческого варварства и сумел не повторяться, не погибнуть среди стен нашего "западного" города". Правда, Иван Бунин обратил внимание на то, что языческие образы "Яри" "просто выдуманы", в дохристианском пантеоне нет таких "демонов, богатырей, чудищ". Но Городецкий и не ставил перед собой задачи реконструкции языческой мифологии, его "задорное язычество" было поэтической имитацией, подобной стилизациям Алексея Ремизова, "Весне священной" Игоря Стравинского. Главным его открытием в поэзии, после "Яри", стал Сергей Есенин. "Факт появления Есенина был осуществлением долгожданного чуда", - вспоминал он о своем первом знакомстве в марте 1915 года с девятнадцатилетним Сергеем Есениным. "Ярь" самого Сергея Городецкого и была, по сути своей, предвестником этого долгожданного чуда, но уже не стилизованного, а подлинного.

Обращение И. Ф. Стравинского, С. Н. Василенко, Н. Н. Черепнина и других композиторов к поэзии Сергея Городецкого периода "Яри" связано с общими тенденциями мифотворчества как в литературе, так и в музыке, изобразительном искусстве Серебряного века.



ГОРЬКИЙ Алексей Максимович (1868-1936) - прозаик, драматург. "Какой вихрь успеха у нас и за границей переживает сейчас Горький. Это один из популярнейших писателей Европы, и все это в пять-шесть лет!" - писал художник Михаил Нестеров в 1901 году. Такому вихрю успеха во многом способствовала особая мелодекламационная основа его ранних героико-романтических произведений. "Песня о Соколе" и "Песня о Буревестнике" - это ритмизованная проза, ставшая революционными песнями. Определенным успехом пользовались романсы "Осени дыханием гонимы" (музыка Р. М. Глиэра, Ф. А. Боброва, мелодекламация), "Эдельвейс" (мелодекламации А. А. Спендиарова, П. Н. Ренчицкого) из пьесы "Дачники" и другие.



ГРИНЕВСКАЯ Изабелла Аркадьевна (1864-1942) - поэтесса, драматург, прозаик, переводчица. Обучалась на Высших женских (Бестужевских) курсах. Выпустила несколько прозаических и поэтических книг, ее пьесы с успехом шли на театральной сцене, и сама играла на сцене под псевдонимом Тамарина. В 1910-е годы входила в кружок "Вечера К. К. Случевского", продолжавшего традиции его поэтических "пятниц". На ее стихи композиторы (А. В. Таскин, А. Н. Чернявский, Б. В. Гродзский, В. А. Золотарев, Ц. А. Кюи и другие) создали около двадцати романсов и песен.



ЕСЕНИН Сергей Александрович (1895-1925) - поэт, прозаик. "Факт появления Есенина был осуществлением долгожданного чуда", - вспоминал Сергей Городецкий о своем первом знакомстве с девятнадцатилетним Есениным в марте 1915 года. Это чудо действительно ждали долго. Его предшественником в ХХ веке была и собственная книга Сергея Городецкого "Ярь" (1907), и сборники Николая Клюева "Сосен перезвон" (1912), "Лесные были" (1913), заставившие говорить о "провозвестнике новой силы" (Гумилев). Поэты и прозаики "новокрестьянской школы" (здравствовавшие Спиридон Дрожжин, Иван Белоусов принадлежали к "старой") Сергей Клычков, Пимен Карпов тоже были предшественниками Сергея Есенина. Со временем уже не Есенин будет входить в круг "крестьянских поэтов", а они составят ближайшее есенинское окружение, получат известность благодаря Есенину. Но и судьбы "крестьянских поэтов", по своему трагизму, тоже скажутся есенинскими. Александр Ганин был расстрелян незадолго до гибели Сергея Есенина - в марте 1925 года, Николай Клюев - в 1934-м, Сергей Клычков, Иван Приблудный, Василий Наседкин, Петр Орешин, Павел Васильев - в 1937-м. "Чуют ли поэты свою гибель? - восклицал в 1922 году один из идеологов Пролеткульта Георгий Устинов. - Конечно. Ушла в прошлое дедовская Русь, и, вместе с нею, с меланхолической песней отходят и ее поэты". "По мне Пролеткульт не заплачет, / И Смольный не сварит кутью", - меланхолически вздыхает Николай Клюев. И Есенин, самый одаренный поэт переходной эпохи и самый неисправимый психобандит, вторит своему собрату: "Я последний поэт деревни..."

Возвращение Сергея Есенина состоялось лишь через тридцать лет. Вновь изданные есенинские стихи избавили поэзию от всеобщей маяковизации, определили творческий путь многих поэтов второй половины ХХ века. "Это муза не прошлого дня, / С ней люблю, негодую и плачу", - напишет Николай Рубцов.

В антологию включены первые романсы и песни на стихи Сергея Есенина (их более 20), появившиеся во второй половине 20-х годов и связанные с именами композиторов-современников. Среди тех, кто обращался к поэзии Есенина, был и один из самых выдающихся композиторов Серебряного века - А. Т. Гречанинов. Есенинской "Черемухой" он в 1926 году простился с родиной. В том же 1926 году три романса на стихи Есенина создал Александр Чернявский, песни которого "Ой полна, полна моя коробушка" (на стихи Некрасова), "Любо-весело" (на стихи Спиридона Дрожжина), "Колокольчики-бубенчики" (на стихи Скитальца) входили на рубеже веков в репертуар Надежды Плевицкой и пользовались огромным успехом. Не менее значимо имя Евгения Вильбушевича, одного из самых признанных мастеров мелодекламаций Серебряного века. Равно как и имена других композиторов - Анат. Н. Александрова, В. В. Нечаева, В. Я. Шебалина, Александра Вертинского. Их романсы и песни на стихи Есенина - последние отзвуки романсного Серебряного века. Начиная с 30-х годов имя Сергея Есенина исчезло из концертных программ, подвергавшихся такой же цензуре, как и литературные публикации. Композиторы вновь обратились к его поэзии лишь с началом "оттепели". Выдающимся явлением стала вокальная есениана Георгия Свиридова "У меня отец - крестьянин" (1956), "Деревянная Русь" (1964), "Отчалившая Русь" (1977).



ИВАНОВ Вячеслав Иванович (1866-1949) - поэт, мыслитель, филолог, переводчик. Один из своеобразных поэтов и теоретиков символизма. Первый стихотворный сборник "Кормчие звезды" (1903) установил за ним репутацию "Тредиаковского наших дней", второй - "Прозрачность" (1904) - принес ему известность среди символистов. В 1905-1910 годах "башня" Вячеслава Иванова была наиболее известным в Петербурге литературным салоном. "Почти вся наша молодая тогда поэзия если не "вышла" из Ивановской "башни", то прошла через нее", - вспоминал Сергей Маковский. Поэзия Вячеслава Иванова отличалась, по словам Александра Блока, "чересчур филологической изысканностью", что превращало ее зачастую в зашифрованные тексты. Тем не менее на стихи Вяч. Иванова создано более тридцати вокальных произведений. Наиболее значимые из них принадлежат А. Т. Гречанинову. Гречанинов обращался к поэзии Вяч. Иванова в дореволюционные и послереволюционные эмигрантские годы их жизни: композитора во Франции и США, поэта - в Риме. 1939 годом датирован цикл из пяти романсов "Римские сонеты", переложенные композитором для голоса и оркестра, для хора и фортепьяно, для хора и оркестра. "Римские сонеты" подвели итог многолетнему творческому содружеству поэта и композитора, о котором Вяч. Иванов писал в стихотворном послании 1919 года:

Твоя душа, вся звон и строй,
Моей душе сродни,
И дни, когда ты пел со мной, -
Отмеченные дни.

Напевный лад, что ты с мечтой
Моею обручал,
Кропил меня живой росой
И колосом венчал.

В твоих угодиях роса
И колос наливной;
В твоих напевах голоса
Земли моей родной.

Шумят в них темные леса,
Мятежится волна,
Девичья нежится краса
Туманится весна.

В моих виденьях облака
Пред месяцем плывут,
И звезды, и в звездах река
Великой вести ждут...


Поэзия Вячеслава Иванова нашла воплощение и в музыке других композиторов: Р. М. Глиэра (8 вокальных произведений), М. Ф. Гнесина (9) и молодого Н. Я. Мясковского (3).



КОРИНФСКИЙ Аполлон Аполлонович (1868-1937) - поэт, прозаик, критик, переводчик. Главным в своем поэтическом творчестве он считал "бывальщины" - сказания из народной жизни, стилизации былин и духовных стихов, неоднократно переиздававшиеся, но в литературной критике встреченные весьма иронично. Его "стихотворные олеографии" сравнивали с архитектурным стилем а ля рюс и другими "новоделами" времен Александра III (к концу ХХ века эти "новоделы", кстати говоря, стали восприниматься вполне органично). В лирике был продолжателем традиций А. А. Фета и Я. П. Полонского, его стихи имели немалый читательский успех, сравнимый с успехом надсоновским и фофановским, что нашло отражение в романсах. Но все это относится к дореволюционному периоду его жизни и творчества. О том, что было после, можно судить по письму 1921 года к давнему другу и единомышленнику по приверженности к народным истокам поэзии Спиридону Дрожжину: "Не пишу почти ничего, совершенно придавленный и растерзанный в клочки проклинаемой всеми жизнью при современном архинасильственном режиме". Спиридон Дрожжин при этом режиме был возведен в ранг классика крестьянской поэзии, написал стихи о Ленине. Коринфский семь лет учился в Симбирской гимназии в одном классе с Владимиром Ульяновым и был исключен из нее "за чтение "недозволенных" книг и знакомство с политическими ссыльными", но это никак не отразилось на его судьбе. Служил конторщиком, библиотекарем, типографским корректором. Умер в безвестности.

Романсы Коринфского относятся ко времени его наибольшей популярности как лирического поэта - рубежу веков. Композиторы-современники (и среди них А. К. Глазунов, С. В. Рахманинов, А. Г. Чесноков) создали более сорока романсов на его стихи.



КОСУНОВИЧ Лев Иванович (1864 - после 1920) - поэт, прозаик, публицист. Известен главным образом как публицист газеты "Русское государство". В статье 1906 года "Победителям" писал: "Для социальной революции нет почвы под русскими ногами. Ибо девять десятых русского населения благоговеют перед Манифестом 17 октября и не дадут его запачкать ни черным правым, ни красным левым лапам". Начинал "октябрист" Косунович как лирический поэт, весьма далекий от политики. В. Г. Короленко записал в дневнике 1925 года о его стихотворении "В дороге". "Здесь есть и то, чего добиваются символисты, музыка слогов, от которой так и веет смутным настроением, и вместе - ясность и точность слов и понятий". Первая поэтическая книга Косуновича вышла в Могилеве в 1886 году, вторая - "Книга мелодий" в Санкт-Петербурге в 1902 году. Известно шестнадцать романсов на его стихи, из них десять - Болеслава Гродзкого, одного из крупнейших романсных композиторов рубежа веков.



К.Р. (Константин Константинович Романов), великий князь (1858-1915) - поэт, драматург, переводчик. Ни для кого не было секретом, кто скрывается за криптонимом К.Р. Ничего из ряда вон выходящего, предосудительного в занятиях великого князя Константина Романова поэзией не было. Не только представители царской династии, но и сами государи в России не были чужды поэзии - Екатерина Великая, Иван Грозный. Но великий князь К. К. Романов предпочел остаться в поэзии просто К.Р.

Следуя семейной традиции (его отец, сын Николая I, шефствовал над Русским флотом при Александре II), в тринадцать лет гардемарином он совершил первое дальнее плавание вокруг Европы на винтовом фрегате "Светлана". В 1876 году мичманом ходил на том же фрегате по Атлантике. Боевое крещение принял в сражениях русской и турецкой флотилий на Дунае в 1877-1878 годах. В последующие годы совершил несколько новых морских путешествий, побывал в Греции, Италии, Алжире, Египте, Палестине и других странах. С 1884 года командовал ротой лейб-гвардии Измайловского полка, но военному поприщу предпочел поэтическое. Уже к этому времени в печати стали появляться первые стиха за подписью К.Р., а в 1886 году появился первый поэтический сборник "Стихотворения К.Р.". Он рассылался по списку, утвержденному автором. Среди первых адресатов, вслед за высочайшими особами, стояли имена Фета, Аполлона Майкова, Полонского, которых он считал своими учителями. Так "тройственный союз" поэтов обрел в лице К.Р. последователя и покровителя, для которого принципы "чистого искусства" стали поэтическим кредо. "Меня, взращенного судьбою / В цветах и счастьи и любви, / Своей дряхлеющей рукою / На трудный путь благослови", - обращался "августейший поэт" к Фету. Сохранилась обширная переписка К.Р. со своими наставниками, показывающая, как внимательно и требовательно они разбирали его стихи, не допуская никаких поблажек. Так, разбирая его стихотворное послание к "измайловцам" "Письма из-за границы", перенасыщенное деталями армейского быта, Фет пишет К.Р.: "У поэта нельзя отрицать права размахнуться такой специальной картинкой, как нельзя отнять права у живописца-художника бойко нарисовать пером игривый очерк в альбоме. Но все-таки этот род не может один упрочить поэтического кредита. Стихотворения на известные случаи самые трудные, и это понятно: нужна необычайная сила, чтобы из тесноты случайности вынырнуть с жемчужиной общего, вековечного". Заметив у К.Р. самоповторы, Фет отмечает: "Поэзия непременно требует новизны, и ничего для нее нет убийственнее повторения, а тем более самого себя". Эти уроки поэтического мастерства (так сказать - мастер-классы) не прошли даром. К.Р. занимает достойное место в русской поэзии и в романсной лирике конца XIX - начала ХХ века.

Многие годы великий князь был президентом Императорской академии наук. Благодаря ему в Академии наук открылось новое отделение - литературы и языка. Многие из поэтов стали академиками (сам Константин Романов был только почетным академиком), благодаря ему 100-летний пушкинский юбилей приобрел общенациональное значение, был основан Пушкинский Дом ("Имя Пушкинского Дома / В Академии наук! / Звук понятный и знакомый, / Не пустой для сердца звук!" - напишет Александр Блок в 1921 году, а в 1970-е годы эти стихи зазвучат в музыке Георгия Свиридова), учреждена Пушкинская премия. Имена ее лауреатов говорят о многом. Первое присуждение (1882) - Аполлон Майков, Я. П. Полонский; второе (1884) - А. А. Фет; девятое (1893) - князь Д. Н. Цертелев; десятое (1894) - граф А. А. Голенищев-Кутузов; одиннадцатое (1895) - К. К. Случевский; двенадцатое (1897) - Мирра Лохвицкая, Екатерина Бекетова; пятнадцатое (1903) - Иван Бунин, Т. Л. Щепкина-Куперник... Основная цель Пушкинской премии Императорской академии наук состояла в поддержке пушкинских традиций (так было записано в Уставе), и она полностью соответствовала этой цели, выделив прежде всего поэтов "чистого искусства".

К.Р. поддерживал тесные отношения не только с поэтами, но и с композиторами, особенно с П. И. Чайковским, который создал на его стихи шесть романсов. К его стихам обращались А. Г. Рубинштейн, А. К. Глазунов, А. Т. Гречанинов, Ц. А. Кюи, Р. М. Глиэр, Э. Ф. Направник, П. Г. Чесноков, С. В. Рахманинов и другие композиторы, создавшие 65 романсов и песен. Большой популярностью пользовалась песня на стихи К.Р. "Умер, бедняга! В больнице военной" (музыка Я. Ф. Пригожего), входившая в репертуар Надежды Плевицкой.



КРУГЛОВ Александр Васильевич (1852-1915) - поэт, прозаик. Один из самых известных детских писателей конца XIX века, издавший десятки книг для детей и цикл теоретических статей "Литература "маленького народа" (1892-1895). Несколько вышедших стихотворных сборников Круглова не имели успеха у критических мэтров, но получили читательское признание и привлекли внимание композиторов, среди которых были С. И. Танеев, В. С. Муромцевский, Я. Ф. Пригожий, П. Г. Чесноков, С. В. Рахманинов и другие.



КУЗМИН Михаил Алексеевич (1872-1936) - поэт, прозаик, композитор. В 1891 году Михаил Кузмин поступил в Петербургскую консерваторию и три года учился в классе композиции у Н. А. Римского-Корсакова. Писал романсы и оперы, а в 1916 году создал музыку к блоковскому "Балаганчику" в постановке В. Э. Мейерхольда в театре В. Ф. Комиссаржевской. Это был дебют на сцене Блока-драматурга и Кузмина-композитора. Известна его музыка к пьесе в стихах "Свадьба Солнца и Весны" Полины Соловьевой (1912). Сохранились воспоминания современников о его публичных выступлениях с авторским исполнением стихов на собственную музыку, в том числе знаменитых "Александрийских песен", принесших Кузмину славу на поэтическом олимпе (по выражению Алексея Ремизова, он "взблеснул на литературно искусном Петербурге"). "Почему же он возник теперь, здесь, между нами, в трагической России, с лучом эллинской радости в своих звонких песнях?" - восклицал Максимилиан Волошин, пытавшийся разгадать тайну русского "александрийца" Кузмина. Его творческое наследие в прозе, поэзии, драматургии обширно (девятитомное собрание сочинений 1918 года - только часть его). В послереволюционные годы вышло несколько поэтических сборников Кузмина, в том числе наиболее значительный "Форель разбивает лед" (1929). Но "Александрийские песни" остались определенным знаковым явлением блоковского Серебряного века, его стилевых поисков, нашедших отражение не только в поэзии, но и в музыке, о чем свидетельствует вокальный цикл Анатолия Н. Александрова "Из Александрийских песен М. Кузмина" (1915 - 1929).

К поэзии Михаила Кузмина обращались и другие композиторы, в том числе А. Т. Гречанинов.



ЛОДЫЖЕНСКИЙ И. А. Известно четыре романса И. А. Лодыженского 1895-1900 годов на стихи М. Ю. Лермонтова и пять - на собственные слова. Романс "Я помню дни - я погибал" на его слова создал М. К. Штейнберг.



ЛОХВИЦКАЯ Мирра (Мария) Александровна (1869-1905) - поэтесса. Сестра Н. А. Теффи. Ее называли "русской Сафо", поэтессой "вакхических видений", знающей "тайны колдовства". "Я - откровений тайных жрица, / И мир - пустыня для меня, / Где стонут жертва и убийца, / Где страждущих белеют лица / В геене крови и огня", - восклицала она. И, как это обычно случается, блюстители нравов не разделяли ее (мать пятерых детей) и литературный образ. "Когда в тебе клеймят и женщину, и мать / ...Умей молчать!" - скажет она об этом. Характерен отзыв Льва Толстого: "Молодым пьяным вином бьет. Уходится, остынет, и потекут чистые ручьи". Дерзкая откровенность ее интимной лирики не оттолкнула и таких жрецов "чистого искусства", как Аполлон Майков, А. А. Голенищев-Кутузов, К. К. Случевский. О ее признании свидетельствуют прижизненное пятитомное Собрание стихотворений (1896-1904) и самая престижная Пушкинская литературная премия Императорской академии наук, присужденная ей трижды. Учредителем премии был президент Академии наук "августейший поэт", К.Р., и она полностью соответствовала принципам "чистого искусства". Среди лауреатов были Аполлон Майков и Я. П. Полонский, А. А. Фет, С. Я. Надсон, Д. Н. Цертелев, А. А. Голенищев-Кутузов, К. К. Случевский. Повторные не были редкостью (Я. П. Полонский, К. К. Случевский, П. И. Вейнберг), но только Лохвицкой премия была присуждена трижды. В 1897 году "половинная" (вторым лауреатом была Екатерина Бекетова), в 1903 году - вместе с П. И. Вейнбергом, И. А. Буниным, Т. Л. Щепкиной-Куперник, в 1905 году - полная (посмертная). "Я хочу умереть молодой", - напишет она в 1898 году, еще не ведая о своей роковой болезни.

И она умерла молодой,
Как хотела всегда умереть!..
Там, где ива грустит над водой,
Там покоится ныне и впредь.
Как бывало, дыханьем согреть
Не удастся ей сумрак густой,
Молодою ждала умереть,
И она умерла молодой... -

напишет Игорь Северянин в 1909 году.

Около ста стихотворений Мирры Лохвицкой стали романсами. К ее поэзии обращались А. С. Танеев, С. М. Ляпунов, Р. М. Глиэр, П. Г. Чесноков, С. Н. Василенко и многие другие композиторы. В романсной лирике Серебряного века она была и остается звездой первой величины.



МАЗУРКЕВИЧ Владимир Александрович (1871-1942) - поэт, прозаик, драматург. В 1897 году закончил юридический факультет Петербургского университета. Уже в студенческие годы входил в кружок К. К. Случевского, что во многом определило его близость к традициям поэтов "чистого искусства". Его стихи вошли в известный сборник П. П. Перцова "Молодая поэзия" (1895), сыгравший значительную роль в судьбах русской поэзии рубежа столетий. Три его стихотворных сборника вышли в 1900, 1909, 1913 годах, отличаясь "художественной культурностью", звучностью и музыкальностью. Почти тридцать его стихотворений стали романсами, из которых наибольшую популярность получил романс "Письмо" ("Дышала ночь восторгом сладострастья..."), входивший в репертуар Вари Паниной. Сам Мазуркевич тоже выступал в концертах в качестве чтеца-декламатора. Во многих театрах шли его пьесы "Мужчина и женщина" (1912), "Наполеон и женщины" (1912), "Что любят женщины" (1913) и другие. В 30-е годы работал над книгой очерков "В старом Петербурге". Погиб в блокадном Ленинграде.



МАКОВСКИЙ Сергей Константинович (1877-1962)
- художественный критик, поэт, мемуарист, издатель. "Неправда, когда говорят: художники, будьте гражданами! Нет: граждане, будьте художниками!" - этому девизу Сергей Маковский был верен как в своей художественной критике, так и в поэзии. В 1906-1913 годах вышли три его книги "Страницы художественной критики", с 1909 по 1917 год он издавал журнал "Аполлон", являясь одним из самых ярких представителей эстетической мысли Серебряного века. Первая книга стихов Сергея Маковского вышла в 1905 году, так и оставшись единственной в его дореволюционном поэтическом творчестве. В эмиграции он вновь обратился к поэзии, издав восемь поэтических сборников. Девятый, "Реквием", вышел в 1963 году. Посмертно. Поздние стихи Маковского все больше становились, как отмечала критика русского зарубежья, "словесным выражением его веры в божественное начало бытия".

Дореволюционная поэзия Сергея Маковского представлена в романсной лирике Серебряного века циклом Р. М. Глиэра, романсами С. М. Ляпунова, В. С. Муромцевского и других композиторов.



МЕДВЕДСКИЙ Константин Петрович (1866-1919) - поэт, литературный критик, публицист. В 1889 году вышла первая и единственная его книга стихов. "Я оставлю прежний труд / И музы тихие беседы", - заявит он, перейдя от тихих бесед к публицистическим баталиям. На этом новом поприще бывший приверженец "чистого искусства" приобрел известность как один из самых оригинальных, но одиозных литературных критиков. Иначе сложилась судьба романсов. Они вошли в эстрадный репертуар в качестве "городских", став со временем "старинными", утратившими имя автора.



МЕРЕЖКОВСКИЙ Дмитрий Сергеевич (1865-1941) - поэт, прозаик, философ, критик, переводчик. Первым, кому в 1880 году он прочитал свои юношеские стихи, был Ф. М. Достоевский, влияние которого скажется во многих позднейших прозаических и религиозно-философских произведениях. В 80-е годы вошел в круг поклонников Надсона, "полюбив его как брата". В 1892 году вышла книга Мережковского "Символы. Песни и поэмы", положившая начало символизму. "Удушающему мертвому позитивизму" он противопоставил "художественный идеализм". Манифестом нового искусства стали его стихи: "Мы для новой красоты / Нарушаем все законы, / Преступаем все черты". В этом преступании всех черт его союзником всегда была жена Зинаида Гиппиус. Салон Мережковского и Зинаиды Гиппиус в Петербурге был, по словам Г. Чулкова, "своего рода психологическим магнитом, куда тянулись философствующие лирики и лирические философы". Андрей Белый отмечал: "Вокруг Мережковского образовался целый экспорт новых течений, из которых все черпали. Все здесь когда-то учились, ловили его слова". Итоговый характер имела его книга "Собрание стихов. 1883-1903" (СПб., 1910). На чужбине за такой же двадцатилетний период, как и Зинаида Гиппиус, написал всего лишь несколько стихотворений. В одном из них запечатлена картина ностальгического сна многих русских эмигрантов: "...Тишь, глушь, бездорожье, / В алых маках межи. / Русское, русское - Божье / Поле зреющей ржи. / Господи, что это значит? / Жду, смотрю, не дыша... / И от радости плачет, / Богу поет душа".

Уже первая поэтическая книга Мережковского "Стихотворения" (СПб., 1888) обратила на себя внимание композиторов. Романсный дебют Мережковского связан с именами П. И. Чайковского, А. Г. Рубинштейна и только начинавших свой творческий путь С. В. Рахманинова, А. Т. Гречанинова. Вокальными произведениями стали более сорока его стихотворений. Наибольшей популярностью пользовался романс "Христос воскрес", - поют во храме" Мережковского - Рахманинова.



МИНСКИЙ (Виленкин) Николай Максимович (1855-1937) - поэт, драматург, философ, публицист. В 1922 году, оказавшись в эмиграции, начиная новую жизнь, он писал о трех предыдущих:

"Вышел я в дорогу в темное ненастье. Над поэзией стоял стон некрасовских бурлаков. Лучшие из молодежи шли на муки во имя народа, который выдавал их урядникам. Правительство ссылало и вешало. Моя первая книга стихов была сожжена, и жандармский капитан, звеня шпорами, допрашивал меня: "Кого вы разумеете под скалами и волнами?" От ссылки спасла какая-то амнистия. Прибавьте религиозные сомнения... Прибавьте Достоевского, до того полюбившего жизнь, что ушел с Алешей в монастырь. Толстого, до того полюбившего людей, что стал проповедовать неделание. Что оставалось поэзии, кроме отчаяния, нытья, усталости? Первая жизнь.

Но ядро сохранялось нетронутым: непокорное "я" и мечта о Боге. Покойный С. Венгеров в своей Истории Русской Литературы уделяет мне "печальное титло отца русского декадентства". Принимаю это титло без гордости и без раскаяния. Пришлось первому порвать с самодовольцами и вступить на опасную тропу "холодных слов". Вторая жизнь.

Опасная тропа вела вверх. К эоническим восторгам. К храму над пустотой. К двум путям добра. К вечным песням. Третья жизнь.

И внезапный обрыв. Первая революция, изгнание. Рабство случайного труда. Пробуждение среди бессильной, бездорожной эмиграции. Чем будешь ты, моя четвертая жизнь?"

Во всех своих жизнях (кроме четвертой, неудавшейся) Минский играл значительную роль в литературно-общественных явлениях. Его первый поэтический сборник выходил трижды (1883, 1887, 1896). Полное собрание стихотворений (1907) выдержало четыре издания. Не обошли его вниманием и русские композиторы А. С. Аренский, А. Г. Рубинштейн, Р. М. Глиэр, А. Т. Гречанинов, С. В. Рахманинов и другие.



НЕМИРОВИЧ-ДАНЧЕНКО Василий Иванович (1844-1936) - прозаик, поэт, журналист. Старший брат В[ладимира] И[вановича] Немировича-Данченко. Его литературное наследие насчитывает пятьдесят томов, вышедших до 1917 года. В эмиграции, не приняв "волчий оскал комиссара", он продолжал работать над мемуарами, а двенадцать томов повестей и рассказов, три романа так и остались, за отсутствием издателей, в письменном столе. В 1924 году его книги были изъяты из библиотек СССР, в первую очередь о Русско-турецкой войне и ее легендарном герое "белом генерале" М. Д. Скобелеве, пользовавшиеся наибольшей популярностью. Их новые издания датированы 1992, 1993 годами.

Поэтическое творчество Немировича-Данченко не имело столь широкого резонанса, но несколько стихотворений привлекли внимание композиторов, став романсами. Один из них "Отворите окно... Отворите!.." (музыка Н. А. Александрова) вошел в песенники.



ПРИГОЖИЙ Яков (1841-1920). Я. Ф. Пригожий - один из наиболее плодовитых и известных композиторов романсно-песенной массовой культуры рубежа столетий. Сохранилось более двухсот его романсов и песен, среди которых такие популярные, как "Ухарь-купец" И. С. Никитина, "Коробейники" Н. А. Некрасова, "Колокольчики-бубенчики" Скитальца, входившие в репертуар Надежды Плевицкой, а также романсы из репертуара Вари Паниной, Нины Дулькевич, Петра Лещенко и других эстрадных звезд. В некоторых из них Пригожий являлся автором как музыки, так и слов.



ПУАРЕ Мария. Известны романсы Марии Пуаре на свои слова <"Я ехала домой...">, "Лебединая песнь", "Не хочу умереть", а также на музыку других композиторов: "Нет, не говори решительного слова" (Б. В. Гродзкий, Г. К. Козаченко), "Цвел пышный май, красой сияли розы" (А. Н. Алфераки, Г. А. Козаченко).



РАТГАУЗ Даниил Максимович (1868-1937) - поэт. "Феномен Ратгауза" - так можно назвать те нередкие явления в истории русской литературы, когда своей славой поэты обязаны не поэзии, а музыке. Наиболее типичный пример - Даниил Ратгауз. Поэт, вне всякого сомненья, обладавший "песенным секретом", ставший некоронованным королем романсной лирики конца XIX - начала ХХ века, что никак не отразилось на его литературной репутации. В 1906 году вышло итоговое "Полное собрание стихотворений Д. Ратгауза", о котором Валерий Брюсов писал, вынося, в определенном смысле, окончательный "приговор": "Здесь собраны примеры и образцы всех избитых, трафаретных выражений, всех истасканных эпитетов, всех пошлых сентенций - на любые рифмы и в любых размерах". С тех пор за Ратгаузом прочно закрепилась сомнительная слава "поэта банальностей". Ратгауз тяжело переживал эту, как он считал, историческую несправедливость, находя поддержку своей гонимой Музе не у собратьев по перу, а у композиторов, имевших о его стихах свое собственное мнение, не зависимое от общепринятого в литературных кругах.

Даниил Ратгауз умер в эмиграции в полной безвестности. О прошлом напоминали лишь романсы, продолжавшие звучать и в Росси и в Русском Зарубежье, а также "Гимн" ("Ликуй народная стихия!.."), созданный им, как и "Гимн Свободной России" Бальмонта - Гречанинова, после Февральской революции 1917 года.

Крупнейшие русские композиторы создали более 140 романсов на стихи Ратгауза, многие из которых стали романсной классикой. Самые известные из них связаны с именем П. И. Чайковского. Цикл романсов на стихи Ратгауза стал "лебединой песнью" великого композитора. Девятнадцать романсов на его стихи создал Р. М. Глиэр, шестнадцать - М. М. Ипполитов-Иванов. К поэзии Ратгауза обращались А.С. Аренский, А. Т. Гречанинов, С. В. Рахманинов и другие композиторы.


РИТТЕР фон, Н. А. Сохранилось семь романсов Ник. Бакалейникова на стихи Н. А. фон Риттера ("Всей силой страсти", "За чудный миг", "Посмотри, как небо чисто" и др.), пять романсов Я. Ф. Пригожего и других композиторов. Наибольшей известностью пользовался романс "Ах, зачем эта ночь...".



РЫСКИН Сергей Федорович (1859-1895) - поэт, прозаик. При жизни вышел лишь один его стихотворный сборник "Первый шаг" (1888) и роман из истории раскола "Купленный митрополит, или Рогожские миллионы" (1893). Ни стихи, ни проза признания не получили, но стихотворная баллада "Удалец" легла в основу популярного городского романса "Живет моя отрада..." Отрывок из стихотворения "Бродяга" ("Опускается темная ноченька...") получил распространение в качестве тюремной песни. Композитор А. К. Тарновский написал музыку на его стихотворение "Вдовушка", Н. М. Ладухин - "Ночь".



САФОНОВ Сергей Александрович (1867-1904) - поэт, прозаик, переводчик, журналист. Он был одним из многих "обреченных жить писательством", вынужденных, по его собственным словам, "таскаться с бедной Музой по литературным задворкам". Более пятнадцати лет проработал он в столичной и провинциальной печати, пополнив коммерческий рынок своим романом "Немецкий прибой" (1893) и другими образцами, низводящими литературу, по его признанию, "до степени портняжного мастерства". "Не торговал я Музой, но бывало..." - повторял он некрасовские строки в предисловии ко второй книге стихов, вышедшей через десять лет после его смерти. Сафонов не преодолел роковой для русской поэзии пушкинский возраст. Умер автором нескольких стихотворений, оставшихся в памяти современников во многом благодаря романсам. Один из его романсов "Это было давно..." прочно вошел в эстрадный репертуар, а первая строка стала крылатым выражением.



СЕВЕРЯНИН Игорь (Игорь Васильевич Лотарев) (1887-1941) - поэт. Славу ему принес "Громокипящий кубок" (1913), эпатажные строки: "Я, гений Игорь Северянин. / Своей победой упоен: / Я повсеградно оэкранен! Я повсесердно утвержден!.." Со времен "бенедиктовщины" и "надсовщины" русская поэзия не знала такого феноменального успеха. Никто из его современников - ни Константин Бальмонт, ни Александр Блок не были так повсеградно оэкранены. Он был и символистом, и эго-футуристом. "Литературного мессию / Во мне приветствуют порой", - признавался он, обладая редкой способностью "популярить" себя с помощью "поэзоконцертов".

Тем не менее композиторы ХХ века не проявили особого интереса к его поэзам. Исключением являются лишь "Маргаритки" - один из самых популярных романсов С. В. Рахманинова. Несколько романсов на его стихи многие годы продержались на эстраде, входили в репертуар Екатерины Юровской, Александра Вертинского. Особо примечательна в этом отношении судьба "Классических роз", восходящих к стихотворению Ивана Мятлева "Как хороши, как свежи были розы..." (мелодекламация В. А. Садовской, 1910) и стихотворению в прозе И. С. Тургенева "Как хороши, как свежи были розы..." (мелодекламации А. С. Аренского, Л. Л. Лисовского, А. В. Таскина, 1890-е годы). "Классические розы" Северянина - Вертинского, созданные в 1930 году в эмиграции, подводили печальный итог этой столетней поэтической перекличке эпох.

В 1918 году Северянин переехал из Петербурга в рыбацкий поселок Тойла на берегу Балтийского моря. До столицы - рукой подать. Он снимал здесь дачу и раньше, летом 1912 и в Первую мировую. После революции решил переждать окаянные дни, о которых писал: "Сегодня "красные", а завтра "белые" - / Ах, не материи! Ах, не цветы! - / Людишки гнусные и озверелые, / Мне надоели до тошноты". Но в 1919 году Эстония провозгласила независимость, отделилась от России. Так Северянин оказался за пределами родины. Умер в самом конце 1941 года в Таллине. От голода. На его могильной плите высекли строки: "Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб".



СКИТАЛЕЦ (Степан Гаврилович Петров) (1869-1941) - поэт, прозаик. В детские годы вместе с отцом под аккомпанемент гуслей пел песни на ярмарках и в трактирах, позже - в церковном хоре. Став писателем, многие свои произведения создавал как песни, рассчитанные на устное исполнение. Большой популярностью в начале ХХ века пользовались его песни "Колокольчики-бубенчики звенят" на музыку Я. Ф. Пригожего, А. Н. Чернявского и в исполнении Надежды Плевицкой, "Кузнец" ("Некрасива песнь моя...") на музыку Р. М. Глиэра, В. А. Золотарева и хоровая "Утром зорька молодая..." на музыку Викт. С. Калинникова, П. Г. Чеснокова. Известно более десяти романсов и песен на его стихи: Р. М. Глиэра (пять романсов), Викт. С. Калинникова, А. Н. Чернявского, П. Г. Чеснокова, В. А. Золотарева, С. Л. Толстого, П. Н. Ренчицкого, А. В. Таскина и других композиторов.



СЛУЧЕВСКИЙ Константин Константинович (1837-1904) - поэт, прозаик. В 1860 году стихи двадцатичетырехлетнего Случевского появились в некрасовском "Современнике". "Появление в "Современнике" значило сразу стать знаменитостью", - вспоминал он. Так оно и произошло: он проснулся знаменитым... мальчиком для битья. Вся передовая пресса обрушилась на него: Н. А. Добролюбов, В. С. Курочкин, Д. Д. Минаев. И стихи здесь были, собственно, ни при чем. Просто его приняли за нового фетовского адепта, каковым в начале 60-х годов он вовсе не был, но стал в 80-е. Молодой Случевский не выдержал этого публичного побоища. Как писал позднее Владимир Соловьев, "запуганный беспощадно-отрицательным отношением к чистой поэзии со стороны тогдашней критики, имевшей свои исторически объяснимые, но эстетически неправильные требования, Случевский литературно замкнулся в себе". В эти же годы и по тем же самым причинам вынуждены были замкнуться в себе, уйти с литературной арены Фет и Апухтин. Их возвращение состоялось лишь через двадцать лет. Одновременно со Случевским, чье имя в 80-е годы станет в один ряд с Фетом, Апухтиным, Аполлоном Майковым, Полонским, А. К. Толстым и другими поэтами "чистого искусства", сыграв значительную роль в судьбах молодых поэтов рубежа столетий. После смерти Полонского поэтические "пятницы" стали проходить у Случевского, занимавшего, как и Голенищев-Кутузов, ряд высоких постов, в том числе редактора официальной газеты "Правительственный вестник". Бальмонт, Брюсов, Федор Сологуб, Бунин, Мазуркевич, Щепкина-Куперник и другие поэты новой генерации имели все основания восклицать: "Над мрачной набережной Невской не все темно. / Над ней есть факел: есть Случевский, / Есть вечной правд торжество". Вячеслав Иванов писал: "Я был тебе неведомый поэт, / Когда твой дерзкий гений заклинал / На новые ступени дерзновенья /И в крепкий стих враждующие звенья / Причудливых сцеплений замыкал".

К поэзии Случевского обращались Ц. А. Кюи, Р. М. Глиэр, В. Г. Врангель, В. А. Золотарев и другие композиторы.



СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич (1853-1900) - философ, религиозный мыслитель, поэт. Владимир Соловьев с детства слышал имена Аполлона Григорьева, Фета, Якова Полонского - сокурсников по Московскому университету его отца - выдающегося историка С. М. Соловьева. Верность студенческой дружбе они сохранили на всю жизнь, что во многом определило круг литературных интересов как детей, так и внуков Соловьева. Старшего из детей, Всеволода Соловьева (1849-1903), не без основания называли "русским Вальтером Скоттом". Он был одним из самых известных и плодовитых исторических романистов, собрание сочинений которого превысило сорок томов. Не был чужд Всеволод Соловьев и поэзии, большой популярностью пользовались его романсы "Я жду тебя в тиши уединенья..." (музыка А. Н. Алфераки, В. С. Муромцевского и других композиторов) и "Померк закат..." (музыка В. Ф. Алоиза, К. К. Баха). Младшая дочь Поликсена Соловьева (1867-1924) выступала в печати с детскими стихами, рассказами, ее поэтические сборники выходили под псевдонимом "Аллегро" (1899, 1814). Романсы на ее стихи создали А. Т. Гречанинов ("Ночь", "Подснежник") и другие композиторы. Поликсена Соловьева, как и ее племянник, друг Андрея Белого поэт-символист Сергей Соловьев, была близка к символистам.

Кумиром Владимира Соловьева с юношеских лет был Фет, в последние годы жизни поэта он входил в его ближайшее окружение, помогал в переводах "Фауста" Гете и римских авторов, в составлении композиции "Вечерних огней", в издании итогового сборника стихотворений, написал одну из лучших статей о Фете. В своем поэтическом творчестве Владимир Соловьев следовал традициям Фета, прислушивался к наставлениям мэтра. "Очень обрадован и польщен Вашим вниманием к моим виршам и с величайшим интересом буду следить в среду за движением Вашего указательного перста", - писал он, собираясь на фетовские "среды". Правда, в эпиграммах, ради красного словца, не щадил и учителя.

Владимир Соловьев - один из ярких представителей "фетовской школы", но не эпигон, а поэт вполне оригинальный, основывающийся на собственном философском и мистическом опыте. Поэзия Соловьева оказала существенное влияние на его младших современников, считавших Владимира Соловьева своим предшественником и учителем. Поэзия Серебряного века начинается с имени Владимира Соловьева.

Пять романсов на стихи Владимира Соловьева создал А. Т. Гречанинов. К его стихам обращались А. С. Аренский, Р. М. Глиэр и другие композиторы.



СОЛОВЬЕВ Сергей Михайлович (1885-1942) - поэт, критик. Племянник братьев Соловьевых Всеволода и Владимира, их сестры Поликсены Соловьевой. Его отец Михаил Соловьев, младший из братьев, жил на Арбате по соседству с "профессорской" квартирой Бугаевых. Жена Михаила Соловьева была двоюродной сестрой матери Александра Блока, который приходился ему, соответственно, троюродным братом. Соловьевы, Бугаевы, Кублицкие-Блоки, а затем и их дети дружили семьями. Сергей Соловьев вместе с Андреем Бугаевым (Андреем Белым) составили ядро московских младосимволистов, с которыми в 1906-1909 годы был близок Александр Блок. Сергей Соловьев занимал особое положение среди младосимволистов как поэт и как критик. В 1907 году вышла его первая поэтическая книга "Цветы и ладан", в предисловии к которой он выразил свое поэтическое и философское кредо: "Я часто слыхал и, вероятно, еще не раз услышу обвинение в несовременности моей поэзии, в ее отчужденности от злободневных интересов. Такое обвинение весьма для меня лестно <...> Невозможно быть в природе; вступая в область природы, всякий неизбежно должен определить себя к добру или злу, к Богу или дьяволу, то есть к началу, транцендентному природе, вне ее пребывающему. В самой природе заключены противоположные потенции: в ней переплетены мировые Да и Нет; жизнь и смерть; любовь и похоть. Освободившееся от религии человечество пошло по пути вторых потенций природы; из них возникло здание современной цивилизации, образом которой является город. Город - это реальное Нет, безобразное дитя природы, созданное духом плоти и смерти. Этот город человечество выбрало взамен града, обещанного религиями. Искусство тоже исходит из природы; но оно отправляется от первых ее потенций, творит вечное Да, исходя из духа любви. Этот мир, созданный из положительных потенций природы, и есть Новый Иерусалим, мистический град, в противоположность современному городу".

Сергей Соловьев выбрал для себя служение Небесному граду. После окончания Московского университета он в 1915 году поступил в Московскую духовную академию, стал священником.



СОЛОВЬЕВА Поликсена Сергеевна (1867-1924) - поэт, прозаик. Младшая сестра Владимира Соловьева и Всеволода Соловьева. Училась у И. М. Прянишникова и В. Д. Поленова в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, принимала участие в художественных выставках, в дальнейшем сама иллюстрировала свои поэтические и прозаические книги, книги для детей. В 1899 году вышел первый ее поэтический сборник под литературным псевдонимом Аллегро, последующие сборники "Иней" (1905), "Плакун-трава" (1909), "Вечер" (1914), "Последние стихи" (1923) выходили под этим а псевдонимом. В музыке ее псевдоним означает быстрый темп исполнения, что менее всего соответствовало ее стихам. "Грустные, тихие стихи", - запишет Александр Блок. В 1908 году К. Р. (великий князь Константин Романов) отмечал в официальном отзыве Императорской академии наук: "Уже первая книжка П. С. Соловьевой произвела отрадное впечатление. В ней автор дал целый ряд (60) стихотворений, проникнутых чистой поэзией... Они отличаются изяществом и образностью речи, возвышенностью мыслей и тонкостью чувства". За книгу "Иней" ей была присуждена не Пушкинская премия, а золотая Пушкинская медаль, впервые учрежденная Императорской академией наук в 1908 году. Как и племянник, поэт-символист Сергей Соловьев, она была близка к символистам, многие годы поддерживала дружеские отношения с Зинаидой Гиппиус, вспоминавшей: "Если не мужественности, то мужества было немало в цельной натуре Поликсены. По-соловьевски страстная, скрытная - и прямая, она бы религиозна, как-то... непотрясаемо и точно насквозь".

Творчество Поликсены Соловьевой как детской писательницы связано с учрежденным ею (совместно с Н. И. Манасеиной) детским журналом и издательством "Тропинка". Ее стихотворные рассказы и пьесы для детей были ярким явлением детской литературы Серебряного века. Михаил Кузмин написал музыку к ее пьесе в стихах "Свадьба Солнца и Весны" (1912).

Стихи Поликсены Соловьевой привлекли внимание А. Т. Гречанинова и других композиторов.



СОЛОГУБ Федор (Тетерников Федор Кузьмич) (1863-1927) - поэт, прозаик, драматург. До 1917 года вышло три Собрания сочинений Федора Сологуба - два двенадцатитомных и двадцатитомное (незаконченное). Но самым известным его произведением по-прежнему остается роман "Мелкий бес" (1905). Тем не менее поэзия его была явлением не менее значимым. Он принадлежал к первому поколению символистов, так называемым "старшим символистам" (Н. Минский, Д. Мережковский, 3. Гиппиус, К. Бальмонт), по отношению к которым Александр Блок, Андрей Белый были "младосимволистами", но сравнивать его будут именно с Блоком. Не по содержанию, а по "ритмическому дыханию стиха". Андрей Белый провел специальное исследование, выявившее, что такое дыхание присуще только Блоку и Сологубу. "Ритм Сологуба, - писал он, - представляет собою сложное видоизменение ритмов Фета и Баратынского, с примесью некоторого влияния Лермонтова, Пушкина и Тютчева. Но родственность напевности Сологуба с напевностью Фета и Баратынского резко подчеркнута". На музыкальность его стихов обращали внимание многие из современников. Философ Лев Шестов признавался: "Я не знаю среди современных русских поэтов, чьи стихи были бы ближе к музыке, чем стихи Сологуба. Даже тогда, когда он рассказывает самые ужасные вещи - про палача, про воющую собаку, - стихи его полны таинственной и захватывающей мелодии". По словам Ильи Эренбурга, "Сологуб познал высшую тайну поэзии - музыку. Не бальмонтовскую музыкальность, но трепет ритма". К этому можно добавить только, что музыка как высшая тайна поэзии - это и есть отличительная черта шедевров русской романсной лирики.

Звуковая инструментовка стиха, его "внутренняя мелодия" имели для Сологуба первостепенное значение. Характерно его замечание по поводу актерского чтения: "Для актера кажется ересью читать стихи как стихи, он думает, что надо читать не по строчкам, а по знакам препинания. Стих обращен в лохмотья".

Композиторы Серебряного века создали свыше сорока романсов и песен на стихи Федора Сологуба. К его поэзии обращались Ц. А. Кюи, Р. М. Глиэр, А. Т. Гречанинов, С. В. Панченко, М. Ф. Гнесин, Р. И. Мервольф и другие.



Графиня Т. К. ТОЛСТАЯ - одна из ярких фигур "городского" и "цыганского" романса рубежа столетий, но сведения о ней, как и о других "королях романса", крайне скудны. Судя по афишам и нотным изданиям, она была не только автором слов и музыки, но и исполнительницей. Среди перечислявшихся на афишах "любимых романсов из репертуара" графини Толстой были: "Прости" Тютчева на музыку графа М. Л. Толстого, "Отчалила лодка" Апухтина на музыку князя С. Голицына, "Я люблю тебя, как солнце" К.Р. (великого князя Константина Романова) на музыку А. К. Шиловского, "Мы вышли в сад" графини А. В. Толстой на музыку графа М. Л. Толстого, а также ее романсы на собственные стихи (более десяти), на стихи Фета ("Я тебе ничего не скажу", "Лесом мы шли"), Бальмонта ("Баюшки-баю, спи, моя печальная") и других поэтов-современников, имена которых не принадлежали к числу известных, - Петра Лодыженского, Владимира Бюцова (пять романсов), Татьяны Котляревской, В. Старовой. О популярности самой графини Толстой можно судить по тому факту, что ее романсы входили в репертуар Надежды Обуховой, Александра Вертинского и других знаменитых исполнителей.



ТЭФФИ (Лохвицкая) Надежда Александровна (1872-1952) - поэтесса, прозаик, драматург, литературный критик. Младшая сестра поэтессы Мирры Лохвицкой. Первые публикации фельетонов и юмористических рассказов относятся к 1901 году. С 1908 года была одним из ведущих авторов "Сатирикона" Аркадия Аверченко. В 1910 году вышли два тома ее рассказов и поэтическая книга "Семь огней" - первая и единственная. Два стихотворения из этой книги стали романсами. Три романса на стихи Тэффи входили в репертуар Александра Вертинского и пользовались большой популярностью в русской эмиграции. Об этом периоде жизни и творчества Тэффи Вертинский вспоминал: "Милая, талантливая Тэффи выпустила две или три книги рассказов. Ее свежее и незаурядное дарование долго боролось с надвигающимися сумерками. Она еще умела "смеяться сквозь слезы", но постепенно смех почти исчез из ее творчества, и уже только одни холодные слезы застилали глаза..."



ФЕДОРОВ Александр Митрофанович (1868-1949) - поэт, прозаик, драматург, переводчик. Литературное наследие Федорова весьма обширно: более десяти романов, книги повестей, рассказов, очерков, драмы, переводы. Стихи занимают скромное место, но именно его стихотворная книга 1898 года вызвала отклик Ивана Бунина. Противопоставив стихи Федорова "новым поэтам", Бунин высказал свое поэтическое кредо: "Для того, чтобы быть истинным поэтом, для того, чтобы в той или иной мере производить облагораживающее и возвышающее душу впечатление, вовсе не нужно во что бы то ни стало разыскивать "новые слова", "новую красоту", или непременно быть поэтом-философом, поэтом-гражданином, а нужно иметь только живую, чуткую к добру и красоте душу и художественный талант. У Федорова, без сомнения, есть и то и другое".

Поэтическое творчество Федорова развивалось в русле традиций "чистого искусства", что и привлекло к нему внимание Б. В. Гродзского, Н. М. Ладухина, Г. С. Конюса, В. С. Муромцевского, Н. С. Терещенко, Викт. С. Калинникова, П. Г. Чеснокова, А. Т. Гречанинова, К. Д. Агренева-Славянского и других композиторов.



ФОФАНОВ Константин Михайлович (1862-1915) - поэт. Современники называли его "поэтом милостью Божьей". И в этом не было особого преувеличения. Среди восьмидесятников XIX века только Надсон превосходил его по степени популярности. "Посленадсоновский" период в истории русской поэзии называли "фофановским". В 1887 году вышел его первый поэтический сборник, в 1889 - второй, в 1892 - третий, в 1896 - четвертый. Символисты и даже эго-футуристы считали его своим предтечей. Дмитрий Крюков обращался к нему: "Ликуй, неузнанный предтеча, / Приемли блещущий венец! / Свершится радостная встреча / В дому, где благостен Отец". Но он открещивался даже от своего собственного сына Константина Олимпова, блиставшего на поэтическом олимпе вместе с Игорем Северяниным. Фофанов называл декадентов "князьями уродства", противопоставляя себя, "внука простонародья" (его дед был олонецким крестьянином-старовером), литературной аристократии и нарождавшимся "измам". Обремененный семьей из девяти детей, он бедствовал, срывался в запои. О горестных сторонах его жизни свидетельствуют строки: "Двух дочек взяли по приютам, / А старший сын, совсем дурак, / Мне угрожает или кнутом, / Или под нос сует кулак..." Но при всей жизненной безысходности стихи его сохраняли удивительную чистоту и искренность, напевность. "Он говорил о свете добра, о весне, мае, соловьях и ландышах и заставлял себя слушать", - отмечал Николай Гумилев. А Игорь Северянин в "Поэзе о Фофанове" писал: "Возьмите "Фофанова" в руки / И с ним идите в вешний сад, / Томленье ваше, скуку, муки / Его напевы исцелят". Многие его стихи пронизаны молитвенными мотивами, а такие, как "Отче наш", "В тихом храме", "Долго я Бога искал...", "На молитве", цикл "Библейские мотивы", можно по праву отнести к лучшим образцам русской религиозной лирики. Не богоборческой, как у многих его поэтов-современников, а именно религиозной. О сути этого отличия можно судить по двум стихотворениям: "Моей вере" Минского и "Долго я Бога искал..." Фофанова. Минский вспоминает себя "набожным ребенком", верившим "как надо" в то, "что Господь небесный пастырь / И что мы - земное стадо". Заканчивается стихотворение знаменательными строками: "Ах, о пастыре небесном / Я забыл в земной гордыне, / Но тому, что люди - стадо, / Верю набожно и ныне". Стихотворение Фофанова посвящено по сути той же самой теме, но заканчивается оно строками: "Долго я Бога искал - провидел Его я однажды / В сердце своем, озаренном любовью к несчастным и сирым". Таков его "символ веры".

Фофанов и сам был несчастным и сирым, как в жизни, так и в поэзии. В 1900 и 1907 годах вышел его последний сборник "Иллюзии", не оставлявший никаких иллюзий о его собственной судьбе. Фофанова "забыли" уже при жизни. Необычайный всплеск славы обернулся бесславием.

Но имя Фофанова осталось в истории русской поэзии. В 1939 году сборник его стихотворений вышел в малой серии "Библиотеки поэта", а в 1962 году (к столетию со дня рождения) - в большой. Но это "открытие" Фофанова каким-то странным образом не коснулось его романсов. Ни в однотомнике "Песни и романсы русских поэтов" (Б-ка поэта. Большая серия, 1965), ни в двухтомнике "Песни русских поэтов" (Б-ка поэта. Большая серия, 1988) - самых полных антологиях русского романса - нет ни одного упоминания его имени. Надеемся, что данная публикация восполнит этот досадный пробел.

На стихи Фофанова создано более сорока романсов. Наибольшую известность приобрели "Звезды ясные, звезды прекрасные..." Вас. С. Калинникова.



ЦЕРТЕЛЕВ Дмитрий Николаевич, князь (1852-1911) - поэт. Воспитывался в Швейцарии, учился в Московском университете, докторскую диссертацию по философии защитил в Лейпциге. В философии был единомышленником своего сокурсника по университету Владимира Соловьева. В поэзии они тоже были близки. Владимир Соловьев называл творчество Фета вершиной лирической поэзии, раскрывающей "абсолютное в индивидуальном явлении", входил в ближайшее его окружение. Цертелев, преклоняясь перед А. А. Фетом, считал своим учителем А. К. Толстого. Цертелев издал три сборника стихов (1888, 1692, 1902), но не получил признания как поэт. Известность Цертелева-поэта связана с романсами на его стихи М. М. Ипполитова-Иванова и других композиторов.



ШАГИНЯН Мариэтта Сергеевна (1888-1982) - прозаик, поэтесса, очеркист. В 1908-1912 годах училась на историко-философском факультете Высших женских курсов, затем (до 1914 года) - в Гейдельбергском университете. Дебютировала как поэтесса. Поэтические книги "Первые встречи" (1909) и "Orientalia" (1913) выделили ее среди младосимволистов. В 1912 году вышла ее теоретическая книга "О блаженстве будущего. Поэзия 3. Н. Гиппиус".



ШИШКИН Михаил. Известно около двадцати романсов М. Д. Шишкина 1902-1905 годов на стихи русских поэтов и на собственные слова. Некоторые из них получили известность в качестве "цыганских романсов" и вошли в репертуар эстрадных исполнителей.



ШМИДТГОФ Анатолий. Известно пятнадцать романсов А. М. Шмидтгофа 1888-1898 годов на собственные слова и его музыка цыганской песни "Грезы" ("Любовные, чудные грезы...") в исполнении Изабеллы Юрьевой.



ШТЕЙНБЕРГ Михаил. М. К. Штейнберг - один из самых плодовитых "королей романса" рубежа столетий. Сохранилось более 70 его романсов на собственные слова и несколько на слова А. Пугачева, В. Лодыженского и других авторов. Наибольшей известностью пользовались его романсы в исполнении Анастасии Вяльцевой и Юрия Морфесси.



ШУМСКИЙ В. Д. Известно несколько романсов Николая Харито на слова Шумского: "Кончилось счастье", "Ты помнишь, в гостиной при свете камина", а также романсы Гр. А. Березовского "Приголубь, приласкай", "Улетело, как сон, мое счастье".



ЩЕПКИНА-КУПЕРНИК Татьяна Львовна (1874-1952) - поэтеcса, прозаик, переводчица драматических сочинений в стихах. По материнской линии приходилась правнучкой великому русскому актеру Щепкину. Издала несколько поэтических сборников: "Из женских писем" (1898), "Мои стихи" (1901), "Облака" (1912). В 1903 году вместе с Миррой Лохвицкой и Иваном Буниным ей была присуждена Пушкинская премия Императорской академии наук. Ее стихотворение "О Родине" (1905) стало одной из популярных песен "От павших твердынь Порт-Артура". На эстраде многие годы шлягерами были романсы на ее стихи "Глаза" ("В одни глаза я влюблена...") "Небосклон ослепительно-синий...", входившие в репертуар Вари Паниной, Тамары Церетели. Композиторы, и среди них А. С. Аренский, Н. Н. Черепнин, А. В. Таскин, Р. И. Мервольф, Николай Ширяев, создали около тридцати романсов на ее стихи.



ЭЛЛИС (1879-1947) - поэт, критик, переводчик. Некоторые поэты Серебряного века брали себе литературные псевдонимы. Их настоящие фамилии, действительно, были не очень-то благозвучны: Федор Тетерников (Федор Сологуб), Игорь Лотарев (Игорь Северянин), Алексей Пешков (Максим Горький), Борис Бугаев (Андрей Белый), Анна Горенко (Анна Ахматова). Настоящая фамилия одного из самых элитарных младосимволистов Эллиса - Кобылинский. В 1902-1903 годах Лев Кобылинский вместе с Борисом Бугаевым и Сергеем Соловьевым создал кружок "аргонавтов", ставший ядром московских символистов, был одним из учредителей издательства "Мусагет". Его книга "Русские символисты" (М., 1910) - одна из первых работ по теории символизма. В воспоминаниях об Андрее Белом Марина Цветаева писала об Эллисе: "Один из самых страстных ранних символистов, разбросанный поэт, гениальный человек". С 1913 года Эллис жил в Италии, полностью поглощенный идеей духовного рыцарства.

В России в память о нем остались поэтические книги, переводы, статьи. Ранняя книга "Иммортели" (М., 1904), составленная из переводов бессмертных поэтических творений (иммортели - цветы-бессмертники), привлекла внимание С. И. Танеева, создавшего в 1909 году цикл романсов.



ЮРЬЕВ Евгений. Известно более пятнадцати романсов Е. Д. Юрьева 1894-1906 годов на собственные слова и музыку, а также одиннадцать романсов и песен, в том числе "цыганских", на его слова А. Н. Чернявского.