#Х3дм

ПЕСНЯ О ПЕРСИДСКОЙ КАМПАНИИ

Слова Николая Веревкина
На голос: Уж как пал туман на сине море

Не туман ли из-за моря
Тучей поднялся?
Не туман, не дождичек,
Нет, орел взвился!
Ай, люли люлюшеньки,
Ай, орел взвился!
Белый как лебедушка,
Зоркой как сокол,
Он полки Расейские
В Персию повел.
Ай, люли люлюшеньки,
В Персию повел!
Первый подвернулся нам
Сам Аббас-Мирза;
Мы Мирзе с мирзятами
Плюнули в глаза.
Ай, люли люлюшеньки,
Плюнули в глаза!
И, в глаза им плюнувши
Громовым огнем,
К Эриванской крепости
Шли минуту с днем.
Ай, люли люлюшеньки,
Шли минуту с днем!
И, пришедши, начали,
Видя вражью мочь,
Шанцы, батареюшки,
Строить день и ночь.
Ай, люли люлюшеньки,
Строить день и ночь!
И, построив, в нехристей
Прежде чем палить,
Пушечки-мартышечки
Стали наводить.
Ай, люли люлюшеньки,
Стали наводить!
И потом, ребятушки,
Лишь пришла пора, -
Крикнули по-нашему
Русское ура!
Ай, люли люлюшеньки,
Русское ура!
Крикнули, ударили,
Понеслись на брань, -
И в секунду с четвертью
Взяли Эривань!
Ай, люли люлюшеньки,
Взяли Эривань!
Граф же Иван Федрович,
Наша голова,
Тотчас в ней отпраздновал
Праздник Покрова.
Ай, люли люлюшеньки,
Праздник Покрова!
И Мирзе Мирзовичу
Снова дав трезвон,
Царство басурманское
Захватил в полон.
Ай, люли люлюшеньки,
Захватил в полон!

Одна из популярнейших песен русской армии XIX века. А самое удивительное, что, при всей условности песенного языка, события описаны предельно точно. Взятие Эревани, главного оплота Персии на границах с Россией, имело решающее значение в русско-персидской войне 1826-1828 годов. За эту победу генерал от инфантерии Иван Федорович Паскевич был награжден орденом Георгия Победоносца 2-й степени и пожалован графским титулом с прибавлением Паскевич-Эриванский. А противостоял ему наследный сын персидского хана Аббас-Мирза. Упомянутое в песне строительство осадных батарей тоже вполне соответствует исторической действительности. Поразительно точно и указание праздника. Эривань пала 1 октября - в день праздника Покрова Святой Богородицы, что было особым знаком как для русских солдат-христиан, сражавшихся с нехристями, так и для христиан-армян. Такие "детали" мог знать только непосредственный участник событий, каковым и был "корпусной поэт" Николай Веревкин. О нем известно не более, чем о Григории Малышеве или же авторе "Было дело под Полтавой" Иване Молчанове. Единственная публикация его песен состоялась в 1837 году в ХХ томе "Библиотеки для чтения", но и в ней имя автора было указано лишь в качестве примечания:

"Эти песни поются солдатами всего корпуса и сочинены корпусным поэтом, унтер-офицером Невского пехотного полка Николаем Веревкиным". Вместе с 1-м пехотным корпусом под командованием И. Ф. Паскевича он прошел две войны 1826-1829 годов и польскую кампанию 1830-1831 годов, создав несколько солдатских песен, которые пели не только в корпусе, но и во всей армии. Они вошли в песенники без указания имени автора, но именно публикация 1837 года позволяет установить авторство. И в данном случае тексты приводятся не по позднейшим песенникам, а по этой первой и единственной публикации.

Антология военной песни / Сост. и автор предисл. В. Калугин. М.: Эксмо, 2006.



Песня действительно несколько десятилетий была популярна в армии. В частности, вошла в сборник поручика Попова, составленный из песен, исполнявшихся в армии в 1870-80-е гг. (Попов Г.М. Сборник боевых, бытовых и плясовых солдатских песен. Харьков: тип. А. Дарре, 1888). Однако пелась она явно не на мелодию "Уж как пал туман на сине море", так как последняя написана "кольцовским" пятисложником, а песня Веревкина - трехстопным хореем. Эти размеры плохо совместимы.


Песни Николая Веревкина:

Песня боевая
Песня на сборе войск
Песня о кампании в азиатской Турции
Песня о Персидской кампании
Песня о Польской кампании
Песня после ученья
Под зеленою ракитой