ДНИ ЗА ДНЯМИ ШЛИ, И НАВАР ГУДЕЛ

Дни за днями шли, и навар гудел,
Сенька правил наваром: пей, жарь!
Пил шампанское и омары ел,
Не смущал его пьяный угар.

В центре города по балам ходил,
Слушал музыку, песни любил
И по винтику, по кирпичику,
Понемногу с завода тащил.

Тут познал Семен счастье важное –
Полюбил всей душою цыган,
И по рублику, по червончику
Разрушал он советский карман.

Кажду ноченьку проводил Семен
Средь знакомых цыган и певиц,
Шансоньетками увлекался он,
Обожал и изящных девиц.

Но нарушилась жизнь семейная –
Ненавидит уж Сеньку жена:
«Быть директоршей не желаю я!» -
В исступленьи кричала она.

«Заседания, совещания
Каждый день посещать я должон –
То заводские, то партийные», -
Отвечал раздраженный Семен.

И дружили все с дельцом Сенькою,
Без ревизии шел седьмой год.
Но, ох, как-то вдруг в ночь осеннюю
Ревизоры пришли на завод.

И пошли писать, как по азбуке,
Забралися до самых печей;
Обнаружили недостаточки:
Пятьсот тысяч одних кирпичей!

Ну а в кассе как покопалися -
Там расстрата! О ужас! Кошмар!
В складах тоже там обнаружено:
Был расхищен различный товар.

Через полгода, весной раннею,
Сенька сел на высокой скамье,
Но не в садике под сирению,
А в Московском губернском суде.

Не шумит завод, не гудит гудок,
И не видно Семена нигде –
Наш Семен присел на годов пяток
В душной, мрачной Годжирской тюрьме.

Неизвестный источник


На основе "Кирпичиков" Валентина Кручинина и Павла Германа (1924, там же см. ноты), одна из пародий на нее. Датируется 1930-32 годами (см.: С. Неклюдов "Все кирпичики, да кирпичики…", 2005). См. также близкую пародию того же времени - "Был торговый трест показательный", где причиной растрат стал роман с сотрудницей.