#Ан3м, #Дк3м

ЕСТЬ В БАТАВИИ МАЛЕНЬКИЙ ДОМ

Есть в Батавии маленький дом,
Он стоит на утесе крутом.
В этом доме в двенадцать часов
Слуга-бой отпирает засов.

И за тенью является тень,
И скрипит под ногами ступень.
И за час до скандалов и драк
Там царит предрассветный мрак.

Из-за пары распущенных кос,
Что пленили своей красотой,
С оборванцем подрался матрос,
Ободряемый шумной толпой.

Оборванец был молод-силен,
В нем кипела, играла любовь,
А матрос был чахоткой сломлен,
С горла хлынула алая кровь.

И сцепились два тела, дрожа,
И сверкнули два острых ножа,
И с кровавою пеной у губ
Повалился на землю труп.

Оборванец над трупом присел.
Что в лице он врага увидал?
Он в нем брата родного узнал.
Не пришлось ему раньше узнать.

Ликовала, гудела толпа,
И рыдал оборванец босой.
Ну, а рядом стояла она,
Шаловливо играя косой.

И тогда оборванец вскочил,
Нужных слов ей сказать не сумел,
Острый нож он ей в сердце вонзил.
Та упала под ноги ему.

Ликовала-гудела толпа,
И рыдал оборванец босой,
Рядом тихо лежала она
С перекинутой набок косой.

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. М.: Эксмо, 2006.


Батавия - порт на острове Ява, столица Голландской Ост-Индии. В 1942 г. городу возвращено историческое название Джакарта, которое он носил до захвата голландцами в 1619 г. Ныне Джакарта - столица Индонезии.

Есть другие географические варианты песни (см. ниже): "Есть в Баварии маленький дом", "Есть в Боливии маленький дом", "Есть в Италии маленький дом", "Есть в Лиссабоне маленький дом" и так далее.

С точки зрения здравого смысла из этих вариантов больше всего подходит Батавия - очевидно, в первоначальном варианте так и было. Поклонникам абсурда лучше петь про Баварию, так как эта область (юг современной Германии, главный город - Мюнхен), выхода к морю никогда не имела, а потому матросов (а в начале XX в. - и чернокожих) там встретить трудно. Боливия, кстати, тоже выхода к морю не имеет.

В Псковской археологической экспедиции Эрмитажа в начае 1960-х гг. бытовал вариант "Есть в Батавии маленький дом". См. Сергей Белецкий. Заметки к истории песен в археологических экспедициях (2000).


Фрагмент песни исполняется в фильме "На графских развалинах" (1957, режиссер Владимир Скуйбин), время и место действия - Украина, начало 1920-х, поет бандит Хрящ, аккомпанируя под гитару:

Из-за пары ободранных кос
С оборванцем подрался матрос.
Труп поднявши, мрачнел и бледнел,
А убийца кри...



ВАРИАНТЫ (5)

1. Есть в Боливии маленький дом


Есть в Боливии маленький дом,
Он стоит на обрыве крутом.
В этом доме в двенадцать часов
Старый негр отпирает засов.

И мелькает за тенями тень,
И скрипит под ногами ступень.
И редеет задумчивый мрак
От ночного разбоя и драк.

Из-за пары распущенных кос,
Что пленяли своей красотой,
С оборванцем подрался матрос,
Ободряемый шумной толпой.

И сплелися два тела, дрожа
Под грохочущий моря прибой,
И сверкнули два острых ножа,
И смертельный тут начался бой.

На колено бродяга привстал,
Чтоб врага хоть в лицо увидать.
В нем он брата родного узнал,
Не пришлось ему раньше узнать.

И ревела безумно толпа,
И рыдал оборванец босой.
Только тихо стояла она,
Белокурой играя косой.

И последний раз ножик блеснул
Под рокочущий моря прибой.
Тут же рядом навеки уснул
Брат матроса, бродяга босой.

С фонограммы Киры Смирновой, CD «В нашу гавань заходили корабли» № 5, «Восток», 2001.


2. Есть в Баварии маленький дом


Есть в Баварии маленький дом,
Он стоит на обрыве крутом.
В этом доме в двенадцать часов
Старый негр отпирает засов.

И за тенью стекается тень,
И дрожит под ногами ступень.
В этом доме гуляют и пьют,
А, напившись, тихонько поют.

Припев:

Дорога в жизни одна,
Ведет лишь к смерти она.
Кто любит, рискует и пьет,
он выпьет и снова нальет.
Один раз в жизни живешь,
Что хочешь от жизни возьмешь,
Днем раньше, днем позже умрешь,
А прошедшего вновь не вернешь.

Из-за пары распущенных кос,
Что пленили своей красотой,
С оборванцем подрался матрос,
Подстрекаемый шумной толпой.

И сцепились два тела, дрожа.
И скрестились два острых ножа.
Оба были красивы, сильны,
Друг на друга похожи они.

Оборванец был крепок и смел,
В нем кипела, играла любовь.
А матрос с каждым шагом слабел -
Горлом хлынула алая кровь.

Оборванец над трупом присел,
И в лицо на врага посмотрел.
Брата в парне убитом узнал,
Отвернулся и тихо сказал:

Припев.

Ликовала, шумела толпа,
И стоял оборванец босой.
Вдруг в толпе он увидел ее -
Та смеялась, играя косой.

Оборванец вдруг к ней подскочил,
Острым взглядом ее он пронзил,
И все той же дрожащей рукой
Острый нож в ее сердце вонзил.

А когда ночью в створки ворот
Постучал полицейский обход,
Оборванец стал бледен как мел,
Отвернулся и тихо запел:

Припев.

Неизвестный источник



3. Есть в Италии маленький дом...

Есть в Италии маленький дом,
Он стоит на обрыве крутом,
Каждый вечер в двенадцать часов
Старый негр отпирает засов.

И за тенью сменяется тень,
И скрипит под ногами ступень,
Там за пару распущенных кос
С оборванцем подрался матрос.

Оборванец был молод, силен,
В нем кипела, играла любовь,
А матрос был чахоткой сломлен,
С горла хлынула алая кровь.

Оборванец над трупом присел,
Чтоб врага разглядеть своего,
И в убитом он брата узнал,
Не пришлось ему прежде узнать.

Ликовала, гудела толпа,
И рыдал оборванец босой,
Только рядом стояла она,
Шаловливо играя косой.

Оборванец, шатаясь, привстал,
Нужных слов ей сказать не сумел,
И вонзил острый нож под косу,
Та упала под ноги ему.

Ликовала, гудела толпа,
И рыдал оборванец босой,
Лишь тихонько лежала она,
С перекинутой набок косой.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.

Аналогичный вариант - Как на Дерибасовской... Песни дворов и улиц. Книга первая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 132-134. Строка 4 "Там слуга отпирает засов".



4. Есть в Италии маленький дом

Есть в Италии маленький дом,
Он стоит на обрыве крутом.
Каждый вечер, в двенадцать часов,
Старый негр отпирает засов.

И скрипит под ногами ступень,
И на розы спускается тень.
Из-за пары распущенных кос
С оборванцем подрался матрос.

Оборванец был очень силен,
В нем кипела, играла любовь;
И вконец обессилел матрос —
С горла хлынула алая кровь.

Оборванец над трупом присел,
Чтоб врага своего разглядеть,
В нем он брата родного узнал,
Оборванец босой зарыдал.

Ликовала, шумела толпа,
И рыдал оборванец босой,
Лишь тихонько стояла она,
Белокурая, с длинной косой.

Оборванец лишь к ней подошел,
И других он слов не нашел,
Острый ножик вонзил под косой.
Та упала прям в ноги ему.

Ликовала, шумела толпа,
И рыдал оборванец босой,
Лишь тихонько лежала она,
Белокурая, с длинной косой.

С несуществующего ныне сайта Александра Кантемировского "Узелочек".



5. Один раз живем

Дорога в жизни одна,
В могилу всех ведет она.
И как ты по ней ни пойдешь,
Ты смерть свою всюду найдешь.

Есть в Лиссабоне маленький дом
На окраине в поле пустом.
Там ночью гуляют и пьют,
Все выпьют и снова нальют.

Там ровно в двенадцать часов
Слуга поднимает засов.
И снова гуляют и пьют
И песню такую поют:

«Один раз в жизни живешь.
Что можешь, от жизни берешь.
Днем раньше, днем позже умрешь,
Но прошлого ты не вернешь».

Из-за пары заплетенных кос
С оборванцем подрался матрос.
Подстрекаемый шумной толпой,
Оборванца ударил рукой.

И сцепились два тела, дрожа,
И скрестились два острых ножа.
Оборванец был молод и смел,
Одолеть он матроса сумел.

Чтобы лучше врага рассмотреть,
Он решил перед трупом присесть.
Но тотчас же над ним застонал:
Он по родинке брата узнал.

И тотчас в маленький двор
Вошел полицейский дозор.
Оборванец был дерзок и смел,
Поднял брата и громко запел:

«Один раз в жизни живешь.
Что можешь от жизни берешь.
Днем раньше, днем позже умрешь,
Но прошлого ты не вернешь».

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


Близкий вариант:

Есть в Батавии маленький дом…

Есть в Батавии маленький дом
На окраине, в поле пустом.
Там ночью гуляют и пьют,
Все выпьют и снова нальют.

Там ровно в двенадцать часов
Слуга поднимает засов.
И снова гуляют и пьют
И песню такую поют:

«Дорога в жизни одна,
Всех к смерти ведёт она.
Днём раньше, днём позже умрёшь,
Прошедшего ты не вернёшь.

Один раз в жизни живёшь,
Что можешь от жизни берёшь,
Но девушек пылких
И рома в бутылках
С собой на тот свет не возьмёшь, да-да-да!»

Из-за пары растрёпанных кос
С оборванцем подрался матрос:
Подстрекаемый шумной толпой,
Оборванца ударил рукой.

И сцепились два тела, дрожа,
И скрестились два острых ножа.
Оборванец был молод и смел,
Одолеть он матроса сумел.

И, чтоб лучше врага рассмотреть,
Он решил перед трупом присесть.
Но тотчас же над ним застонал:
Он по родинке брата узнал.

Тут в дом через узенький двор
Вошёл полицейский дозор.
Оборванец был дерзок и смел,
Поднял брата и громко запел:

«Дорога в жизни одна,
Всех к смерти ведёт она.
Днём раньше, днём позже умрёшь,
Прошедшего ты не вернёшь.

Один раз в жизни живём,
Что можешь от жизни берём,
Но девушек пылких
И рома в бутылках
С собой на тот свет не возьмём, да-да-да!»

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.