САМ Я ВЯТСКИЙ УРОЖЕНЕЦ

Сам я вятский уроженец,
Много горького видал,
Всю Россию я объехал,
Даже в Питере бывал.

В этом Питере однажды
Я остался без порток —
Проигрался в стос (1) проклятый,
И пришлось идти на скок. (2)

Взял «фому» (3) и долотишко
И на дело похилял, (4)
И вечернею порою
На хавиру приканал. (5)

Прикандыбил (6) на хавиру
И как вкопанный я стал:
За столом, четыре чёрта
В карты резалися там.

Черти вмиг переглянулись,
Побелели, как мука:
Знают черти, что на деле
Не дрожит моя рука.

Я, браток, не фраернулся: (7)
Всех чертей под стол загнал,
Все их, звонкие червонцы
Сгрёб рукою со стола.

Сам я вятский уроженец... и т.д.

(1) Стос — азартная карточная игра (подробнее см. примечание к песне «Один поставил, другой — по кушу»).
(2) Скок — квартирная кража.
(3) «Фома», «фомка» — воровской ломик.
(4) Похилял, похлял — пошёл.
(5) Пришёл на квартиру.
(6) Прикандыбил — пришёл (устаревш.)
(7) Фраернуться — дать маху, опростоволоситься (от «фраер» в значении «простак», «олух»).

Старая уркаганская песня из разряда «картёжных». В настоящее время малоизвестна, зато известно её продолжение — «Ох, натискал так натискал», приведённое и в этом сборнике.
«Вятский уроженец» — вариация на тему известного народного сюжета игры пройдохи с чертями. Эта тема популярна не только в русском фольклоре, но и в народном творчестве других европейских стран.


ОХ, НАТИСКАЛ ТАК НАТИСКАЛ…

Ох, натискал так натискал! (1)
Скверно пахнет от вранья,
Рассказал ты свою долю —
Дай теперь совру и я.

Во Полтаве я родился,
Во Полтаве воровал,
3a турчанкой волочился, (2)
С нею в Турцию попал.

В Турции дела неплохи —
Турок много, русских нет.
И скажу я вам, ребята —
Жил я, словно Магомет.

Много турок я пограбил,
По карманам — Боже ж мой! —
Кошельков по триста на день
Доставал одной рукой.

Турки думали-гадали,
Догадаться не могли,
Собрались и всем шалманом (3)
К шаху с жалобой пошли.

Шах сказал им: «Басурманы,
Чтоб не пёрли кошельки,
Запирайте вы карманы
На висячие замки».

Но и тут я не промазал,
Тут я промаху не дал:
Долото достал большое,
Долотом замки сшибал.

Но Россия всё же манит,
Я в России родился
И с туманами (4) в кармане
Я в Россию подался.

Но в России я зашился: (5)
Магазин с подкопом брал,
На два кирпича ошибся —
И в уборную попал!

Две последние строки повторяются

(1) Тискать — рассказывать; «тискать роман» — рассказывать цветистуо байку.
(2) В некоторых вариантах этой песни к третьей строке каждого куплета обязательно добавлялось — «с Алехой» или «c Тимохой». Например:
«За турчанкой волочился, — (с Тимохой!) —
С нею в Турцию попал».

(3) Вариант следующих строк, где вместо «шаха» действует «султан» —
«Пятьдесят косых собрали
И султану отнесли.
Дал султан совет хороший...»

и далее по тексту. «Косая» — сотенная бумажка.
(4) Туманы — на «старой фене» так называли деньги. От иранской золотой монеты «туман» («томан»), которая чеканилась с XVIII по начало XX вв.
(5) Зашиться — попасться с поличным (устаревш., ред.)

Старая весёлая «жиганская» песня — продолжение песни «Сам я вятский уроженец». Является как бы ответом на песенные небылицы «вятского уроженца». Любопытно, что песня «Сам я вятский уроженец» сегодня мало известна в уголовном мире и среди популяризаторов блатного фольклора. А вот «Ох, натискал» исполняется в самых разных вариантах. Входила она и в репертуар Аркадия Северного — правда, в довольно усечённом виде.

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 166-168.


"Во Полтаве я родился..." - зачин каторжной песни конца XIX века.


Исполнение Виктора Кайе, передача "В нашу гавань заходили корабли", "5 канал", 12.09.2010:




ВАРИАНТЫ (4)

1. Сам я вятский уроженец


Сам я вятский уроженец,
Много горького видал,
Всю Россию я объехал (с Алехой!),
Даже в Турции бывал.

В Турции народу много,
Турок много — русских нет, русских нет,
И скажу я вам по чести (с Алехой!),
Жил я, словно Магомет.

Много турок покалечил
На дорогах, Боже мой, ах, Боже мой!
Кошельков по триста на день (с Алехой!)
Доставал одной рукой.

Турки думали-гадали,
Догадаться не могли, ах, не могли.
Собрались и всем шалманом (с Алехой!)
К шаху с жалобой пошли.

Шах им дал совет хороший:
— Чтобы были целы кошельки.
Запирайте вы карманы, эх, турки,
На висячие замки.

Но и тут я не промазал,
Нигде промаху не дал, да не дал:
Долото достал большое (с Алехой!),
Долотом замки сшибал.

Сам я вятский уроженец,
Много горького видал,
Всю Россию я объехал (с Алехой!),
Даже в Турцию попал.

В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996.


Близкий вариант:

Сам я вятский уроженец...


Сам я вятский уроженец,
Много горького видал,
Всю Россию я объехал, да, объехал,
Даже в Турции бывал.

В Турции народу много,
Турок много — русских нет, русских нет,
И скажу я вам по чести,
Жил я, словно Магомет.

Много турок покалечил
На дорогах, Боже мой, ах, Боже мой!
Кошельков по триста в день я
Доставал одной рукой.

Турки думали-гадали,
Догадаться не могли. Никак!
Собрались и всем шалманом
К шаху с жалобой пошли.

Шах им дал совет хороший:
— Чтоб были целы кошельки,
Запирайте вы карманы, эх, турки, турки,
На висячие замки!

Но и тут я не промазал,
Нигде промаху не дал, да не дал:
Долото достал большое,
Долотом замки сшибал.

Сам я вятский уроженец,
Много горького видал, да видал!
Всю Россию я объехал,
Даже в Турцию попал.

Черный ворон. Песни дворов и улиц. Книга вторая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 241-242.


2. Раз пришлось мне как-то летом

Раз пришлось мне как-то летом
В стоге сена ночевать.
Притомился я с дороги,
Стал тихонько засыпать.

Но не тут-то, братцы, было!
Сон нарушили, друзья, -
Разговаривали двое
Плюс мужские голоса.

Говорит один другому:
- Ты послушай-ка, браток.
Проигрался в стос проклятый,
И пришлось идти на скок.

Взяв фому и долотишко,
Быстро-быстро похилял
И к пяти часам, как время,
На хавиру приконал.

Прикондрючил на хавиру
И как вкопанный я встал –
За столом четыре черта,
Стос один из них достал.

Я и тут не фраернулся:
Всех чертей под стол загнал,
Все червончики прибрал их,
К туркам в гости уканал.

В Турции дела неплохи –
По карманам, боже ж мой!
Кошельков по тридцать на день
Доставал одной рукой.

Турки думали-гадали,
Догадаться не могли.
Пять косых они собрали,
К шаху с жалобой пошли.

Шах им дал совет хороший,
Чтоб были целы кошельки:
Запирайте вы карманы
На висячие замки.

Но и тут я не промазал,
Нигде промаху не дал:
Долото достал побольше –
Долотом замки сшибал.

Но Россия все же манит;
Я в России родился.
И с туманами в кармане
Я в Россию подался.

Но в России я ошибся:
Магазин с подкопа брал,
На два кирпича ошибся
И в уборную попал…

Раз пришлось мне как-то летом
В стоге сена ночевать.
Притомился я с дороги.
Стал тихонько засыпать…

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.


3. Я из России

Ох да и наворотил ты!
Пахнет скверно от вранья.
Рассказал ты свою долю.
А теперь совру и я.

Раз пришлось мне как-то летом
В стоге сена ночевать.
Притомился я с дороги,
Стал тихонько засыпать.

Но не тут-то, братцы, было –
Сон нарушили тотчас:
Разговаривают двое,
Да мужские голоса.

Говорит один другому:
Ты послушай-ка, браток,
Проигрался как-то раз я,
И пришлось идти на скок.

Взял фому и долотишко,
Быстро-быстро похилял.
И к пяти часам, как время,
На хавиру приканал.

Прихондричил на хавиру
И как вкопанный я встал:
За столом четыре черта
В карты резалися там.

Черти тут переглянулись,
Побелели как мука.
Знают черти, что на деле
Не дрожит моя рука.

Я, браток, не фраернулся:
Всех чертей под стол загнал.
Их червонцы прикарманил,
К туркам в гости уканал.

В Турции дела неплохи:
По карманам — боже ж мой! —
Кошельков по триста на день
Доставал одной рукой.

Турки думали-гадали,
Но придумать не смогли.
Пятьдесят косых собрали
И султану отнесли.

Дал султан совет им дельный:
«Чтоб были целы кошельки,
Запирайте вы, карманы
На висячие замки».

Все ж и тут я не промазал,
Провести себя не дал:
Долото я взял побольше,
Долотом замки сшибал,

Но Россия все же манит:
Я в России родился.
И с пиастрами в кармане
Я в Россию подался.

А в России что за чудо:
Бабы втюрились в меня,
Три куска они давали
Со словами: «Я твоя».

Но в России я споткнулся:
Магазин подкопом брал,
На два кирпича ошибся —
И в уборную попал.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).


4. Сам я вятский уроженец...

Сам я вятский уроженец,
Много в жизни повидал,
Всю Россию я объехал,
Даже в Турции бывал.

Раз пришлось мне как-то летом
В стоге сена ночевать.
Притомился я с дороги,
Стал тихонько засыпать.

Но не тут-то, братцы, было –
Сон нарушили тотчас:
Разговаривают двое,
Плюс мужские голоса.

Говорит один другому:
- Ты послушай-ка, браток,
Проигрался в стос проклятый,
И пришлось идти на скок.

Взял фому и долотишко,
Быстро-быстро похилял.
И к пяти часам, как время,
На хавиру приканал.

Прихондрычил на хавиру
И как вкопанный я встал:
За столом четыре чёрта
В карты резалися там.

Черти тут переглянулись,
Побелели как мука.
Им известно, что на деле
Не дрожит моя рука.

Я, браток, не фраернулся:
Всех чертей под стол загнал,
Все червончики их слямзил,
К туркам в гости уканал.

В Турции дела неплохи:
По карманам — Боже ж мой! —
Кошельков по тридцать на день
Доставал одной рукой.

Турки думали-гадали,
Но придумать не смогли.
Пятьдесят косых собрали
И султану отнесли.

Дал султан совет им дельный:
- Чтоб были целы кошельки,
Запирайте вы карманы
На висячие замки.

Но и тут я не промазал,
Нигде промаху не дал:
Долото я взял побольше,
Долотом замки сшибал.

Но Россия всё же манит,
Я в России родился.
И с пиастрами в кармане
Я в Россию подался.

Антология студенческих, школьных и дворовых песен / Сост. Марина Баранова. – М.: Эксмо, 2007.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: