ОДЕССА-МАМА

Слова и музыка Евгения Аграновича и Бориса Смоленского

В тумане тают белые огни:
Сегодня мы уходим в море прямо…
Поговорим за берега твои (ой вы!),
Родимая моя Одесса-мама.

Мне там знакомо каждое окно,
Там девочки портовые такие!
Ах, больше мне не пить твое вино (ой вы!)
И клешам не утюжить мостовые.

В Москве же все горланят и гремят,
Луна озарена огнем рекламы.
Ну кто ж заменит мне тебя (ой вы!),
Родимая моя Одесса-мама.

Мы все хватаем звездочки с небес:
Наш город гениальностью известен –
Утесов Леня парень фон Одесс (ой вы!)
И Инбер тоже, Бабель – из Одессы.

Сам Агасфер, старик-космополит,
Лечил в Одессе стрепанные нервы.
В своих трудах он прямо говорит (ой вы!):
Одесса – это мама номер первый.

Был Одиссей, бесспорно, одессит –
За это вам не может быть сомненья.
А Сашка Пушкин тем и знаменит (ой вы!),
Что здесь он вспомнил чудное мгновенье.

Ты мне – один-единственный маяк.
Мне жить теперь так грустно и отвратно!
Ой, гоб рахмонес, мамочка моя (ой вы!),
Ой, мамочка, роди меня обратно!



Запрещенные песни. Песенник. / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 2-е изд. М., «Современная музыка», 2004.


Песня написана перед Великой Отечественной войной Евгением Аграновичем и Борисом Смоленским. По словам Аграновича, для нее была использована "одесская-еврейская" мелодия. См. также песню "Города, конечно, есть везде" - их куплеты на практике перемешались.


ВАРИАНТЫ (6)

1. Одесса-мама


Слова и музыка Е. Аграновича и Б. Смоленского

В тумане тают белые огни...
Сегодня мы уходим в море прямо.
Поговорим за берега твои,
Родимая моя Одесса-мама.

Мне здесь родиться было суждено
И каждый день любить тебя впервые.
Одесса, мне не пить твое вино
И клешам не утюжить мостовые.

Мы все хватаем звездочек с небес.
Наш город гениальностью известен:
Утесов Леня - парень фун Одесс,
А Инбер тоже бабель из Одессы.

Сам Агасфер - старик космополит
Лечил в Одессе стрепанные нервы.
В своих трудах он прямо говорит:
Одесса - это мама номер первый!

Был Одиссей бесспорно одессит,
За это вам не может быть сомненья!
А Сашка Пушкин тем и знаменит,
Что здесь он вспомнил чудного мгновенья.

Ты мне один-единственный маяк.
Мне жить теперь так трудно и отвратно...
О сжалься, сжалься, мамочка моя,
Ой мамочка, роди меня обратно!

1938-1951

Антология бардовской песни. Автор-составитель Р. Шипов - М.: Изд-во Эксмо, 2006.


2. Из всех известных в мире городов...

Из всех известных в мире городов
Я больше всех Одессу уважаю.
И буду воспевать у берегов,
И мысленно встаю и засыпаю.

Ровнее улиц в мире нет нигде,
И с кем хотите я поспорю:
Куда в Одессе не пойдешь,
Тудою можно выйти к морю.

Одесский вор, он тоже знаменит —
С другими нету никакого сходства.
Япончик Мишка, пусть он был бандит,
Но сколько в нем печати благородства!

Или возьмем, к примеру, Беня Крик...
Вы Молдаванки короля не знали?
Какой размах, какой бандитский шик;
Знакомство с ним за гордость почитали.

Пришел я с места этого и встал,
Скажу вам точно и определенно:
Утёсов никогда бы им не стал
Без Молдаванки и без Ланжерона.

За Бальзака не буду говорить,
Что он во Франции набрался вдохновенья,
А Саша Пушкин тем и знаменит,
Что здесь он вспомнил чудного мгновенья.

Эмиля Гилельс! Кто ж его не знает?!
У нас его дразнили Милька-рыжий.
Теперь он за Одессу забывает
И помнит только Лондон и Париж.

Примером всем актерам и актрисам
Наш Ося, как маяк, стоит.
Пускай теперь он пишется Борисов,
Но он же стопроцентный одессит.

А Додик Ойстрах, чтоб он был здоров!
Его же вся Италия боится,
Его же скрипки звук таков,
Что вся Одесса им гордится.

Я за Одессу вам веду рассказ:
Бывают драки с матом и без мата,
Но если вам в Одессе выбьют глаз,
То этот глаз уставит вам Филатов.

Одесса-мама радует мой глаз,
И об нее вздыхает моя лира.
И верю я, что недалек тот час,
Когда Одесса станет центром мира.

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.


3. Одесса-мама


Из всех известных в мире городов
Я больше всех Одессу уважаю
И буду воспевать у берегов,
Где мысленно встаю и засыпаю.

Ровнее улиц в мире нет нигде,
И с кем хотите я поспорю:
Кудой в Одессе не пойдешь -
Тудою можно выйти к морю.

Одесский вор - особо знаменит,
С другими нету никакого сходства.
Япончик Миша - пусть он был бандит,
Но сколько в ем печати благородства!

Или возьмем, к примеру, Беню Крик.
Вы Молдаванки короля не знали?
Какой размах, какой бандитский шик...
Знакомство с ним за почесть почитали.

И чтоб я с места этого не встал,
Скажу вам точно и определенно:
Утесов никогда бы им не стал
Без Молдаванки и без Ланжерона.

За Бальзака не буду говорить,
Что он во Франции набрался вдохновенья,
А Саша Пушкин тем и знаменит,
Что здесь он вспомнил чудного мгновенья.

А Эмми Гилельс!? Кто ж его не знает?
У нас его дразнили "Милька-рыжий".
Теперь он за Одессу забывает,
И помнит только Лондона с Парижем.

А Додик Ойстрах - чтоб он был здоров!
Его же вся Италия боится.
Его же скрипки звук такой,
Что вся Одесса им гордится!

Я за Одессу вам веду рассказ:
Бывают драки с матом и без мата,
Но если вам в Одессе выбьют глаз,
То этот глаз увставит вам Филатов.

Одесса-мама радует мой глаз,
И об ее вздыхает моя лира,
И верю я, что недалек тот час,
Когда Одесса станет центром мира!

Из всех известных в мире городов
Я больше всех Одессу уважаю
И буду воспевать у берегов,
Где мысленно встаю и засыпаю...

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, "Мангазея", 2001, стр. 167-168.


4. Из всех известных в мире городов...

Из всех известных в мире городов
Я больше всех Одессу уважаю.
И буду воспевать у берегов,
Где мысленно встаю и засыпаю…

Ровнее улиц в мире нет нигде,
И с кем хотите я поспорю:
Кудой в Одессе не пойдешь,
Тудою можно выйти к морю.

Одесский вор – он тоже знаменит -
С другими нету никакого сходства.
Япончик Миша, пусть он был бандит,
Но сколько в нем печати благородства!

Иль возьмем, к примеру, Беню Крик...
Вы Молдаванки короля не знали?
Какой размах, какой бандитский шик;
Знакомство с ним за почесть почитали.

И чтоб я с места этого не встал,
Скажу Вам точно и определенно:
Утесов никогда бы им не стал
Без Молдаванки и без Лонжерона.

За Бальзака не буду говорить,
Что он во Франции набрался вдохновенья,
Но Саша Пушкин тем и знаменит,
Что здесь он вспомнил чудного мгновенья.

- Благодаря кому вы стали поэтессой? –
У Веры Инбер я хотел спросить.
Все знают, что вы - тетя из Одессы,
Так обо что мы будем говорить?

А Эмма Гилельс! Кто ж его не знает?!
У нас его дразнили Милька-рыжий.
Теперь он за Одессу забывает
И помнит только Лондона с Парижем.

Примером всем актерам и актрисам
Наш Ося, как маяк, стоит.
Пускай теперь он пишется "Борисов",
Но он же стопроцентный одессит.

А Додик Ойстрах - чтоб он был здоров! -
Его же вся Италия боится,
Его же скрипки звук таков,
Что вся Одесса им гордится!

Я за Одессу вам веду рассказ:
Бывают драки с матом и без мата.
Но если вам в Одессе выбьют глаз,
То этот глаз увставит вам Филатов.

Одесса-мама радует мой глаз,
И об ее вздыхает моя лира,
И верю я, что недалек тот час,
Когда Одесса станет центром мира!

Как на Дерибасовской... Песни дворов и улиц. Книга первая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 21-25.


Близкий вариант:

Одесса-мама

Из всех известных в мире городов
Я больше всех Одессу уважаю.
И буду петь о городе у берегов,
Где мысленно встаю и засыпаю…

Ровнее улиц в мире нет нигде,
И с кем хотите я поспорю:
Кудой в Одессе не пойдешь,
Тудою можно выйти к морю.

Одесский вор – он тоже знаменит:
С другими нету никакого сходства.
Япончик Миша, пусть он был бандит,
Но сколько в нем печати благородства!

Иль возьмем, к примеру, Беню Крика...
Вы Молдаванки короля не знали?
Какой размах, и сколько было шика,
Знакомство с ним за честь считали.

И чтоб я с места этого не встал,
Могу сказать вам точно и определенно:
Утесов никогда бы им не стал
Без Молдаванки и без Лонжерона.

За Бальзака не буду говорить,
Что он во Франции набрался вдохновенья,
Но Саша Пушкин тем и знаменит,
Что здесь он вспомнил чудное мгновенье.

«Благодаря чему вы стали поэтессой? –
У Веры Инбер я хотел спросить. –
Все знают, что вы родом из Одессы,
Так обо что мы будем говорить?»

А Эмма Гилельс! Кто ж его не знает?!
У нас его дразнили Милька-рыжий.
Теперь он за Одессу забывает
И помнит только Лондона с Парижем.

Примером всем актерам и актрисам
Наш Ося, как маяк, стоит.
Пускай теперь он пишется Борисов,
Но он же стопроцентный одессит.

А Додик Ойстрах - чтоб он был здоров!
Его же вся Италия боится,
Его же скрипки звук таков,
Что вся Одесса им гордится!

Я за Одессу вам веду рассказ:
Бывают драки с матом и без мата.
Но если вам в Одессе выбьют глаз,
То этот глаз уставит вам Филатов.

Одесса-мама радует мой глаз,
И об ее вздыхает моя лира.
И верю я, что недалек тот час,
Когда Одесса станет центром мира!

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


5. Из всех известных в мире городов…

Из всех известных в мире городов
Я больше всех Одессу уважаю.
И буду воспевать я чудных берегов,
Где мысленно встаю и засыпаю.

Откудова на город ни взгляни,
Кругом раскинулась картина мировая.
Хочь режь ножом и хочь огнем пали,
Я в мире лучше города не знаю.

Ровнее улиц в мире нет нигде,
И с кем хотите в мире я поспорю:
Кудою ты в Одессе ни пойдешь,
Тудою можешь выйти прамо к морю.

Одесский вор – он тоже знаменит,
С другими ворами он не имеет сходства.
Япончик Мишка, пусть он был бандит,
Но сколько на нему печати благородства!

Иль возьмем, к примеру, Беню Крик...
Вы Молдаванки короля не знали?
Какой размах! Какой бандитский шик!
Знакомство с ним за гордость почитали.

И чтоб я с места этого не встал,
Скажу вам точно и определенно:
Утесов никогда б Утесовым не стал
Без Молдаванки и без Ланжерона.

За Бальзака не буду говорить,
Пусть он во Франции набрался вдохновенья,
Но Саша Пушкин тем и знаменит,
Что здесь он вспомнил чудного мгновенья.

- Благодаря кого вы стали поэтессой? –
У Веры Инбер я хочу спросить. –
Все знают, что вы родом из Одессы,
Так обо что мы будем говорить!

Эмиля Гилельс, кто ж его не знает!
У нас его дразнили Милька-Рыжий.
Теперь он за Одессу забывает
И помнит только Лондон и Парижи.

А Додик Ойстрах, чтоб он был здоров!
Его же вся Италия боится!
А звук евойной скрипочки таков,
Что вся Одесса-мама им гордится.

- Я тоже город и большой курорт! –
С Одессой часто-часто Ницца дразнится.
Но умный человек всегда поймет,
Что между ними две большие разницы.

Я за Одессу вам веду рассказ:
Бывают драки с матом и без мата.
Но если вам в Одессе выбьют глаз,
То этот глаз уставит вам Филатов.

Одесса-мама радует мой глаз,
И об нее вздыхает лира.
И я уверен: недалек тот час,
Когда Одесса станет центром мира!

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. - М.: Эксмо, 2006.


6. Виднеются в тумане огоньки

Виднеются в тумане огоньки,
В море уходим утром рано.
Поговорим о берегах твоих,
О милая моя Одесса-мама!

Здесь мне знакомо каждое окно,
Здесь девочки хорошие такие!
Одесса, мне не пить твоё вино
И не утюжить клёшу мостовые.

Мы звёздочки хватаем из небес,
Одесса гениальностью известна.
Утесов Лёнька – парень-молодец
Илюша Малер – тоже из Одессы.

Багрицкий Эдуард был одессит,
И здесь же он слагал стихотворенья.
А Саша Пушкин тем и знаменит,
Что здесь он вспомнил чудное мгновенье.

Моряк в Москве имеет бледный вид,
Качаясь, словно стебель на бульваре.
Одесса ж огоньком его манит:
«Вернись моряк, скорей к любимой маме!»

Одесса – мой единственный маяк,
Мне без тебя так грустно и затратно!
О, милый образ, мамочка моя!
Одесса, ты верни меня обратно!

Расшифровка фонограммы Алика Берисона под баян, ок. 1968-69 гг.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: