НА ДАЛЬНЕЙ СТОРОНКЕ

Слова и музыка неизвестных авторов

Как на дальней сторонке громко пел соловей,
А я мальчик на чужбине, далеко от людей. (2 раза)

Позабыт-позаброшен с молодых юных лет,
Я остался сиротою, счастья-доли мне нет.

Вот и холод и голод, он меня изморил,
А я, мальчик, еще молод это все пережил. (2 раза)

Ох, умру я, умру я, похоронят меня,
И никто не узнает, где могилка моя.

И никто не узнает, и никто не придет,
Только раннею весною соловей пропоет.

Пропоет и просвищет и опять улетит,
А моя скромна могилка одиноко стоит. (2 раза)

С фонограммы Жанны Бичевской, альбом «Старые русские народные деревенские и городские песни и баллады», Часть 1, ZeKo Records, 1996. В принципе, можно либо повторять каждую вторую строку, либо вообще никаких строк не повторять.


Обычно называется "Позабыт-позаброшен". Непонятно, когда возникла. В репертуре Жанны Бичевской дается как народная. Вариантов много, включая блатные. Логично предположить, что песня в основе своей дореволюционная, а блатные варианты - поздние обработки.


ВАРИАНТЫ (10)

1.



Позабыт, позаброшен
С молодых юных лет,
Я остался сиротою,
Счастья в жизни мне нет.

И один на чужбине
Уж давно я живу,
И родного уголочка
Я нигде не найду.

Вот нашел уголочек,
Да совсем не родной:
В исправдоме за решеткой,
За кирпичной стеной.

Вот умру, вот умру я,
Похоронят меня,
И никто не узнает,
Где могилка моя.

На мою на могилку
Уж никто не придет,
Только раннею весною
Соловей пропоет…

Запрещенные песни. Песенник. / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 2-е изд. М., «Современная музыка», 2004.


2. Сирота

Во саду при долине громко пел соловей,
А я, мальчишка на чужбине, позабыл всех друзей.

Позабыт, позаброшен с молодых-юных лет.
Я остался сиротою, счастья в жизни мне нет.

Часто мне приходилось под заборами спать,
Еще чаще приходилось хлеб с водою хлебать.

Вот возьму и помру я, похоронят меня,
И родные не узнают, где могилка моя.

На мою на могилку, знать, никто не придет,
Только ранней весною соловей пропоет.

Пропоет и просвищет, и опять улетит,
А сиротская могилка одиноко стоит.

Позабыт, позаброшен с молодых-юных лет.
Я остался сиротою, счастья в жизни мне нет.

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.



3. Позабыт-позаброшен

Там, в саду при долине,
Громко пел соловей,
А я, мальчик, на чужбине
Позабыт от людей.

Позабыт-позаброшен
С молодых юных лет,
А я мальчик-сиротинка,
Счастья-доли мне нет.

Я чужой на чужбине
И без роду живу,
И родного уголочка
Я нигде не найду.

Вот нашел уголочек,
Да и тот не родной —
В исправдоме за решеткой,
За кирпичной стеной.

Привели, посадили,
А я думал — шутя.
А наутро объявили:
— Расстреляют тебя.

Вот убьют, похоронят,
И не будет меня,
И никто не узнает,
Где могилка моя.

На мою на могилку,
Знать, никто не придет.
Только раннею весною
Соловей пропоет.

Пропоет, прощебечет
И опять улетит,
Моя бедная могилка
Одиноко стоит.

У других на могилках
Все цветы да венки —
У меня, у сиротинки,
Обгорелы пеньки.

Там, в саду при долине,
Громко пел соловей,
А я, мальчик, на чужбине
Позабыт от людей.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.


См. также песню "Три гудочка":

...Привели, посадили,
Сперва думал — шутя.
А потом объявили:
— Расстреляют тебя!


И "Пришел уж час - пора расстаться...":

Меня схватили, посадили
И все как будто бы шутя,
А на утро заявили,
Расстреляем мы тебя.


4.



1. Там в саду при долине
Громко пел соловей,
А я, мальчик, на чужбине
Позабыт у людей.

2. Позабыт-позаброшен
С молодых, юных лет,
Я остался сиротою,
Счастья-доли мне нет.

3. У других есть родные,
Приласкают порой.
А меня все обижают,
И для всех я чужой.

4. Вот и холод, и голод –
Он меня изнурил,
Но я, мальчик, еще молод –
Это все пережил.

5. Вот умру я, умру я,
Похоронят меня.
И никто не узнает,
Где могилка моя.

6. На мою на могилку,
Знать, никто не придет.
Только раннею весною
Соловей пропоет.

7. Пропоет, громко свистнет
И опять улетит.
А моя-то могилка
Одиноко стоит.

Последнее двустишие куплетов повторяется

Слова и музыка — не позднее 1922 года. Песня исполняется в кинофильме "Путевка в жизнь" (1931).

Шел трамвай десятый номер… Городские песни. Для голоса в сопровождении фортепиано (гитары). / Сост. А. П. Павлинов и Т. П. Орлова. СПб., "Композитор – Санкт-Петербург", 2005.



5. На чужбине

Там, вдали при долине,
Громко пел соловей...
А я мальчик на чужбине
Позабыт от людей.

Позабыт, позаброшен
С молодых юных лет,
Я остался сиротою,
Счастья-доли мне нет.

Я куда ни поеду,
Я куда ни пойду,
А родного уголочка
Для себя не найду.

Вот нашел уголочек,
Да и тот не родной —
В исправдоме за решеткой,
За кирпичной стеной.

Привели, посадили,
А я думал шутя.
А наутро объявили:
«Расстреляют тебя».

Вот убьют, похоронят,
И не будет меня,
И родные не узнают,
Где могила моя.

На мою на могилку,
Знать, никто не придет.
Только ранней весною
Соловей пропоет.

Пропоет, прощебечет,
И опять улетит...
Моя бедная могилка
Одиноко стоит.

У других на могилках
Все венки да цветы.
У меня, сиротинки,
Обгорели пеньки.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


6. Позабыт-позаброшен

Там, в саду при долине,
Громко пел соловей,
А я, мальчик, на чужбине
Позабыт от людей.

Позабыт-позаброшен
С молодых ранних лет,
Я остался сиротою,
Счастья-доли мне нет.

Я чужой на чужбине
И без роду живу,
И родного уголочка
Я нигде не найду.

А нашел уголочек,
Так и тот не родной:
В исправдоме за решеткой,
За кирпичной стеной.

Вот умру я, умру я,
Похоронят меня.
И никто не узнает,
Где могилка моя.

И никто не узнает,
И никто не придет.
Только раннею весною
Соловей пропоет.

Пропоет и просвищет
Над могилой моей,
Что я, мальчик, на чужбине
Позабыт от людей.

У других на могилках
Всё цветы да венки,
У меня, у сиротинки -
Обгорелы пеньки.

Там, в саду при долине
Звонко пел соловей.
А я, мальчик, на чужбине
Позабыт от людей.

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. - М.: Эксмо, 2006.


7.


1. Позабыт, позаброшен
С молодых юных лет,
Я остался сиротою,
Счастья в жизни мне нет.

2. У других есть родные,
Приласкают порой.
А меня все обижают,
И для всех я чужой.

3. И один на чужбине
Уж давно я живу,
И родного уголочка
Я нигде не найду.

4. Вот нашел уголочек,
Да совсем не родной:
В исправдоме за решеткой,
За кирпичной стеной.

5. Вот умру, вот умру я,
Похоронят меня,
И никто не узнает,
Где могилка моя.

6. На мою на могилку,
Знать, никто не придет.
Только раннею весною
Соловей пропоет.

7. Пропоет, громко свистнет
И опять улетит.
А моя-то могилка
Одиноко стоит.

Две последние строки куплетов повторяются

Павленко Б.М. «На Дерибасовской открылася пивная...»: песенник: популярные дворовые песни с нотами и аккордами / Сост. Б.М. Павленко. - Ростов н/Д: Феникс, 2008. - (Любимые мелодии). C. 72.



8. Там, в саду при долине...

Там, в саду при долине,
Громко пел соловей.
А я, мальчик, на чужбине
Позабыт от людей.

Позабыт, позаброшен
С молодых, юных лет.
Я остался сиротою,
Счастья в жизни мне нет.

Я чужой на чужбине
И без роду живу,
И родного уголочка
Я нигде не найду.

Часто мне приходилось
Под заборами спать.
Еще чаще приходилось
Хлеб с водою хлебать.

Вот нашел уголочек,
Да и тот не родной, —
В КПЗ за решеткой,
За кирпичной стеной.

Привели, посадили,
Я-то думал — шутя.
А они объявили:
— Расстреляем тебя.

Вот убьют и умру я,
Похоронят меня.
И никто не узнает,
Где могилка моя.

И на эту могилку,
Знать, никто не придет.
Только ранней весною
Соловей пропоет.

Пропоет и просвищет
И опять улетит.
А сиротская могилка
Одиноко стоит.

У других на могилках
Все цветы да венки.
У меня, сиротинки,
Только листья, пеньки.

Позабыт, позаброшен
С молодых юных лет.
Я остался сиротою,
Счастья в жизни мне нет.

Черный ворон. Песни дворов и улиц. Книга вторая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 271-273.


9. Позабыт, позаброшен

Там, в саду, при рябине,
Громко пел соловей,
А я, мальчик, на чужбине,
Позабыт от людей.

Позабыт, позаброшен
С молодых, юных лет,
Я остался сиротою,
Счастья-доли мне нет.

Часто мне приходилось
Под заборами спать,
Еще чаще приходилось
Хлеб с водою глотать.

Вот и холод и голод,
Он меня изморил,
А я, мальчик, еще молод,
Это все пережил.

И куда ни поеду,
И куда ни пойду,
Уголочка родного
Для себя не найду.

Вот нашёл уголочек,
Да и тот не родной:
В исправдоме за решеткой,
За кирпичной стеной.

Вот умру я, умру я,
Похоронят меня,
И никто не узнает,
Где могилка моя.

На мою на могилку,
Знать, никто не придет,
Только раннею весною
Соловей пропоет.

Пропоет и просвищет,
И опять улетит,
А сиротская могилка
Одинока стоит.

У других на могилках
Всё венки да цветы.
У меня, сиротинки,
Обгорелы пеньки.

«Жалостливая» песня из репертуара бродяжек царской России — наряду с «Разлука ты, разлука» и др. Была чрезвычайно популярна в Гражданскую войну и в 20-30-е годы прошлого века.

В своей книге рассказов «Гранит и синь» писатель Вадим Сафонов (родился в 1904 году) утверждает, что песню написал он в годы Гражданской войны, когда бродяжил мальчишкой по России. Ни подтвердить, ни опровергнуть эту версию не представляется возможным.

Здравствуй, моя Мурка!: Лучшие блатные и уличные песни / Сост., предисл. и коммент. А.А. Сидорова. - М.: ПРОЗАиК, 2010. С. 16-18.



10. Как в саду при долине...

Как в саду при долине
Вот пропел соловей,
А я мальчик на чужбине
Позабыт от людей.
Позабыт, позаброшен,
С молодых юных лет
Я остался сиротою,
Счастья доли мне нет.
Мой холод и голод
Он меня изнурил,
А я мальчик еще молод
Это все пережил.
Других сожалеют,
Приласкают порой,
А меня все обижают
И для всех я чужой.
Я чужой на чужбине,
Я без роду живу,
И нигде я родного
Уголка не найду.
Вот нашел уголок
Да и тот мне чужой,
Надоела эта жизнь мне,
Я ищу себе покой.
Бывало, порою
Под открытым небом спал
И хлеб черствый с водою
Часто, часто вспоминал.
Умру я6 умру я,
Похоронят меня,
И нихто не узнает,
Где могила моя.
И нихто на могилу
На мою не придет,
Только раннею весною
Соловей пропоет.

Записано в г. Владивостоке.

Георгиевский А.П. Русские на Дальнем Востоке. Фольклорно-диалектологический очерк. Выпуск IV. Фольклор Приморья. Владивосток, 1929. — (Труды Дальневосточного государственного университета. Серия III. №9). С. 82.