СКАЗКА ПРО РАСПУТИНА

В нашем ложном бывшем царстве,
В министерском государстве
Николай был царь с царицей
По прозванию Алисой.
Пятерых имел детей:
Четырех-то дочерей,
Да имел еще сына одного -
Только он не от него.
Стали дочери рождаться,
Царь стал сильно сомневаться:
Пропадет мое наследство!
Вот и стал искать он средства,
Чтобы сына получить
И престол ему вручить.
Дал министрам объявление,
Чтоб нашли такого гения,
Чтобы мог сразу определить,
Что жене сына родить.
- Кто найдется из вас такой,
Пусть к жене идет в покой.
Если ж только ошибется,
Со своей жизнью расстается!
Как ни зарились министры,
Как ни были очень быстры,
Но по строгом указу
Отказалися все сразу.
Штюрмер как-то раз, было, взялся,
Да потом и побоялся.
Был у ней, как у сестрицы,
Мясоедов — друг царицы,
И хотя была охота,
Но боялся эшафота.
Все хотели отличиться,
Да ну-ка дочь опять родится?!
Вопрос сложный, не простой -
Надо жертвовать собой.
Все прошли они село,
Не нашедши никого
Оказать царю услугу -
Полюбить его супругу.
Царь стоял все на одном:
- Расстреляю я весь дом!
Если сына не добуду,
То жену свою забуду.
Тут министры сообразили
И царю все предложили,
Чтоб из подданных найти,
А свою бы жизнь спасти.
И нашелся толстопузый
И дородный парень, дюжий,
Трутень,
конокрад
Гришка Распутин.
Тут Алиса прибежала,
Вся краснела и дрожала,
Но дрожала не от испуга,
А от радости для друга.
Царь сказал:
- Ну, так и быть,
А чтоб сына мне родить.
Если же родится дочь,
То повешу в эту ночь.
- Буду, царь, для вас стараться;
Буду потом обливаться, -
Молвил Распутин так царю,
Низко кланяясь ему.
- Коль клянешься ты стараться,
Можешь к делу приниматься.
Только сильно не спешить,
Чтоб людей не насмешить!
Во дворце Распутин остался.
Он с Алисой там спознался.
Был он в роскоши такой,
Не чаял смерти над собой.
Все его там уважали,
Языком пятки лизали.
А для Алисы для самой
Распутин сделался святой.
Что проделывали оне,
То известно сатане.
А нам трудно вспоминать,
И нехватит сил писать.
Год прошел, тут сын родился.
Царь запрыгал, веселился
И Распутина обнял.
- Благодарю, Гриша, - сказал, -
За твои труды, Григорий,
Ты у меня будешь при дворе,
Будем дружны мы с тобой,
Ты у меня будешь большой!
Сын все рос,
И царь покоен,
Только одним лишь был расстроен,
Что народ стал волноваться,
Земли и воли добиваться.
Царь задумался: как быть
И людей всех усмирить?
Он собрал своих рабов,
Всех министров и попов:
- Скоро все мы пропадем,
Если средства не найдем,
Как отнесся нам к народу
И не дать бы им свободу.
Тут министр бывший Столыпин
План было выкинул великий,
Землю стал закрепощать;
Попы начали причитать
И напутствовать людей:
- Платите больше податей,
Царя-батюшку любите,
И господ вы не громите,
Землю вы не забирайте,
Она их. Вы это знайте!
Коли силой отберете,
На том свете в ад пойдете!
- Коль голодные мы будем -
Землю мы от вас добудем!
Хоть и к чорту в ад пойдем
И ему хвост оторвем!
Слышит речи царь такие -
Очень грозные, лихие
От своих подданных людей -
Не боятся уж чертей!
«Надо иначе поступить
И войну теперь открыть.
Мы войной людей осадим,
С остальными уж поладим!»
Шлет Вильгельму царь пакет,
У него просит совет:
«Отпиши, дружок, ты мне
Нет ли средства у тебе
Моему горю помочь,
И людей моих побить?..
А то много развелось,
Жить мне мало осталось,
Скоро свергнут они меня
И доберутся до тебя!
А миллионов пять побьем
Еще с полвека проживем!»
Так цари войну открыли,
А попы заговорили:
- На войне кто и умрет,
В рай небесный попадет!
Беззакония творя,
Поп поддерживал царя.
Эта жирная порода -
Друг царя, а не народа!..

Текст записан Гуревичем А.В. со слов сказочника т. Прасолова Г.П., 30 лет, колхозника колхоза «Красный партизан» в с. Бельском, Черемховского района, Иркутской области, 1936 г. По свидетельству сказочника, сказку про Распутина принесли в с. Бельское солдаты, вернувшиеся с фронтов империалистической войны. Сказка содержит в себе целый ряд эротических мест, опущенных нами.

Гуревич А.В. Фольклор Восточной Сибири. Иркутск: ОГИЗ, 1938. С. 17-19. Раздел «В годы империалистической войны», №50.



Это не песня, а сказка, помещенная в песенном сборнике. В данном виде рассказана в 1936 году и может сильно отличаться от вариантов, услышанных самим сказочником, так как сказочники запоминат не дословный текст, а сюжет, и, кроме того, в ходе рассказывания приспосабливают сказку под аудиторию.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: