МАКАО

В Макао какао стаканами пьют,
По скалам шакалы как кошки снуют.
Лишь белое тело лежит на камнях -
Убили, убили, убили меня.

А-а-а…

Мне жалко туземцев - они голодны,
Но в спешке не сняли, мерзавцы, штаны
Испортится блюдо, как в дождь головня -
Испортят, испортят, испортят меня.

А-а-а…

Огромными каплями капает жир,
Наверно, неплохо я все-таки жил.
И вот уже вождь их слезает с коня -
Вкушает, вкушает, вкушает меня.

А-а-а…

И вот уже мне в пятку вонзилось копье.
Я рад, что им нравится мясо мое.
Друг друга подальше от пищи гоня,
Сожрали, сожрали, сожрали меня.

А-а-а…

В Макао какао стаканами пьют.
По скалам шакалы как кошки снуют.
И стар здесь, и мал здесь и наг здесь, и гол,
Но где же, но где же советский посол.

А-а-а…

Гуманным он был человеком, друзья,
Но с негром иначе, представьте, нельзя.
Однажды на море пошел и пропал.
Газеты писали - виновен шакал!

А-а-а…

Отмечу, что "фирменным" циклом песен середины и второй половины 80-х в экспедиции был т. н. "библейский цикл", включавший "Магдалину", "Магдалу" и "Мы сидели позднею вечерей". Кажется, в других экспедициях Северо-Запада эти песни "не пошли", во всяком случае, в Изборской экспедиции они не прижились, хотя и исполнялись неоднократно во время общих псковско-изборских застольев. Популярностью пользовались также "Кисанька" (пелась как подражание "жгучим романсам") и "Макао". Последняя, как будто бы, широко по экспедициям не пошла. Воспроизвожу ее текст по записи 1985 г.

С. Белецкий. Заметки к истории песен в археологических экспедициях. Песни Псковской экспедиции Эрмитажа / Далекое прошлое Пушкиногорья. Выпуск 6. Песенный фольклор археологических экспедиций. Сост. С. В. Белецкий. Санкт-Петербург, 2000.




  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: