МЕСЯЦ ЧЕРНЫЕ БРОВИ НАСУПИЛ

Месяц черные брови насупил,
Чьи-то кони стоят у двора.
Не вчера ли я молодость пропил,
Разлюбил ли тебя я вчера?

Не храпи, запоздалая тройка,
Наша жизнь пронеслась без следа.
Может, завтра больничная койка
Успокоит меня навсегда.

Может, завтра совсем по-иному
Я уйду, исцеленный навек.
Слушать песни дождей и черемух,
Чем здоровый живет человек.

Пью за все. Что с того, что пью я,
Разве можно за это ругать?
Ведь на этой пьяной планете
Родила меня бедная мать.

Месяц харю полощет в луже,
Сверху льется лиловый сатин.
Я стою, никому не нужен,
Позабыт и как прежде один.

Никого у меня не осталось,
Ни родных, ни друзей, ни врагов.
Да и счастье куда-то умчалось
В даль далеких сибирских снегов.

Российские вийоны. – М.: ООО «Издательство АСТ», ООО «Гея итэрум», 2001 – без указания авторства.


Основано на стихотворении Сергея Есенина «Вечер черные брови насопил…» (см. ниже; практически без изменений заимствованы три первые строфы; первая строфа использована также в песне "Запоздалая тройка").



ОРИГИНАЛЬНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Вечер черные брови насопил…

Сергей Есенин

Вечер черные брови насопил.
Чьи-то кони стоят у двора.
Не вчера ли я молодость пропил?
Разлюбил ли тебя не вчера?

Не храпи, запоздалая тройка!
Наша жизнь пронеслась без следа.
Может, завтра больничная койка
Успокоит меня навсегда.

Может, завтра совсем по-другому
Я уйду, исцеленный навек,
Слушать песни дождей и черемух,
Чем здоровый живет человек.

Позабуду я мрачные силы,
Что терзали меня, губя.
Облик ласковый! Облик милый!
Лишь одну не забуду тебя.

Пусть я буду любить другую,
Но и с нею, с любимой, с другой,
Расскажу про тебя, дорогую,
Что когда-то я звал дорогой.

Расскажу, как текла былая
Наша жизнь, что былой не была…
Голова ль ты моя удалая,
До чего ж ты меня довела?

1923

С. Есенин. Собр. соч. в 3 т. Т. 1. М., «Правда», 1970 - («Б-ка отечественной классики»).



«Голова ль ты моя удалая…» - первая строка одноименной каторжной песни


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: