Олег Романько, кандидат исторических наук, доцент кафедры украиноведения Крымского государственного медуниверситета им. С.И. Георгиевского (Симферополь)

ОТ «НЕМЕЦКОГО ГИБРАЛТАРА» ДО АРИЙСКОГО «ГОТЕНЛАНДА». КРЫМСКИЙ ПОЛУОСТРОВ В МАЛОИЗВЕСТНЫХ ПЛАНАХ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА (1941—1944)

Журнал "Историческое наследие Крыма", №14, 2006.


Как известно, Крымский полуостров занимает важное геополитическое и стратегическое положение, благодаря которому с древнейших времен он является центром средоточения и местом контакта многих цивилизаций Востока и Запада. Несомненно, это положительный момент. В то же время геостратегическое достоинство Крыма — это и его беда. С самых первых письменных поминаний лейтмотивом всей политической и общественной жизни полуострова была борьба «великих держав всех времен и народов» за его территорию. Кто только не претендовал на него: Понтийское царство и Римская империя, Византия и Хазарский каганат, Золотая Орда и Османская Турция. Наконец, в 1783 году Крым стал частью территории Российской империи. Но, даже пребывая в ее составе (а с 1920 года — в составе СССР), Крымский полуостров не переставал привлекать взгляды завоевателей: в первой половине XX века на него очень активно стала претендовать Германская империя.

Гитлеровская Германия являлась, по сути, наследницей кайзеровского государства. И ее восточная политика — лишнее тому подтверждение: не секрет, что и до и после прихода к власти нацисты строили многочисленные планы политической и административной «организации восточного пространства». После начала войны с СССР ее лидеры получили возможность осуществлять свои проекты. Фактически они занимались этим до начала 1945 года.

Проекты всесторонней «организации восточного пространства» разрабатывали все ведомства Третьего рейха, в той или иной степени имели отношение к его внешней и национальной политике. С большим или меньшим успехом и с оглядкой на Гитлера, который был для них верховным арбитром, это делало партийное руководство, армия, СС. Но будущее устройство гражданского управления на оккупированных территориях СССР вызывало наибольшее количество споров среди нацистского военно-политического руководства. Дело в том, что, если военное управление могло носить только временный характер, а аппарат СС не имел права вмешиваться в вопросы администрирования, ограничиваясь выполнением исключительно карательных функций, гражданская администрация, напротив, должна была стать переходной формой на пути к будущему политическому устройству всего «восточного пространства». Каким оно будет после победы Германии? На этот вопрос следовало ответить заранее, и с как можно большей политической ясностью, чтобы не оттолкнуть возможных союзников.

Планы по «организации» имелись почти для всех частей «восточного пространства». Какие-то из них были более удачными, некоторые не годились вовсе. Что же касается Крыма, то нацисты, при всей важности этого региона, так окончательно и не решили его судьбу. Станет полуостров частью «вассальной Украины» или это будет территория, напрямую управляемая из Рейха? На эти вопросы различные немецкие инстанции пытались ответить до конца 1943 года. После же того, как Крым был отрезан частями Красной армии, проблема его политического устройства стала неактуальной.

Тем не менее административные планы были только одной из сторон будущей «организации» Крыма. Не секрет, что главной особенностью общественно-политической ситуации на полуострове во все времена была его многонациональность. И поэтому, какие бы планы нацисты ни строили, в своих «выкладках» по Крыму они не могли игнорировать межнациональные отношения. Что делать с населявшими Крым многочисленными национальными группами? Приходится признать, что при всем радикализме гитлеровской концепции национальной политики решение этого вопроса осталось на уровне теорий.

Итак, по порядку. Цели Германии в войне против СССР были окончательно сформулированы 30 марта 1941 года на совещании Гитлера с германским военно-политическим руководством. В военном отношении они заключались в достижении линии «Архангельск — Астрахань», а в политической плоскости необходимо было сделать так, чтобы «никакая организованная сила не могла противостоять немцам по эту сторону Урала». В заключение своего выступления Гитлер выразился более конкретно: «Наши задачи в отношении России — разгромить ее вооруженные силы, уничтожить государство». Для управления же захваченными советскими территориями фюрер предлагал создать «протектораты»: в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии [1]. Скорее, речь шла только о политической ширме, а не о протекторатах, таких как в Чехии и Моравии.

Мартовское совещание знаменательно еще и тем, что на нем все вопросы будущего административно-политического планирования на «восточных территориях» были переданы в ведение рейхсляйтера Альфреда Розенберга* — главного нацистского теоретика, знатока внешнеполитических и межнациональных отношений. Уже 2 апреля 1941 года Розенберг представил первый меморандум, в котором полностью отразил свои политические взгляды и концепцию решения национального вопроса в СССР. Последний он предлагал разделить на семь регионов:


* Розенберг (Rosenberg), Альфред (12.01.1893 — 16.10.1946), немецкий партийный и государственный деятель, публицист, теоретик. Из прибалтийских немцев. До 1918 г. проживал в России, где и получил образование. В 1918 г. переехал в Германию. С 1919 г. член эзотерического общества «Туле». Позднее вступил в Немецкую рабочую партию. В 1921 г. вступил в Штурмовые отряды (СА). С марта 1923 по декабрь 1937 г. главный редактор нацистской газеты «Фелькишер Беобахтер». С 1930 по 1945 г. депутат Рейхстага. С апреля 1933 по май 1945 г. занимал пост руководителя Внешнеполитического ведомства Нацистской партии. Рейхсляйтер. С 1934 г. отвечал за контроль над духовным и научным образованием и воспитанием членов нацистской партии. Негласный «начальник по идеологическим вопросам» и «главный теоретик нацистской партии». Автор книги «Миф ХХ века», в которой он изложил свой взгляд на мировую историю и основные постулаты национал-социалистической идеологии. С 17.06.1941 по 30.04.1945 г. имперский министр по делам оккупированных восточных областей. В мае 1945 г. арестован американской военной полицией. На Нюрнбергском процессе приговорен к смертной казни через повешение.


• «Великороссия» с центром в Москве;

• Белоруссия с Минском или Смоленском в качестве столицы;

• «Балтенланд» (Эстония, Латвия и Литва);

• Украина и Крым с центром в Киеве;

• Донская область с Ростовом-на-Дону в качестве столицы;

• Кавказский регион;

• Туркестан (советская Центральная Азия).

Согласно концепции, изложенной в этом документе, Россия (вернее, то, что от нее оставалось) отрезалась от остального мира кольцом нерусских государств. Кроме того, по замыслу Розенберга она теряла ряд территорий с русским населением. Так, Смоленск отходил к Белоруссии, Курск, Воронеж и Крым — к Украине, а Ростов-на-Дону и нижняя Волга — к Донской области. В будущей «Великороссии» предполагалось «полностью уничтожить еврейско-большевистскую администрацию», а сама она «должна была подвергнуться интенсивной экономической эксплуатации» со стороны Германии. Помимо этого новое территориальное образование получало статус значительно более низкий, чем у окружавших его «государств», и превращалось в «приемник для всех нежелательных элементов с их территорий» [2].

Этот план вызвал существенные замечания Гитлера, который полагал, что деление будущей оккупированной территории не должно быть таким дробным, а новые административные единицы — искусственными. Например, создание отдельной Донской области, на его взгляд, не оправдано ни политически, ни экономически, ни даже с точки зрения национальной политики. Это же касалось и Белоруссии. Фюрер считал, что она должна быть объединена с Прибалтикой — что удобно с административной точки зрения. И такие замечания высказывались практически по всем пунктам меморандума Розенберга. Однако его генеральной линии они почти не затронули. Рейхсляйтер продолжал говорить о «дальнейшей дифференциации среди населения оккупированных территорий», «украинском народе и его свободе», «освобождении народов Кавказа» и «спасении эстонской, латышской и литовской наций». Что же касается «России или русских территорий, то о каких-либо изменениях в их судьбе не могло быть и речи» [3].

20 июня 1941 года в Берлине состоялось совещание высшего военно-политического руководства Германии, на котором Розенберг представил Гитлеру новый план будущего административно-политического устройства того, что должно было остаться от СССР. Предполагалось создать пять административных единиц — рейхскомиссариатов (Reichskomissariat):

• «Московия» (центральные области России);

• «Остланд» (Прибалтика и Белоруссия);

• «Украина» (большая часть Украины и Крым);

• «Кавказ» (Северный Кавказ, Закавказье и Калмыкия);

• «Туркестан» (Средняя Азия, Казахстан, Поволжье и Башкирия).

Эти единицы планировалось создавать по мере продвижения линии фронта на Восток и после умиротворения указанных регионов [4].

В целом Гитлер согласился с таким решением проблемы, и уже 17 июля 1941 года подписал приказ о введении гражданского управления на оккупированных советских территориях. Согласно этому приказу было создано Министерство оккупированных восточных областей (Reichsministerium fьr die besetzen Ostgebiete) — главный руководящий орган для указанных территориальных образований. Возглавил министерство Альфред Розенберг. Однако вследствие провала «молниеносной войны» против СССР удалось создать только два рейхскомиссариата — «Остланд» и «Украина». Они начали функционировать 1 сентября 1941 года. Окончательно их территории оформились только к декабрю 1941 года [5].


Альфред Розенберг

Согласно планам министерства Розенберга Крым вместе с Херсонской и Запорожской областями должен был войти в генеральный округ «Таврия» (Generalbezirk Taurien), с общей площадью 22 900 км и населением 661 981 человек (по состоянию на 1 сентября 1941 года). Центром округа выбран Мелитополь. Генеральный округ «Таврия» являлся составной частью рейхскомиссариата «Украина» (Reichskomissariat Ukraine). Помимо него в эту административную единицу включались генеральные округа «Волыния-Подолия», «Житомир», «Киев», «Николаев» и «Днепропетровск» [6].

Высшим органом гражданской оккупационной администрации в генеральном округе «Таврия» должен был стать генеральный комиссариат, который поручалось возглавить Альфреду Фрауэнфельду*. Но поскольку до лета 1942 года подведомственная ему территория являлась ближним тылом действующей армии, к своим обязанностям он смог приступить только 1 сентября 1942 года. К этой дате относится окончательное оформление территории генерального округа «Таврия», каким его видели в министерстве Розенберга. Однако оставался один нюанс. Территория Крыма так и не перешла под юрисдикцию генерального комиссара Фрауэнфельда. По указанным выше причинам полуостров находился под двойным управлением: гражданским (номинально) и военным (фактически). То есть из состава генерального округа Крым не изымался, и гражданские чиновники также никакой власти здесь не имели. Реальная власть на полуострове принадлежала командующему расквартированных здесь частей Вермахта [7].


* Фрауэнфельд (Frauenfeld), Альфред Эдуард (18.05.1898 — 10.05.1977), немецкий партийный и государственный деятель, один из руководителей оккупационного режима на территории СССР. Участник Первой мировой войны. В 1929 г. вступил в австрийское отделение нацистской партии, активный член нацистского движения в этой стране. До 1934 г. занимал ряд руководящих должностей в нацистской иерархии Австрии. Летом 1934 г. эмигрировал в Германию. С 1935 г. управляющий делами и советник президиума Имперской палаты театров, имперский оратор нацистской партии и член Имперского сената культуры. В 1936 г. избран депутатом Рейхстага. В 1938 г. переведен в Министерство иностранных дел, где был назначен его представителем при Верховном командовании Вермахта (ОКВ). С июня 1941 г. прикреплен к Министерству по делам оккупированных восточных областей. С сентября 1942 г. генеральный комиссар генерального округа «Таврия». В мае 1945 г. арестован американскими оккупационными властями. В 1947 г. приговорен к 15 годам тюремного заключения, но уже в 1948 г. освобожден. После освобождения занимался предпринимательством.


Альфред Фрауэнфельд
Альфред Фрауэнфельд

Во главе местного аппарата военной администрации находился так называемый Командующий войсками Вермахта в Крыму (Befehlshaber Krim), который по вертикали подчинялся командующему группой армий «А» (с апреля 1944 года — группа армий «Южная Украина»). Обычно такая должность вводилась на тех оккупированных территориях, где высший начальник Вермахта осуществлял не только охранную службу, но и занимался их административным устройством. В период всей оккупации Крыма эту должность занимало шесть человек, наиболее известным из которых (ниже объясним почему) стал командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Эрвин Йенеке* [8].


* Йенеке (Jeneke), Эрвин Густав (22.04.1890 — 3.07.1960), военачальник, генерал-полковник инженерных войск (1.02.1944 г.). Участник Первой мировой войны (последнее звание обер-лейтенант). После демобилизации кайзеровской армии остался в Рейхсвере, где служил на различных инженерных должностях. Участник гражданской войны в Испании (с июля 1936 по ноябрь 1938 г.). С 1938 г. начальник штаба инспекции укреплений в звании полковника. Участник Польской и Французской кампании. С мая 1940 по январь 1942 г. обер-квартирмейстер Командующего войсками Вермахта в Бельгии и Северной Франции. С февраля 1942 г. командир 389-й пехотной дивизии 6-й полевой армии (Восточный фронт). С сентября 1942 по январь 1943 г. командующий 4-м армейским корпусом 6-й полевой армии. В январе 1943 г. эвакуирован из Сталинградского котла (по ранению). С июня 1943 по май 1944 г. командующий 17-й полевой армией и одновременно (с ноября 1943 г.) командующий войсками Вермахта в Крыму. После поражения в Крыму (апрель/май 1944 г.) отправлен в командный резерв. В январе 1945 г. по приказу Гитлера исключен из списков личного состава Вермахта. В июне 1945 г. арестован советскими войсками. 23.11.1947 г. военным трибуналом Черноморского флота приговорен к 25 годам заключения в лагерях. В октябре 1955 г. передан властям ФРГ.


Ситуация не менялась на полуострове до мая 1944 года. Чего не скажешь, например, о немецких планах по решению национального вопроса.

Выше уже шла речь о планах Альфреда Розенберга по разделу СССР. Как известно, один из пунктов этого плана назывался «Украина с Крымом». Последующий меморандум также подразумевал, что Крым будет частью будущей «Великой Украины» под названием «Таврия». Однако многочисленные рукописные пометки на этом документе свидетельствуют о том, что написание именно этого пункта далось Розенбергу с большим трудом. Он явно понимал, что Крым только с большой натяжкой можно отнести к Украине, так как число проживавших там украинцев было ничтожно мало (чтобы как-то решить эту проблему, Розенберг предлагал выселить с полуострова всех русских, евреев и татар). Но это был не единственный парадокс плана рейхсляйтера. Одновременно он настаивал, чтобы Крым находился под прямым контролем правительства Третьего рейха. Объясняя этот казус, Розенберг всячески подчеркивал «германское влияние» на полуострове. Так, он утверждал, что до Первой мировой войны немецким колонистам здесь принадлежали значительные территории. А еще в XVI столетии в Крыму жили готы — одно из древних германских племен. Таким образом, «Таврию» только «технически» можно присоединить к Украине. Управлять же ею должны из Берлина [9].

Несмотря на свою явную противоречивость, планы Розенберга относительно Крыма являлись только отражением «двойственной аргументации Гитлера о причинах его германизации». Во-первых, по расчетам фюрера, Крым должен стать «немецким Гибралтаром», который позволит контролировать все Черное море. Во-вторых, планировалось превращение полуострова в «один огромный немецкий курорт» (о чем мечтал шеф Германского трудового фронта Роберт Лей). Как отмечал американский исследователь Александр Даллин, «в этих завоевательных планах реальность и фантазия смешались поровну» [10].



Более конкретно о судьбе Крыма Гитлер высказался на совещании военно-политического руководства Третьего рейха 16 июля 1941 года. В своей речи он выделил его из ряда других оккупированных советских территорий и подчеркнул, что полуостров «необходимо очистить от всех чужаков и заселить германцами». В частности, русских предполагалось выселить в Россию. По воспоминаниям одного из присутствующих, фюрер выразился так: «Она для этого достаточно велика» [11].

Как свидетельствуют документы, «крымский вопрос» и судьба населения полуострова занимали Гитлера и в последующие месяцы. Когда Розенберг в очередной раз посетил его в декабре 1941 года, фюрер повторил, что «Крым должен быть полностью очищен от негерманского населения». Эта встреча интересна еще с той точки зрения, что на ней затрагивалась проблема так называемого «готского наследия» в истории полуострова. Имея в виду его значимость, Гитлер выразил желание, чтобы после окончания войны и решения вопроса с населением Крым получил название Готенланд. Розенберг сказал, что уже думает над этим, и предложил переименовать Симферополь в Готенбург, а Севастополь — в Теодорихсхафен. Продолжением «готских планов» Гитлера и Розенберга явилась археологическая экспедиция, организованная генеральным комиссаром «Таврии» Фрауэнфельдом в июле 1942 года. Руководителем этого мероприятия был назначен фюрер СС и полиции «Таврия» Людольф фон Альвенслебен*. В ходе экспедиции было обследовано городище Мангуп — бывшая столица княжества Феодоро, которое было уничтожено турками в 1475 году. ”Генрих Вывод нацистских археологов: крепость Мангуп, а также целый ряд городов на Южном берегу Крыма были построены готами. Этот и другие тезисы изложены в книге «Готы в Крыму», автором которой является один из участников экспедиции, полковник Вернер Баумельбург [12].


* Альвенслебен-Шохвитц (Alvensleben-Schochwitz), Людольф Герман фон (17.03.1901 — 17.03.1970), один из руководителей полицейского аппарата нацистской Германии и карательной системы на оккупированных советских территориях. СС-группенфюрер и генерал-лейтенант войск СС и полиции (9.11.1943 г.). Из аристократической семьи. В 1923-1930 гг. член националистической организации «Стальной шлем». В 1929 г. вступил в нацистскую партию и штурмовые отряды (СА), после чего занимал различные партийные должности. В ноябре 1933 г. избран депутатом Рейхстага. 1.04.1934 г. вступил в СС (СС-оберштурмбаннфюрер), где занимал различные должности, командуя местными эсэсовскими формированиями. С ноября 1936 г. шеф-адъютант рейхсфюрера СС Г. Гиммлера. С ноября 1941 по октябрь 1943 г. фюрер СС и полиции «Таврия», а с октября по декабрь 1943 г. — главный фюрер СС и полиции «Черное море». После возвращения из СССР занимал различные полицейские должности на территории Германии и Италии. Был арестован западными союзниками, но недолго пробыл в заключении. Уже в 1945 г. ему удалось выехать в Аргентину. Служил инспектором рыболовства. Заочно приговорен польским судом к смерти по обвинению в уничтожении 4247 человек. В 1964 г. аргентинские власти отказались выдать его по запросу суда ФРГ.


Фантазии относительно Готенланда так и остались фантазиями, а вот планы относительно переселения немцев в Крым разные инстанции Третьего рейха неоднократно подавали Гитлеру для рассмотрения. Откуда же предполагалось взять такое количество населения, чтобы восполнить демографические потери, к которым бы привела «зачистка» полуострова от всех «ненемцев»?

Во-первых, руководство СС предлагало переселить в Крым 140 тыс. этнических немцев из так называемой Транснистрии — территории СССР между реками Днестр и Днепр, которая находилась под управлением Румынии. Этот план стоял на повестке дня до самого освобождения Крыма, но немцы к нему так и не подступились [13].

Во-вторых, генеральный комиссар «Таврии» Альфред Фрауэнфельд летом 1942 года подготовил специальный меморандум (его текст, к сожалению, не сохранился), где предлагал переселить в Крым жителей Южного Тироля, чтобы раз и навсегда решить итало-германский спор по поводу этой территории. Известно, что Гитлер отнесся к этой идее с большим энтузиазмом. Так, на одном из совещаний он сказал буквально следующее: «Я думаю, что это великолепная идея. Кроме того, я также считаю, что Крым и климатически, и географически подходит тирольцам, а по сравнению с их родиной, он действительно земля, где текут реки с молоком и медом. Их переселение в Крым не вызвало бы ни физических, ни психологических трудностей» [14].

К слову, рейхсфюрер СС и Шеф германской полиции Генрих Гиммлер, в чьем ведении находились все вопросы по «укреплению германской расы», также был не против подобного решения «тирольской проблемы». Более того, он был готов уступить тирольцев Фрауэнфельду, даже несмотря на то, что ранее планировал поселить их в «Бургундии» — еще одном государстве, где после окончания войны должна была «концентрироваться германская кровь». Но, по мнению Гиммлера, переселять их следовало только после окончания войны [15]. В конце концов, Гитлер согласился именно с рейхсфюрером, хотя и подписал в начале июля директиву, согласно которой выселение русских из Крыма должно начаться уже сейчас, а украинцев и татар — чуть позже.



В-третьих, во второй половине 1942 года Фрауэнфельд разработал еще один план. На этот раз он предлагал переселить в Крым 2 тыс. немцев из Палестины. Как это можно осуществить в условиях британ¬ской оккупации — оставалось «за скобками». В целом же фантастичность этого плана была настолько очевидной, что даже Гиммлер приказал отложить его до лучших времен [16].

Конец всем планам по переселению положили протесты тех органов Вермахта, которые отвечали за военную экономику. Так, в середине августа 1943 года начальник Верховного командования Вермахта (ОКВ) генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель решительно выступил против каких-либо перемещений населения в условиях войны. Не без основания он заметил, что «эвакуация» русских и украинцев — 4/5 всего населения Крыма — полностью парализует экономическую жизнь. Тремя неделями позднее было решено, что любые перемещения возможны только по окончании войны. С этим согласился и Гиммлер, полагавший, что переселение немцев необходимо и планировать, и осуществлять, но в условиях военной ситуации делать это крайне преждевременно. Заметим, что Гиммлер самым решительным образом воспротивился планам по выселению татар из Крыма. Правда, только в военный период. По его словам, это могло стать катастрофической ошибкой. «Мы должны сохранить в Крыму хотя бы часть населения, которое смотрит в нашу сторону и верит в нас», — подчеркивал рейхсфюрер [17].

На этом можно было бы поставить точку, так как осенью 1943 года немцам стало не до администрирования и не до национального вопроса: Крым был отрезан частями Красной армии и превратился в «осажденную крепость». Но, как показали дальнейшие события, это был не конец. Только теперь инициатива в подобном планировании перешла от высшего нацистского военно-политического руководства к его представителям на местах.

Невероятно, но факт — в начале 1944 года немцы предприняли запоздалую попытку свести воедино все свои усилия по политической и национальной «организации» Крымского полуострова. В январе этого года командующий войсками Вермахта в Крыму генерал-полковник Эрвин Йенеке приказал начать подготовку по созданию на полуострове местного правительства (Landesregierung). По замыслу немецкого генерала оно должно состоять из представителей трех основных национальностей, населяющих Крым: татар, русских и украинцев (именно в таком порядке они перечислены в отчете Йенеке командованию группы армий «А»). Основой этого правительства должны были послужить органы местного самоуправления и соответствующие национальные организации — мусульманские и украинские комитеты. В его компетенцию, при общем надзоре со стороны немецкой военной администрации, планировалось передать:

• административное руководство органами гражданской власти, а также командование частями вспомогательной полиции;

• все вопросы, касающиеся религии и просвещения;

• благотворительность;

• судопроизводство.

На что в условиях полного окружения полуострова надеялись немцы, понять трудно. Скорее, это был очередной пропагандистский шаг, который следует воспринимать не более чем курьез. Тем не менее к марту 1944 года вся местная администрация была в основном переформирована согласно этому плану. Но и этим замыслам немецкого командования, естественно, не суждено было исполниться, так как уже в апреле — мае 1944 года Крым был полностью освобожден частями Красной армии [18].


1. Гальдер Ф. Военный дневник, 1939—1942: В 3 кн. — М., 2003. — Кн. 2: 1940-1941. — С. 520, 522.

2. Germany and the Second World War: In 9 vols. — Oxford, 1998. — Vol.4. — P. 488.

3. Dallin A. German rule in Russia: A Study of occupation policies. — London, 1957. — P. 52—53.

4. Germany and the Second World War… — P. 488.

5. Залесский К.А. НСДАП. Власть в Третьем рейхе. — М., 2005. — С. 332—334.

6. Das Deutsche Reich und Zweiten Weltkrieg. — Stuttgart, 1999. — Bd. 5. — Halbbd. 2. — S. 45. Во главе рейхскомиссариата «Украина» стоял видный функционер нацистской партии Эрих Кох. Его резиденция находилась в городе Ровно.

7. Personen Lexikon / Hrsg. v. H. Weiß. — Wien, 2003. — S. 129 — 130.

8. Tessin G. Verbände und Truppen der deutschen Wehrmacht und Waffen-SS im Zweiten Weltkrieg 1939-1945: In 17 bd. — Osnabrück, 1977. — Bd.1. — S. 23—25.

9. Dallin A. Op. cit. — P. 253—254.

10. Ibid. — P. 254.

11. Преступные цели — преступные средства: Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941—1944). — М., 1985. — С. 48.

12. Крым в Великой Отечественной войне 1941 — 1945. — Симферополь, 1994. — С. 55—56.

13. Dallin A. Op. cit. — P. 255.

14. Picker H. Hitlers Tischgesprдche. — Bonn, 1951. — S. 314.

15. Бройнингер В. Противники Гитлера в НСДАП, 1921—1945. — М., 2006. — С. 385—386.

16. Dallin A. Op. cit. — P. 256.

17. Ibid. — P. 257.

18. Bundesarchiv-Militärarchiv, Freiburg, Deutschland, RH 20. Armeeoberkommandos. Bd. 7: AOK 16 bis AOK 17, RH 20-17/257, bl. 108-110rs.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: