САМОГОН

Бывали дни веселые,
Гулял я, молодец:
Гнал самогонку крепкую,
Попался наконец.

Вот дело было к вечеру,
Остался я один.
Взял тесто и отправился
В знакомый свой овин.

Там трубка с холодильником,
Костер мой на ходу,
С таким расчетом сделано,
Чтоб гнать не на виду.

Сижу, гляжу, как капает,
И греюсь у костра;
Стакан мой наполняется
И радует меня.

Наполнил все бутылочки,
Две банки и бидон. –
За каждую за капельку
Брать буду миллион.

Сижу я, призадумался,
Мечтаю про себя:
Немало заработано…
А сзади – цоп меня!

Вскочил я, как ужаленный,
И струсил в тот момент. –
Я вижу: с председателем
Пришел суровый мент.

Прикрыли мою фабрику
И присудили мне
Столько, сколько сказано
В сто сороковой статье.

В Можайск на принудиловку
Угонят молодца
За самогонку крепкую,
За трубку в три кольца.

В Можайске жить я буду,
Вагоны разгружать.
Придет октябрь – амнистия,
Приду домой опять.

Приду домой с отделкою,
Заквашу пудов пять,
Забуду принудиловку
И буду гнать опять.

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 3. М., Стрекоза, 2000.



Переделка популярной народной песни "Бывали дни веселые" (там же см. ноты), восходящей к балладе Прохора Горохова "Изменница" <1901>.


  




Ваша поддержка ускорит проект и победу разума: